sotona Сотона 03.05.24 в 14:54

Пра музей

Года за два или за три

Мы единожды в театре

Побывали, и тогда-то мы вошли в культурный раж.

Чтоб наш облик стал богаче,

Мы решили жить иначе

И сходить договорились для начала в Эрмитаж.

 

Уговор дороже денег,

Так, что через три недели

Мы впервые после долгих лет отсутствия пришли

В Зимний, где жлобы-атланты,

Где ценители-мутанты,

Где фактуры для культуры были в изобилии.

 

Мы пришли — народ стеною,

Прорывались не без бою

В гардероб, где гардеробщик горд, как Гелиогабал.

Приобщение к богеме

Свое начали в кафе мы,

А наевшись, поспешили в древне-греко-римский зал.

 

Поначалу мы несмело

Шли меж голых баб дебелых,

Что стыдливо прячут груди и выпячивают зад,

А у статуй Аполлона,

Вакха, Зевса и (этого, как его?) Нерона

Признаки мужского пола, где торчат, где не торчат.

 

Очень облик наш культурный

Поднял жрец мумиатюрный,

Тот, что три тысячелетья разлагаться не хотел.

Но от гнева цепенея,

Встал он, точно Галатея:

«Я — служитель, жрец левее, так, что топайте отсель».

 

Ощущенья на пределе,

Мы глазели и балдели,

Восхищались, восклицали: «Ах, Моне! Ах, Ренуар!»

И в ценителей искусства

Превращались с легким чувством,

Пока я не перепутал Писсаро и писсуар.

 

Вот и Рубенс — это ясно,

Женщины потны и красны,

С бедер их и с их коленей жир ломтями обвисал.

Мы не спорили о вкусах,

Но искусство без искуса —

Тоже, что без сраки кресло, и огнива без кресал.

 

Тициан и Ван-дер-кто-то,

Красота и тягомота,

Все смешалось в фейерверке люстр, полов и потолков.

Еле двигая ногами,

Тупо хлопаем глазами

На сатиров и вакханок, на распятья и волхвов.

 

Мы с упорством альпинистов

Шли не медленно ни быстро.

Нам спортивный наш характер в час тяжелый помогал.

И, напрягшись, все ж поднялся,

Тот из нас, кто вдруг сломался

И у лоджий Рафаэля без сознания упал.

 

Посудите, в самом деле,

Время срать, а мы не ели.

Ведь желания простые и эстетам не чужды.

Стали все картины мира,

Как квадраты Казимира,

При отсутствии сортира и наличии нужды.

 

Чудом мы домой добрались,

Как подкошенные пали,

И терзали нас кошмары в полуобморочном сне:

Зевса мумия распяла,

Люстра песни распевала,

И пропеллером крутился видный скульптор Фальконе.

 

Я в одном сейчас уверен —

Архитектор был расстрелян,

Но свербит в мозгу заноза, как в подметке острый гвоздь:

Если это не горячка,

Отчего же в раскорячку

Сел на бледный бюст Паллады Невермор — незваный гость?

 

1983

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 16
    13
    194

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Charmanchik

    Как то  я с двумя коллегами посетил Питер по работе. Конечно сильно нажрлись (в Питере-пить!) и пошли в Эрмитаж. Побродив часа полтора по залам, нам захотлось наружу. Как найт выход? У меня был номерок от наших курток в гардереобе. Я с этим номерком измучил всех теток-смотрительниц. Но они лишь пожимали плечами и не могли показать  наш гардероб. В конце концов оказалось что я предъявлял им номерок от камеры хранени на Московском вокзале)))

  • USHELY

    Сотона, это классно!

  • Karl

    Сходи в Дом Пушкина скорей

    И Русский посети музей

    И в Эрмитеж сходи на выходной,

    Так брату я довал совет,

    А сам там не был 20 лет,

    Ведь я же ленинрадец кореенной(с) Бен Беницианов/Ленконцерт/

  • satannet

    недавно обнаружила на Петроградке во дворах вот такое граффити на смотрителя Эрмитажа. Художник старался)

  • jatuhin

    Шык. 

    И вот это "архитектор расстрелян" уже позже слышал от Хазанова, каэца. Стырил у Вас или подарили?

  • sotona

    Полковник Васин 

    Это древний питерский фольклор ещё со времён ВЧК-ГПУ.

  • jatuhin

    Сотона 

    Ну да, я мог бы и сам догадаться, на поверхности же