afterbefore afterbefore 25.04.24 в 14:23

Парный

Нет гарантий, что он оценит попытку почтить его память недостойным рассказом. 

Павел Недоступов /Я обещал быть/

 

Посредине стола стояла белая тарелка. На ней чёрным фломастером нарисованы сиськи и подписано — мадонна. Вокруг валялись куски ситного хлеба. Ирмэ сидел на табуретке, поджав под себя левую ногу, склонял темноволосую голову то на один бок, то на другой — мадонна ему явно нравилась. На подоконнике громоздилось полезное алое. В буфете гранёные стаканы и длинные коричневатые фужеры, между которыми паслись слоны. Огромный шкаф тёмного дерева возвышался надменно, особняком. В нём книги. Разные. И без корешков, но одна совсем свежая — «Непарный орган». Ещё полка со всякой мелочью — свечками, катушками ниток. На полке лежала вышитая салфетка не первой свежести, сверху фарфоровый жеребёнок.

Со двора в приоткрытую дверь вбежал Тузик. Пёс был неопределённых размеров и неведомого происхождения. Его никто не чесал от рождения, шерсть на боках напоминала серый валенок. Тузик заскрёб лапой по загорелой мальчишечьей голени.

— На! — Ирмэ скинул хлебные ломти со стола на дощатый пол, с которого местами облупилась коричневая краска.

С улицы раздался свист, и в открытом окне появился Вадя: «Айда на озеро — там вешенские на нас рыпаются, наваляем им по пятое число».

Половицы жалобно пропищали под Ирмэ. В ноги метнулся серый комок кота. Ирмэ чертыхнулся, кот взвыл. 

Босые пацаны покатились вниз к озеру, где в кустах был спрятан плот. Мимо ветхого покошенного заборчика, огораживающего грядки с капустой, которая только начала кочаниться, но уже была основательно погрызена слизнями.

— Я сегодня во сне у собственного кота червя покупал. Так он и цену заломил, гад, — на ходу жаловался Ирмэ.

— Так купил?

— Не успел, пока торговался — проснулся.

Ребята вытолкали плот на воду, оттолкнули от берега шестом и поплыли к середине озера, где шёл бой вокруг плота вешенских. Противники матерились и барахтались в воде. На плоту оставался только здоровенный Манюня. 

— Похоже, жарко будет, — Вадя стоял на брёвнах широко расставив ноги, — чур по головам не бить, — и сломал шест пополам. Одну половину протянул Ирмэ.

— А ну причаливайте, босяки! — прокричал Манюня.

— А ты не приказывай, нам не горит, — фыркнул Ирмэ.

И тут незнакомый пацанчик, наверняка городской, подплыл поближе, словчился и схватил Ирмэ за ногу. От неожиданности тот замахнулся шестом, палка просвистела в воздухе и приземлилась на самую макушку городского. Мальчишка взвизгнул и разжал руки.

— Сказано же, не по голове, — сердито сплюнул Вадя.

Манюня быковал: «Убью!», — хрипел он, — «Измордую». 

Вадя отчаянно пытался вырулить на ветровое течение, уйти подальше от ярости.

Но не тут-то было. Манюня наклонился к кепке, лежащей посреди плота, и достал первый камень. Молча метал в Ирмэ. Тот пригибался, приседал, камни прилетали всё ближе раз от раза.

— Прыгай! — крикнул Вадя, — плывём к берегу.

Они прыгнули. Ирмэ обернулся в сторону Манюни, как вдруг что-то ударило его выше левого уха.

***

Ирмэ открыл глаза. Над ним стояла совершенно голая женщина. Под грудью, чёрным маркером было написано: мадонна. Вокруг длинные стеллажи с книгами. Похоже на библиотеку.

— Ну что — мозг отбит напрочь? Даже не отбит, а вытек в воду. Доигрался! А может и к лучшему. Я тебе сейчас новый вид на жизнь выпишу, — мадонна протянула библиотечную карточку, на которой было написано: непарный орган.

— А вы кто? — потёр болевшую голову Ирмэ.

— Кто-кто, баба без пальто. Судьба я твоя. Вот держи — родишься в той же стране, но с пороком сердца.

— Это за что так?

— А я тебе скажу. Если бы Манюня тебе не замочил в пятнадцать, ты бы в семнадцать написал рассказ «Непарный орган», про сердце и баб, ну, как положено. Хороший, надо сказать. Получил бы даже премию какую-то там по юношам. Потом бы всю жизнь бухал и дрался. С драконом: топил и стрелял. А ночью искал бы его зелёные глаза у знакомых кошек. Куча ножевых и больничек. Но в твоё сердце попали бы только раз — на войне, куда ради единственного точного попадания и пошёл бы. Пассионарен больно. Непарный тебе не нужен — держи порок.

— Не, я так не согласен, не хочу калекой, поменяйте мне карточку.

— Лучшего у меня для тебя нет. Попробуй отрастить ещё одно, если с этим не получается. Пусть будет парный.

***

Когда родился Патуля, родителям сказали — тяжёлый порок сердца, дотянет ли до 15 — неизвестно. Паша был предсказан, но не обещан.

Весна. Ранний восход солнца. Не спалось. Шестилетний Патуля ходил по сонному дому, бубнил, что-то сочинял. В гостиной подошёл к огромному старинному шкафу из тёмного узловатого дерева, прислонился к прохладному стеклу, принялся читать названия книг: «Непарный орган». Пальчиком старательно вывел на стекле сердечко и сказал: «Моё. Бейся». Моментально услышал ровный, без придыхания, звук: «Ту-дух, ту-дух, ту-дух».

Врачи. Врачи. Врачи. Паше могла помочь пересадка. А помогал шкаф. Около шкафа все симптомы сердечной недостаточности прекращались. Патуля стал дни и ночи проводить у шкафа. Сначала читал всё подряд, а потом сам начал писать. Родители поставили около заветного шкафа, не только его кровать, но и письменный стол.

Конечно, Паша мог отлучаться. Ненадолго. Покуда одышка не давала о себе знать. Да, можно сказать, он привязался к шкафу всем своим сердцем.

Когда раздался звонок в дверь Паша вычитывал. Он уже третий день не брился — примета такая. Опечаток меньше.

На пороге стоял незнакомец в берцах и замызганном драповом бушлате. Левый глаз лилово заплыл, на виске чёрная несвежая кровь, перегар.

— Кто вы? — спросил Паша

— Кто-кто, Ирмэ-бухло! Ты мне череп раздробил в пятой главе и мозги в воду выпустил. Рыбы довольны. Рыбы сыты. Ещё спрашивает, — и прямиком к реликтовому шкафу, будто знал где. Нарисовал на стеклянной дверце сиськи. Произнёс: «Мадонна». И нетрезво заржал.

Паша умер через месяц, в тридцать восемь, от достаточности. Между рюмками песочных часов застряла финальная точка его седьмого романа «Double heart». Отчего обе рюмки заполнились до отказа.

В библиотеках, где есть Пашины книги, всегда стоит ещё неясный, но уже обещанный: «Ту-дух, ту-дух, ту-дух».

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 4
    4
    72

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.