Dyrogon Толкач 06.05.24 в 16:22

Как я провел Восьмое Марта (Глава 1)

Восьмое марта для меня началось двадцать третьего февраля.

В тот день жена с дочкой подарили мне шикарное кожаное компьютерное кресло, футболку с принтом «Сделано в СССР» и меховые комнатные тапочки. С креслом и тапками угадали, что называется, «в десяточку» — я круглый год живу на даче, бо́льшую часть времени провожу за компьютером, так что кресло — это моё «фсё», а теплые удобные тапки в наших сибирских ебенях, зимой даже поважнее кресла будут.

На мое замечание, мол, зачем такое дорогое кресло, можно ведь было что-то дешевле выбрать, дочь заметила, что ничего оно не дорогое, в любом случае, не дороже, чем путевка для нее с мамой в Эмираты на восьмое марта.


«Ни фига себе запросы» — подумал я и пошел советоваться с женой насчет дочкиного намека. Жена про Эмираты даже слышать не захотела, мотивируя тем, что, во-первых — для полета в Эмираты, им с дочкой перед посадкой в самолет придется надевать на себя холщовые мешки, длиной до пяток, и натягивать черные мусорные пакеты на голову, иначе их арестуют за оскорбление чувств бедуинов сразу же, после приземления в эмиратском аэропорту. А во-вторых — ей будет тяжело так быстро адаптироваться к жаре́ после наших морозов, и если уж она хотела бы слетать куда-то, то только туда, где не жарко и можно ходить без чалмы на голове.

— Решайте сами, — предложил я и вычеркнул этот вопрос из головы, ибо советовать что-то жене — для меня выйдет дороже.

Дня три мои девчонки просидели в интернете, выбирая подходящую страну для «слетать на восьмое Марта» и остановились на Турции: не жарко, тюрьма не грозит, море хоть еще и не прогрелось, но в отелях есть бассейны и путевки туда относительно недорогие — десятидневный тур на двоих выходит не дороже десяти моих кресел. Вылет — четвертого марта.

Ну и ладушки, решил я, и перевел деньги туристической фирме по указанным дочкой реквизитам

Четвертое и пятое марта прошли в телефонных разговорах с женой и дочкой: — «приехали, взлетели, сели, встали, вышли, переехали, сели, взлетели, прилетели, сели, вышли, о да тут тепло, а мы в куртках, приехали в отель, оооо класс, заселились, ура здесь почти все русские»

Шестого марта дочь поделилась радостью по телефону — она познакомилась с крупным турецким бизнесменом, его зовут Ахмет, он немного говорит по-русски, ему 24 года, у него прикольная борода, днем он занимается своим крупным бизнесом, а вечером подрабатывает в отеле спасателем в бассейне.

Я дочкину радость не разделил и предупредил, что если мой будущий внук родится с бородой и с отчеством Ахметович — пусть она домой лучше не возвращается, а остается в Турции, и пока курортный сезон не начался, пусть присматривает себе место рядом с Ахметом, уборщицей в бассейне, или посудомойкой на полставки.

— Ну паааапаааааааа!!! — отреагировала дочь и отключилась.

Седьмого марта утром жена с восторгом сообщила, что у них с дочкой через два часа экскурсия на Памукале.
Включил компьютер и узнал, что Памукале — это целебные источники, и пишется это слово с двумя «к» — Памуккале! Подумалось, что, судя по названию, эти целебные источники выкопали предки прибалтийских викингов.

Сижу, качаюсь в кресле, читаю в телеграмм-каналах новости. Новости таковы, что без хорошей кружки кофе их не осилить. Пока делал кофе, кот — Тайсоном зовут, — поцарапал спинку нового кресла, хорошо так поцарапал, если бы у меня была овчарка, то я бы подумал, что это не кот, а собака кресло погрызла. 

Поймал кота, натыкал мордой в поцарапанную спинку и объяснил, что так могли поступить только конченные падарасы, и что если бы он был не моим котом, а, скажем, жил у нашей соседки по даче, Веры Захаровны, то она уже давно сдала бы его на опыты в клинику «Шариков и Ко»

Нашел в кладовке свою старую рыбацкую энцефалитку и натянул ее на спику кресла, дабы скрыть царапины. Зла на кота не держу, мы с ним друг друга уважаем, а если иногда и случаются какие-то терки, то это не со зла, а из-за нашего межвидового недопонимания.

Зазвонил телефон

— Слушаю.

— Привет, Сергей!

— Привет, кто это?

— Это я, твой сосед Борисов, помнишь такого?

Юрия Михайловича Борисова моим «кровным» соседом не назвать, просто наши дачи находятся на одной улице, моя — в начале, а его — в конце. Работает он, то ли в городской, то ли в районной администрации мелким чиновником, но, несмотря на невысокий статус, имеет «под задницей» джип с личным водителем. Отношения у нас с ним на уровне «Привет-привет! Как дела? Пока-пока»

Лет пять назад он «по-соседски», за полцены, подогнал мне несколько кубов бетона, я тогда фундамент под гараж заливал. А я помог ему с внутридомовым электрохозяйством.

— Аааа, Михалыч, конечно помню. Что случилось?

— Да ничего такого, просто на даче на втором этаже свет пропал. Своего электрика вызванивать не хочу, он где-то в городе, а ты рядом. Поможешь?

— Михалыч, да не вопрос, конечно помогу.

— Щас подъеду.

Я оделся, покормил кота, приказал ему кресло не драть, собрал в небольшой кейс инструменты — мультиметр, фонарик, несколько отверток, раскладной нож для зачистки проводов, моток синей изоленты, плоскогубцы, дождался Михалыча и поехали. Пока ехали, он рассказал:

— Электричеством на даче занимается мой зять, но я не стал ему звонить, он сегодня ночью улетает в командировку в Китай на два месяца и ему сейчас не до моей дачи. Да и не хочу, чтобы жена узнала, что я на даче, я ей сказал, что еду по работе к хантам в родовые угодья, типа они там свои национальные праздники отмечают, проводы зимы, гонки на оленьих упряжках, и всё такое. Ну а сам на даче с одним нужным человечком тормознулся — надо с ним кой-какие вопросы порешать. Взяли шашлык, коньячок, девочек, короче — хотим поговорить, отдохнуть, чтобы никто не мешал. А тут, как назло, на втором этаже свет погас, там у меня и спальни, и душевые, так что без света вообще капец. Я уже и автоматами щелкал, и лампочки пробовал менять — ничего не помогает!

— Щас глянем, успокоил я его

Подъехали.

— Загоняй машину в гараж, я назад пешком прогуляюсь, погодка — класс! — Предложил я.

Погода действительно была хорошей — морозец градусов пять, снежок идет пушистый, ветра совсем нет. Обычно у нас в это время еще февральские метели свирепствуют, а в этом году накануне восьмого марта погода как по заказу, по-женски мягкая и приятная.

Дача Борисова, по нашим региональным меркам, не самая крутая, но приличная — кроме большого дома, на участке много всевозможных вспомогательных построек — гаражи, сторо́жки, беседки, гостевой домик и даже псарня есть, правда, собак на даче нет. Странно, что при таком количестве построек, на даче нет сторожа, или как их сейчас называют — дворецкого, — который и сторож, и истопник, и дворник, и оператор видеонаблюдения, словом — человек с целой кучей обязанностей.

Михалыч загнал машину в гараж, по крытому переходу мы прошли в дом, я направился в щитовую, но он потянул меня за рукав:

— Сергей, не спеши, давай зайдем по рюмашке накатим, а то мои гости там со скуки помрут.

— Ну, давай. — Согласился я.

В гостиной на диване две симпатичные девушки листали какой-то журнал, мужчина, лет тридцати пяти — сорока, сидел в кресле напротив огромного телевизора и щелкал пультом по каналам

— Тааак!!! Прошу внимания сюда, — Михалыч хлопнул в ладоши, привлекая внимание своих гостей, и с некоторой торжественностью произнес, — знакомьтесь, это бог электричества Сергей Николаевич, — он указал на меня. — Сейчас он сделает нам на втором этаже свет, и будем мы как белые люди — в тепле, в светле, и как говорится — и сыты и пьяны.

Обращаясь ко мне, Михалыч представил присутствующих:

— Это Геннадий — указал он на мужчину у телевизора, — а это Светочка и Маринка.

Одна из девушек встала с дивана, подошла к нам, сделала шутливый реверанс, протянула руку ладошкой вниз, чем поставила меня в неловкое положение — я не знал, как поступить — просто пожать ей руку или надо дотронуться до ее руки губами? Никогда проституткам руки не целовал, а тут такое.... Слегка пожал ей ручку, после чего она представилась, — Светлана! Можно просто Светик!


Марина, не вставая с дивана, спросила:

— Дяденька электрический боженька, а мы с вами, случайно, нигде не встречались?

Я пожал плечами — Не думаю. — Хотя сомнение в голове проскочило — «а вдруг встречались?» Что-то в ее голосе было знакомое.


Михалыч разлил по рюмкам коньяк, порезал дольками лимон и еще какой-то неизвестный мне фрукт, похожий на крупную сливу с розовой сердцевиной.

Выпили. Мы с Михалычем закусили лимоном, а девушки и Геннадий закусили розовой «сливой». Я взял свой кейс с инструментами и попросил Михалыча проводить меня в щитовую.

Неисправность я нашел быстро — отгорел фазный провод на автомате, который запитывал весь второй этаж, — на устранение потребовалось около получаса.

Закончил, собрал инструменты, зашел, «доложил»:

— Готово, Михалыч, пойдем на второй этаж глянем, работу примешь.

— Ну всё, Юрий Михалыч, теперь мы, как ты говорил, будем в тепле, в светле и в гамне, -пошутил Гена и как-то неестественно рассмеялся своей шутке. Мне показалось, что он уже «хорошо поддатый»

Спрашиваю Михалыча:

— Кто этот шутник?

— Я смотрю, он уже вкинул лишку́ за воротник, вот и несёт всякую хуйню. Он — зам Егорова. Поговаривают, что самого Егорова вроде бы забирают в область, а этого на его место. Не обращай внимания, пусть варнякает.

Борисов прошелся по комнатам, остался доволен: свет горит, телевизоры включаются, холодильники работают.

— Ну, спасибо, Сережа, я твой должник! Обращайся в любое время.

— Да ладно тебе, Михалыч, пустяки, — перебил я его, — мне бы руки помыть.

— Так это запросто, пойдем вниз, заодно и на посошок выпьем.

Спустились в гостиную. Девушки все так же сидели на диване, и как мне показалось — скучали. А Гена не скучал, он ходил перед ними с откупоренной бутылкой коньяка в руке и громко рассказывал о каком-то судебном процессе:

— Я сразу сказал, что этот урод должен сидеть! Мне говорят — «крут ты Геннадий Федорович». Я отвечаю — «да, бываю крут»! Защитница, которую прислал Шумский, втирает про первый пункт, мол, «штраф в размере до ста двадцати тысяч рублей, или в размере заработной платы, или иного дохода осужденного за период до одного года, либо ограничением свободы на срок до трех лет условно». А я говорю — «нет! Пункт два "В" — лишение свободы на срок до семи лет».

Михалыч попытался сменить тему:

— Гена, да ладно тебе про работу. Про работу будем на работе говорить, а сейчас давайте выпьем по капушке и будем перебираться наверх... Сереж, давай, мой руки и подходи — пригласил он меня к столу, где разливал коньяк по рюмкам. Гена отказался пить из рюмки, мотивируя тем, что хороший коньяк надо пить из бутылки. 

Света тоже отказалась пить, спросила:

— Мальчики, куда вы торопитесь со своим коньяком? Мы с Маринкой не хотим коньяк, мы бы выпили чего-нибудь легкого, шампанского, например, — и, обращаясь к Борисову, спросила, — в этом доме есть шампанское? 

Михалыч расплылся в улыбке:

— Светик, солнышко, в этом доме шампанского, как гуталина у кота Матроскина, только оно в подвале. Щас достанем! Одевайтесь и поехали в мои «закрома», сами выберете, там его целая куча разных марок.

Я поднял свою рюмку, пожелал девушкам ради завтрашнего восьмого марта любви, счастья, красоты, здоровья, выпил и стал обуваться. 

Михалыч скомандовал:

— Гена, оставь бутылку в покое, никуда она не денется, одевайся, поможешь девчонкам шампанское тащить. Сережа, — это уже ко мне, — бросай свой редикюль, айда глянешь как я там все оборудовал... Лифт мой видел?

Этим лифтом он меня практически загипнотизировал. Я много лет вынашивал идею по установке лифта у себя на даче между первым и вторым этажом, но до практической реализации дело так и не дошло, то денег лишних не было, то времени.


Гена, отхлебнул из бутылки коньяку и отказался от экскурсии в подвал, сославшись на то, что ему подвалы «и в хуй не тарахтели»

Михалыч настоял:

— Гена, никаких возражений! Собирайся, будешь на старости лет своим внукам рассказывать, какой красивый подвал ты в молодости видел! Только обуйся, там пол бетонный. — Девушкам тоже посоветовал сменить туфли на более подходящую обувку, которой в его обувном шкафу хранилось на целую свадьбу. — Переобуйтесь и одевайтесь потеплее, там не жарко. — К идее спуститься в подвал, девушки отнеслись с бо́льшим воодушевлением, чем Гена.

Я поставил кейс с инструментами на обувной шкафчик, и стал ждать, пока остальные соберутся. Михалыч спросил, нет ли у меня чего-нибудь остренького, чтобы подковырнуть дверку распределительного щитка, где включается лифт. Я достал из кейса раскладной нож, небольшой, но крепкий, спросил — «Пойдет»?

— Конечно пойдет.


Оделись, обулись, идем смотреть «закрома родины» Юрия Михайловича Борисова.
Света «вырядилась» в овчинный полушубок, в нем Михалыч ездит на зимние рыбалки. Обернула себя полушубком, театрально крутнулась на одной ноге и докладывает:

— Радистка Кэт к командировке на северный полюс готова!

Михалыч не согласился:

— Светик, ну какая из тебя радистка Кэт?

Света:

— А чё, неужели не похожа?

— Нет, конечно! — Заверил Михалыч.

— Странно, мне многие говорили, что я на радистку Кэт похожа.

— Без моего полушубка может и похожа, а вот в полушубке ты похожа на... эээ. — Замялся Михалыч

— На овечку Долли. — Слетело у меня с языка.

Света обрадовалась:

— О! Класс! Я беру себе партийную кличку, или — указывая на Маринку, — как это у них называется, псевдоним — «Долли»

Маринка засмеялась, возразила:

— Не «у них», а у вас, у меня, в отличие от некоторых, имя настоящее

Гене кличка Долли не понравилась:

— Фуууу... Овцы воняют как.... Брррр...

— А вы их нюхали? — Спросила Марина

— Приходилось. Когда-то в составе оперативной группы был в Средней Азии, там этих овец — море!

— Ну не знаю, — не согласилась Маринка, два года назад я ездила к бабушке в деревню, у нее коза с маленьким козленочком была, так от них домашним уютом и молоком пахло, никаких «фууу»

Спустились на «нулевой этаж». Здесь у Михалыча было что-то вроде мастерской, и одновременно складского помещения для хранения дачной техники. Полки и верстаки завалены всякими газонокосилками, болгарками, триммерами, шуруповертами, бензопилами.... У дальней стены, на специальном прицепе зимовал катер для летних прогулок-рыбалок, напротив выездных ворот стояли два квадроцикла, справа от них лежал на боку снегоход со снятой лыжей, а слева, ближе к той двери, через которую мы вошли, красовался лифт. Он мне сразу понравился — конструкция, конечно, не для украшения презентабельных офисных помещений, а простая, скромная и, как мне подумалось, — надежная.

Девушки с Геной ушли к катеру, там было на что посмотреть — катер большой, метров шесть-семь длиной, красивый, мощный, на транце два мотора.... Михалыч попросил у меня нож, и пока открывал им лифтово́й электрошкаф, рассказал про сам лифт.

— Этот лифт, Сережа, мне подогнали нефтяники, он у них где-то на продуктовом складе стоял, на нем коробки с продуктами туда-сюда возили. Вообще-то, изначально он был под три этажа сконструирован, но мои спецы обрезали ему направляющие и приспособили для двух этажей. Лифт не шибко мощный, по паспорту грузоподъемность то ли на сто, то ли на двести килограммов рассчитана, но для дачи хватает. Так что если у тебя к этому делу интерес имеется, я могу спросить, — вдруг у них еще что-то такое есть.

— Спроси, Михалыч, обязательно спроси, если по цене осилю — обязательно возьму.

— За цену даже не думай — порешаем! — Заверил Михалыч и позвал своих гостей: — «Аууу, овечки Долли!!! Карета подана, поехали за шампанским!»

В лифт хоть и с трудом, но втиснулись все. Михалыч захлопнул дверь, нажал кнопку «Вниз» и через пару секунд мы «приземлились» в подвале. Михалыч открыл дверь, вышел и «широким жестом руки», с улыбкой пригласил:

— Добро пожаловать, гости дорогие, в мои «закрома родины»! Правда, они еще не под завязку заполнены, но кое-что уже есть.... Вот здесь...

— Михалыч, а здесь есть коньяк? У меня закончился, — перебил Гена и показал пустую бутылку.

— Не знаю, Гена, должен быть, сейчас глянем. — И продолжил свою «ознакомительную экскурсию».

— Вот здесь владения жены и дочки, тут все их закрутки, купорки, компоты, салаты, соленья, варенья, и прочие вкусности. Сами на даче вырастили, сами законсервировали...

Гена снова перебил:

— Слушай, Михалыч, нафига вот это все тебе надо? Ты что не можешь купить себе банку помидоров или огурцов?

— Нет, не могу! Во-первых, таких огурчиков, — он взял банку с огурцами и пронес ее перед лицами присутствующих, — не только я, но и ты не сможешь купить! В магазинах такая, — он сделал акцент на слове «такая», — вкуснятина не продается. А то, что продается — то всё херня. И второе — мы с женой оба из крестьян, и земля с годами, знаешь ли — тянет к себе! Хочется поковыряться на грядке не ради какого-то урожая, а просто потому, что хочется. У крестьян, Гена, есть какая-то тяга к земле, даже не знаю, как назвать, генетическая, что ли. Вооооон там видишь, — Михалыч указал рукой на дальний угол подвала, — там лежит три мешка картошки. Это не наша, мы картошку не сажаем, это теща Бирюка с его женой прошлой осенью принесли, сказали, что семенная, попросили до весны сохранить. У Бирюка нет подвала он ему ни к чему, он все мог купить. Ты понял о ком я говорю? Бирюк у меня со стороны седьмой улицы соседом был.

— Да понял я, понял, кто ж этого бандюка в городе не знал.

— Он, говорят, прошлой весной утонул? — Спросила Марина

— Да там дело мутное, по заключению следствия вроде бы несчастный случай, а его шестерки меж собою шепчутся, что ему, вроде бы москвичи помогли утонуть.

— Ну утонул и утонул, пусть земля ему будет пухом. Я не о нем хотел сказать, а о его теще — у нее ведь, благодаря такому зятю, тоже всё было! И купить могла всё! А вот поди ж ты — картошку сажала, потому что, скорее всего, сама из крестьян! Вот придет забирать картошку — спрошу, откуда она родом. — Пообещал Михалыч

— Она не придет, нет ее. Они с дочкой — с женой Бирюка, — осенью уехали куда-то на юга́, там у Бирюка запасная берлога была, так перед новым годом все сгорело, и берлога, и теща, и жена. Я ж говорю, там дело темное....

— Во как?! — Удивился Михалыч и предложил сменить тему, — Ладно, давайте не будем о грустном, а то наши красавицы совсем носы повесили. Спросил: «Девчонки, вам не холодно?»

— Да пока не холодно. — Ответила Света

— А мы сейчас глянем, сколько здесь. — Михалыч снял со стены градусник, поднес к лампочке, присмотрелся и с удивлением сообщил: — О, да тут действительно не холодно, пятнадцать градусов, хотя проектировщики заверяли, что здесь круглый год будет плюс восемь-десять градусов, ни больше и не меньше. Наврали, демоны.

 


Продолжение здесь https://alterlit.ru/post/65203/

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 47

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют