Портвейн

Вечер. Второе дежурство подряд. Сознание в полусонном состоянии фиксирует начало подъёма лифта. Маленькая ординаторская находится рядом. Ну давай, поднимайся выше. Нет, остановился. Может к психам? Они на одном этаже с нами.

— Откуда он его взял-то, сука. Не могу, левую ногу жжёт... — крик из лифта.

Ну точно к нам. Каталка гремит к перевязочной. Приходя в себя, иду туда же.

Ну что тут у нас. Молодой, вонючий, поддатый прижимает руки к животу. Футболка в крови. Кричит, что болит левая нога. Причем тут нога? Точечная круглая рана слева от пупка.

Что случилось, естественно, не говорит. Когда поступает «криминал», то обстоятельства, почти всегда, умалчиваются. Девяносто процентов, попадающих в такие ситуации граждан, живут своими понятиями этики — солидарностью со своей средой обитания.

Девушки со скорой помощи, поясняют, что в очереди в винный магазин прогремел выстрел. Теперь понятна фраза «откуда он его взял».

Ах да, забыл про важное обстоятельство. Дело было в начале девяностых.

Алкоголь продавали по талонам, но все равно были очереди. А тут вообще давали портвейн «три семёрки». Давка в полуподвале магазина была неслабая.

 


Состояние больного не критическое. Решили сначала сделать рентгеновский снимок.

Длинная конусовидная пуля, немного закруглённая на конце, находится слева, рядом с позвоночником..

— пуля не винтовочная и явно не от ПМ — объясняет прибывший следом опер.

Вообще, опера часто мешают нашей работе. Им надо побыстрее собрать материал до конца смены. После обработки ночного «ножевика», не торопись валиться на диван. Не дадут добрать полезного сна. Врач есть важный свидетель. Хорошо, что хоть у некоторых из них есть заготовки протоколов с моими данными. Интересно, сколько же показаний дал за тридцать семь лет работы полостным неотложником? Одного не понимал, и никто не смог мне объяснить, зачем в протоколе указывать место моего рождения.

Не суть. Суть в ясности клинической и технической ситуации. Пуля повредила и раздражает нервные корешки спинного мозга, от этого и жжение в ноге.

С животом разобрались довольно легко. Рутинная лапаротомия, зашивание нескольких ран кишечника. Кровопотеря небольшая. Заднее отверстие раневого канала — чуть кнаружи от аорты. Будить это лихо не стали. Искать пулю непросто. Нарваться на осложнения легко.

На следующий день узнал от знакомого из милиции, что орудием травмы был пистолет «Люгер», 1927 года выпуска. Действительно, откуда он тут взялся. Войны у нас, на Урале, не было.

Легко отделался любитель портвейна. Выписался. Получил третью группу инвалидности — выпадения некоторых чувствительных и двигательных функций в левой ноге остались. Ходил с палочкой.

Года через три пришёл. Что-то на спине под кожей мешать стало. На рентгенограмме увидели знакомую пулю. Удалили легко. Процесс путешествия пули растянулся на три года. Торопиться не надо. Ведь сам процесс важней, чем результат и цель всегда ничтожнее движенья.

Пуля дура, врач молодец. И да, ложная скромность не украшает.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 23
    9
    183

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.