papavad Виктор 15.05.24 в 10:59

Кто создал Вселенную

Весенние, ясное, чистое, тёплое утро, но Ивану не до него. Ему сильно хочется поговорить на одну тему, которая сильно волнует его.
С женой. Заговорит и только вечером закончит: сено, корова, гроши, лопата, топор, колорадские жуки... С соседом. Начнёт хвастать. Новую машину купил. Четыре колеса, пятое запасное, руль, сиденья, пять скоростей, газ нажал — поехала, придавил тормоз —остановилась. С другим соседом. Станет бутылку самогона клянчить, деньги в долг просить, бить в грудь: с получки Иван отдам. Книжку почитать, так жена все книги на горище попрятала. Пойти с собакой погулять. Она гавкает, а разговаривать не может. Да и о чём с ней разговаривать. Быт. Один быт. Никаких высоких мыслей.
Сокрушается Иван, но его лицо светлеет, когда он видит входящего во двор батюшку церкви Давида.
— Собака на привязи, — кричит он.
— А ты хочешь, чтоб я её отпустил? 
— Сын мой, — говорит батюшка. — Так добрых людей не встречают.
Тут же в ответ.
— Какой я тебе сын? Ты что? Мой батько. Он в штанах ходит, а в штанах ширинка, ты в рясе, в ней ширинки нет.
От такого ответа батюшка столбенеет, но быстро приходит в себя и думает, что нужно было одеть штаны, Иван тогда не прицепился бы...
— Вредный ты Ваня, — мягко начинает он. —  Недаром у тебя фамилия Колючий. — Так говорят по-божески. Сын мой. Грешный ты человек.
И опять в ответ.
— И почему я грешный?
— Ладно. — Батюшка видит, что Иван настроен агрессивно, чешет затылок и думает, какое же слово подобрать, такое сердечное, парящее, душевное, именинное, чтоб Иван растаял Ага. Вот оно. — Добрый ты человек, Ванечка. Нужно кое — что починить в церкви.
— Не буду?
— Ты что? — батюшка не выдерживает, возмущается и пытается припугнуть. — Против Бога идешь. Это же божественное строение.
— Ну, да, — усмехается Иван и сплевывает. — Божественное. А кто его строил? Мы. Люди.
— По божественному указанию.
— Слушай батюшка, — голос Вани смягчается. — А давай поговорим с тобой о возвышенном.
— О Боге.
— Да нет, — морщится Иван. — О Вселённой. Только говори, когда я дам отмашку и замолкай, когда дам отмашку, а то наболтаешь всякой ерунды, а мне правда нужна. Давай.
— А что о Вселенной говорить? — со злобой бросает батюшка от наскока Ивана, который требует ему открывать рот только после отмашки. — Её Бог создал.
— Ошибаешься батюшка, — снисходительно отвечает Иван. — Её никто не создавал. Она вечная.
— Грех на душу берешь.
— А ты не бреши и мозги не заливай. Привык посельчан дурить.
Злоба у батюшки нарастает. Проехал Иван по нему словом словно катком.
— Я тебе не давал отмашку говорить, а ты говоришь. А задам я тебе простой вопрос. Скажи, — рубит Иван. — Солнце светит или излучает?
— Всякому известно, — цедит через зубы батюшка и смотрит, куда бы свои зубы приложить, чтоб Иван замолчал. — Солнце светит. А вот...
— Помолчи, если толком не можешь ответить. Поправляю. Солнце не светит, а излучает частицы. И человек излучает частицы. И всё, что во Вселенной излучает частицы. Понял.
— Да если бы...
— Помолчи. Отмашки не было. Опять ерунду сплетешь. А мне истина нужна, а ты её не знаешь, потому что на Пасху ходишь с веником и на людей брызгаешь и говоришь, что это святая вода, а вода не святая из водопровода и в бак её наливаешь и утверждаешь, что святая, а она из-под крана. На веру людей берёшь.
— Не божественные мысли у тебя, — насаживает батюшка, злоба его так ковырнула, что он готов уже схватить палку, лежащую возле собачьей будки, но боится, что, когда бежать будет, в рясе запутается, и Иван первым добежит и так отвалит, что на четвереньках со двора выползешь.
— Помолчи, — налетает Иван. — Слушай дальше. Вселенная состоит из частиц. Вот ты излучаешь частицы и окружающее тебя излучает тоже частицы.
— В «Библии» так не написано, — отбивается батюшка. — В «Библии» написано об Адаме, Еве, змее — соблазнителю и ползучему.
— В «Библии» так не написано, а у меня в мозгах написано, — припечатывает Иван. — Продолжаем дальше. Так вот. Частицы взаимодействуют друг с другом и образуют поле, в котором ты и мы живём. Говоришь добрые слова, думаешь о чём — то хорошем, добрые частицы излучаются и поле у тебя хорошие, а если наоборот, то и поле хреновое у тебя. — Прессует Иван. — Вселенная состоит из полей. Ясно? А теперь говори.
— Мудрено ох, мудрено и грешно ты говоришь, — чешутся руки у батюшки. Так и замесил бы в морду, да ведь прихожанина бить нельзя. Да и Иван может дать такого отлёта, что за забор вылетишь.
— Помолчи лучше батюшка, а то мысли твои я за великое невежество принимаю. Ты знаешь, что во Вселенной есть даже поле воскрешения.
— Ты мне всю башку забил, — горит батюшка, уже волоса на голове дымиться стали. — А где оно находится это поле воскрешения и как туда попасть? — атакует батюшка.
— Заинтересовало воскрешение. Хочешь туда попасть. Хороший вопрос. Ты только слушай и не перебивай.
— Да я и так почти молчу.
— Нужно не почти, а совсем. Через человека каждый миг проходят миллиарды, миллиардов частиц Солнца и звёзд и каждая захватывает что-то в нём живое. Становится носителем.
— Как это носителем?
— Я же тебе говорил: не задавай неразумные вопросы. Прилепилось к частице, а она тащит его, наше живое. Космос — то у нас холодный, как холодильник и живое держится на частице, не пропадает в холоде пока не попадает в благоприятные обстоятельства, то есть в поле воскрешения, размораживается и начинает развиваться, а в кого?
— Да откуда я знаю. Там ещё не бывал.
Батюшка вытирает потный лоб.
— Тогда я скажу. Размораживается и начинает развиваться зависит от поля, в которое попало. Как с зерном. Бросил в хорошую почву — хороший колос, в каменистую — дулю получишь.
Батюшка не возражает.
— По моему мнению существуют разные поля. В том числе и могущественные, в которых и рождаются Высшие силы, Высший разум и даже чудовища. Они не наша выдумка. Всё, что в голове человека, то и во Вселенной. Поле это главное. Вот взять Вашу церкви.
— Да что в ней брать. Там ничего такого нет.
— Да я не об этом. Вы же в церкви создаёте поле. Свечки, иконы, читаете псалмы, говорите слово, а слово тоже излучает. Не перечь, — бросил Иван увидев, что батюшка открыл рот, — а слушай разумные речи. И ещё. — Иван подошёл к батюшке и постучал указательным пальцем по его лбу. — Мы живём батюшка в сплошной темноте. Излучение от Солнца и звёзд какое?
— А хрен его знает! — прорвала батюшку мирская жизнь.
— Тогда слушай дальше. Излучение не цветное, а мы видим окружающее в цвете. Почему?
— Да что ты, мать твою, пристал со своим почему?
— Тогда слушай дальше. Наш мозг — это лаборатория, в которой бесцветное превращается в цветное, поэтому мы и видим всё в цвете. Понял.
— Засранец ты большой Ваня, — выкатил батюшка.
Он хотя и был священнослужителем, но матерных слов не чурался, так как считал, что если всё от Бога, то и матерные слова от Бога, и он запустил бы их, но злить Ваню ещё больше не стоило.
— А откуда мысли и слова, чувства у человека берутся? — спросил он.
— Из поля.
— Да надоело мне твоё поле. Совсем охренел.
— Не пойду я в церковь чинить, — рубит Иван. — Потому что ты сказал «Засранец» и создал плохое поле для меня. Иди от меня и приходи, когда у тебя будет благочестивое поле.
Иван отворачивается от батюшки и идёт на кухню.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 7
    3
    98

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.