Alterlit
levr Лев Рыжков 12.10 в 09:12

РЕВНОСТЬ

#новые_критики #ревность #юнесбе 

Новинка из новинок, дорогие друзья. Зацапал ея на книжной ярмарке. Крутой, в общем-то, норвежский детективщик Ю Несбё что-то новое, как и положено раз в году, выпустил. Потому что если попал в жернова индустрии, то будь добр — ежегодно выдавай буквопродукт. 
В этом году буквы в продукте оказались крупные, страниц мало. Интервалы и отступы разогнаны. Страница заходит в голову секунд за десять. И читается всё часа за полтора.
Но что же там внутри, и крупными буквами? А сборник рассказов. 
Так-то Ю Несбё популярный в московском метро автор. Ценят его за долгие, кровожадные эпопеи с изощренными преступлениями. Чтобы жертв там в снеговиков засовывали. Или в холодильнике взрывали. Есть у автора реально крутейшие вещи. Например, «Охотники за головами» — шикарнейший экшн про то, как затюканный офисный планктон становится хищником. Или «Сын» ещё — хороший роман, недобрый. 
Есть ещё архимноготомная харри-холлеана про сыщика-алкоголика Харри Холле. Очень разнородная по качеству. От непонятно чего до каких-то мистических флуктуаций в область подлинного ужаса. Когда вырывается дремучая норвежская фантазия из оков и несёт читателя куда-то в сумрачные дали. В общем, примерно как Стивен Кинг. У того тоже — булькающая беллетристическая муляка пузырится вяло так. И вдруг выскакивает из болота что-то леденящее душу. И читатель такой: «Ой, мамочки!» говорит. 

***

Посмотрим, что внутри. 
Первый рассказ называется «Лондон». Столица Великобритании тут не при чём вообще, поскольку дело происходит в самолёте. Там в бизнес-классе сидят на соседних креслах мужчина и женщина. Вроде, незнакомы. Заговаривают так себе ни о чём. Но потом женщина с какого-то панталыку приоткрывает мужику свою тайну (не буду говорить, какую). Мужик такой весь в ужасе, утешает героиню. Дело планомерно идёт — куда? А к эротической сцене над облаками. Но вдруг — нет! Герои умеряют порывы, а потом оказывается, что мужик... Но молчу, молчу. Хотя козёл оказался.
Притом, козёл — сентиментальный. Всю дорогу этот мужик (он рассказчик) свою соседку называл «Ты». «Ты сказала», «Ты посмотрела», «Ты улыбнулась». Это, друзья, я не знаю, как назвать. На Прозе. Ру обычно произведения таким напыщенным стилем публикуются. И их авторы, решив назвать объект воздыхания на «Ты» с большой буквы «Т», думают, что открыли новый сладостный стиль. И кто из этих криворуких покусал Ю Несбё? Это что — вот это всё серьёзно было? 
В общем, вместо леденящей душу истории про убийства раздулась сопля псевдолюбовного халтурства на двадцать пять страниц. Да ещё с графоманскими прихватками. Гора породила соплю.

***

А потом у нас идёт рассказ большой — страниц на сто пятьдесят. Он называется «Ревность» и дал название всему сборнику. И это тоже сопля, друзья мои. Здесь рулит не столько расследование загадочного исчезновения одного из близнецов-альпинистов на греческом острове, сколько странные павианьи завывания, переполненные пафосом и выделениями, простите, из носа. «Ах, как я её любил!» «Тот вечер я никогда не забуду!» И вроде рассказчик бесстрастный, но вдруг как заулюлюкает насморочно, так хоть святых выноси.
Напоминает это всё, друзья, Харуки Мураками — сборник рассказов «Мужчины без женщин». Тоже примерно того же объёма набор соплевыделений. Но у японца хоть поинтереснее. Рука-то набитая.
А Несбё не набил. Он вообще про любовь пишет, как топором рубит. Вот про кровь-кишки-распидарасило у него чудно получается. Но зачем ты, дядя, на территорию высоких чувств в сапогах попёрся, скажи нам, Ю?

***

Третий рассказ с сорокинским названием «Очередь» самый маленький (8 стр.). Он будет пересказан и проспойлерен. Так что, кому надо — промотайте до следующих звёздочек. 
В нём продавщица-афронорвежка в ларьке у станции метро обслуживает очередь покупателей. Без очереди рвётся беломазое хамло. Ему все такие говорят: «Э! Вас здесь не стояло!» А он лезет. Больше всех надо. Ну, и продавщица капает каким-то ядом на маску-намордник. Обслуживает токсичного покупателя и говорит: «Масочку возьмите в подарок, а то вас в метро не пустят». А тот и берёт. А потом продавщица видит в выпуске новостей, что мёртвого мужчину нашли в вагоне. Хе-хе. 
Это, я не знаю, друзья, вообще для кретинов, по-моему, написано. Будь я тем хамлом, например, я бы как-то насторожился от такой благотворительности, повертел бы маску в руках, спросил бы, а что это за влажное пятнышко? Да я бы в метро без своего намордника вообще не пошёл бы. 
В общем, на таких вот ненадёжных соплях и допущениях строятся сюжеты короткой этой прозы. То сыщик, разоблачив убийцу, идёт с ним зачем-то в горы, доверяет себя страховать, и на весу начинает разоблачать. То убийца, прикидываясь жертвой, приковывает себя наручниками к месту преступления, и сыщики действительно, приходят. Не могли не догадаться
Это сопли уже другого рода. На них, в отсутствие нормальной сюжетной механики, держится фабульная конструкция. 
Лет пятнадцать назад я пробовал силы, сочиняя истории для «судебных» шоу на телеканалах. Так если б кто историю с такими допущениями скреативил, его бы тычками и подзатыльниками выперли бы.

***

Тем не менее, остальные четыре рассказа — уже более-менее приличные. Для меня, например, было очевидно, что тексты выложены в порядке написания. Также очевидно, что Несбё всё-таки учится на ходу. Начиная где-то с четвёртого рассказа сопли подсдулись и подсохли, и читать стало можно. Это около ста страниц буквопродукта.
Один рассказ — даже гениальный. Называется «Одд». Он про коммерческого писателя, избегающего публичности. Это такая кафкианско-братьякоэновская история, с сюрреализмом и реально неожиданной концовкой. В принципе, за неё можно и предыдущее соплеизвержение простить.
Несбё когда-нибудь станет хорошо писать короткие вещи. Потенциал и техника у него есть. Но всё же вызывает порицание засылание в издательство для последующей продажи тренировочных черновиков.

  • 3
    3

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.