cp
Alterlit

Под парусами

Рында бьёт медью, монотонно и нудно. Пять тридцать утра. Протираю глаза. Тусклая лампа под потолком, гамаки в два яруса, несёт потом и перегаром.

Заспанные бородатые мужики молча прыгают в высокие до колен сапоги, тянут на жилистые тела пуловеры.

Напротив, растерянное лицо, — Где мы? 

Чёрт, я не понимаю испанский, но смысл улавливаю. Вчера этот тип стоял передо мной за билетом. Я молчу, потому, как и сам не знаю.

 

— Быстрее одевайся, пропустишь утреннюю. — проходящий мимо бородач кидает мне затасканную, пахнущую рыбой штормовку.

Утреннюю что, зарядку, службу, поверку? Может тебе пойти лесом, незнакомый друг..

Вываливаюсь с гамака, нет кроссовок— лежат сапоги с отворотом. Влажная штормовка не по размеру, бегу на палубу на ходу застёгивая ремень. В спину пыхтит сосед. Вспоминаю, какого хрена я здесь делаю? Вроде не пил...

 

Тёплый летний день, я гулял по набережной, потягивая сигару. Помнится, наткнулся на паруса в порту, третий пирс. То ли фрегат, может бригантина или барк— не разбираюсь. Редкость наверно, выглядела посудина мощно и красиво. Почти нет людей— что странно. Зашёл на осмотр — пятнадцать евро.

 

Уф, я взбегаю по лестнице. Ровный настил досок, катушки канатов, ветер жёсткий и неприятный. Паруса белым пузырём

— А ну, не зевай! Стройся! — кричат на английском.

 

Капитан с щербатой улыбкой совсем не похож на Флинта. Лошадиная челюсть, глаза навыкате, аккуратная борода. Фуражка с луной на мохнатых бровях, синяя толстовка, на рукаве якорь.

Три шеренги матросов змеятся вдоль борта, солнце скользнуло по лицам. Новичков сортирует боцман, узкие плечи, острый кадык, хриплый простуженный голос.

— Быстро по двое в ряд!

Какого... Толчок в спину вынуждает прервать размышления, встраиваюсь в шеренгу. У меня масса вопросов, но видно не время. Двенадцать человек. Мужчину по соседству знобит, страх в тёмных зрачках. Немец?

— Я ничего не понимаю...

 

И я, чёрт возьми. Купил билет, поднялся на борт; костюмированный экипаж, палуба, солнце, мачты, пушки. каюты, кубрик и капитан. Хороший рассказ на английском.

— Не желаете — два часа вдоль залива? Отличный ветер, поднимем паруса, кварта пива в подарок!

— Пройти под парусом, по полтиннику с носа? Окей. Визу принимаете.

— Конечно, сэр.

Ага, вот добрался до сути. Пиво и солнце, ветер и брызги, ломаная линия берега и неожиданный туман, качнуло вправо и... 

Утро. Рында била медью.

 

— Итак!

Руки за спиной, капитан вымеряет палубу. Шаг за шагом навстречу солнцу.

— У нас пополнение! Относиться внимательно! Не задирать, помогать и учить! Ответственный боцман Крок.

Интересно. Я в заднем ряду, смотрю за борт и цепенею от ужаса. Города Виго, из которого стартовали не видно, моря не видно. Лишь облака и синева расползается в горизонт.

7.30. Просят на завтрак. Спускаюсь в кают-компанию. Столики на шесть человек, бледные лица, скатерти в пятнах, овсянка и кофейный суррогат. Все подавлены, телефоны мертвы — сети нет.

8:00. Боцман, расставив ноги-ходули, рассказал план активностей. Ну что же, разлекуха для взрослых, за пятнадцать евро, даже прикольно. Разбились на две группы.

Я в первой. Крок учит названию частей рангоута; фока-рея, грота-рея, бизань-рея, крамболы, шкафут, шканцы — как это можно запомнить. Голова кругом, зачем мне это.

Матросы, по-обезьяньи ловко, карабкаются по верёвочным лестницам. Жалко нет перчаток, ветер пробирает до костей.

11:30. Обед. Варево похожее на борщ, котлеты и компот. Съедобно без вариантов, точно в советской столовке, помню такте, ещё по заводу. 

До часа дня укатываем парус на баке, грубая ткань, сворачивается не желает. Периодически пялюсь в горизонт. Облака и солнце. Боцман ворчит и делает замечание.

13.10. 

— Аврал. — орёт капитан.

Мужики срываются в кубрик. Чёрт, что-то прослушал. Бегу и я. В шкафу страховочный пояс. И к первой грот-мачте, как научили, это я помню. Крик по корме сносит ветром. Матросы стравливают паруса. Боцман готовит нас к штурму грот-мачты. Никто не знает, что я боюсь высоты. Сорок два метра вверх по лесенке. Колени предательски дрожат, матросы смеются. Суки.

Цепляю страховку, две ступени, перекинул трос, две ступени и так до грот-марса. Прозрачность горизонта — бесконечна. Клубятся волнами облака. Что интересно под ними? Жаль, телефон сел и фото не сделать. Почти не качает. Не смотрю вниз, но пальцы вросли в верёвку. Спуск на полчаса.

15.30. Почернело и вздыбилось за кормой, у новичков зеленеют лица. Нос взлетает на завихрениях, сосед уже кормит «рыбок». Боцман назвал его «рыгальщиком» — новичком в облачной болезни. Мутит и меня. Крюк загоняет в кубрик, на лекцию по навигации. Океаны Времени, параллели Неизведанного, области Краткого Пути и воронки Ошибок — фантастика, да и только, наверно попросят доплатить на выходе. Куда я попал?

На вопросы лектор не отвечает, скалит в усмешке зубы. 

19:30. Пытались ужинать, лица измучены качкой. Ковыряю картошку, чуть тёплое мясо, глотнул чай. Так хочется капучино, так хочется домой. После ужина смотрел на закат. Звёзды другие и луны. Матросы курят, чешут бороды и болтают на непонятном. Мы стоим отдельно, бросаем предположения на английском, предполагаем это психоз, глюк от пива, отравление. Поспим и всем пройдёт.

20.30. Отбой. Затхлый воздух кубрика, разбросанные сапоги. Всхлипы и стоны. Когда уже — утро. Засыпая, вижу свою дачу под Пушкино, газон пора стричь, бассейн не чищен, вот бы проснуться с пением соседского петуха.

 

Рында бьёт медью, монотонно и нудно. Пять тридцать утра. Сука, что за ерунда...

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 5
    3
    40

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.