UrsusPrime UrsusPrime 02.05.24 в 09:29

Резервная копия (часть вторая)

— Коля, у меня опять капсула глючит, — пожаловалась Софи, — я сегодня еле смогла вернуться. Никак запрос на выход из сеанса Система не подтверждала. Я пока не разберусь, отключу контроль для своей капсулы, хорошо?
— Угумм... — промычал я, целиком погруженный в борьбу с искином «Прометей», слишком вольно трактующим задачу заботиться о мире «Эллада» и сделавшему себе там персонажа, отыгрывающего роль Зевса, — а лучше перешейся на капсулу Жаклин с тридцатого — она ушла в Вирт навсегда.
— Ууу... Это сложно. Там суперпользователь нужен. Сделаешь?
— Милая, я очень занят. Сделай сама — я уверен, ты прекрасно справишься.

Я перекинул ей права суперпользователя.

— Только поторопись — в полночь твои права превратятся обратно в тыкву, моя Синдерелла.
— Ты всегда занят, — грустно протянула она, — ладно, не привыкать, сама так сама. Ну хоть к девяти вечера-то вылезешь?
Я только отмахнулся, уставившись в строки кода.

От консолей я оторвался далеко за полночь и удивился, не найдя её в постели.
— Софи, — позвал я.
Неужели ушла к себе? Я поднялся на её этаж.
— Софи? Софи!
Но ее нигде не было, кровать была не разобрана, а личная капсула стояла распахнутой. Я начал беспокоиться. И тут вспомнил. Жаклин!
Эта талантливая программистка была одной из первых, как только это официально разрешили персоналу Ковчега, решившей не возвращаться в реальность. По крышке капсулы ползали зеленые пятна. Я усмехнулся. Справилась сама — умница. Судя по тому, что она все еще не вышла, решила ночевать в Москве. Может еще не спит?

Я спустился к себе и лег в капсулу.
За окном шумел ночной летний город. Слышалась ругань соседей сверху. У Петровых за стенкой надрывался трехмесячный Егорка. Но наш диван был пуст.
— Софи?
Я осмотрел всю квартиру, с удивлением отметив, что одежда и обувь на месте. Зачем-то выглянул на лестничную площадку. Где же ты, Софи? Неужто ушла в девяностые?

Не было ее и там.
Как оказалось, ее не было нигде — все ее персонажи были «вне сети», как подсказывала мне Система.
Нарастающее предчувствие чего-то плохого кололо голову изнутри сотнями крохотных иголочек.

Капсула в бывшей комнате Жаклин умиротворяла бегом зеленых пятен по поверхности, но я заметил небольшой красный треугольник, которого не должно было быть. Кусочек пленки гибкого экрана отклеился, оголив настоящую поверхность. Я дернул за него, срывая покров и уставился на багряно-красную крышку. Сердце гулко билось в груди, проталкивая застывшую колючую кровь по мгновенно набухшим венам, а я никак не мог впустить в себя осознание.

«Софи...» — прошептал я, и волна паники, сметая на пути все преграды из опыта и разума, нахлынула, погружая в гудящий водоворот, пытающийся утянуть меня куда-то вниз. Я поддался и грузно осел на пол, неотрывно глядя на капсулу.

Минуты полного опустошения и непонимания слились в один тягучий писк выпрямившейся линии.
Я так и сидел на полу, пока паника не схлынула, оставляя за собой озноб в позвоночнике и тяжесть в пятках.

Первым делом, я еще раз внимательно проверил всех её персонажей, найдя даже тех, о которых раньше не знал. Но все они были неактивны и помечены на удаление ею же самой. Но как? Система бы не позволила деактивировать всех персонажей! Минимум один всегда обязан быть активным! Иначе, как бы она все это сделала?
Я вывел журналы активности и нашел.
Софи Мегре. «Земля-90». Три часа назад. Нью-Йорк. Камеры наблюдения на Пятой авеню. Женщина в бежевом плаще поднимает свои восточные темные глаза на камеру, машет рукой в прощальном жесте и с улыбкой Моны Лизы шагает под рейсовый автобус...

Я закрыл лицо руками и с силой, до боли, провел ладонями, загибая веки и сминая щеки.
Отмотал назад запись и долго всматривался в счастливые улыбающиеся глаза моей женщины.

Затем собрался и вывел интерфейс резервного восстановления персонажа. Сейчас восстановлю и мы с тобой Софи очень серьезно поговорим об этом.

«Указанный персонаж в базе отсутствует».

Я тупо раз за разом набирал ее идентификатор, получая раз за разом один и тот же ответ.

Но кто?! Ответ снова дали журналы. Маленький скрипт с названием «au_revoir», запустившийся по расписанию от имени суперпользователя за секунду до полуночи, уничтожил все резервные копии. Откуда у нее высшие права в Системе?
Я же сам ей их дал...

А самое тяжелое было осознавать, что между шагом под автобус и срабатыванием скрипта было целых три часа. Три часа, чтобы восстановить её, спасти от окончательной смерти.

Пылающий багряным таймер я безуспешно стереть из головы спиртным в течение трех дней, пока Дитер не нашел меня и не спас.

***
«Я устала. Работа в реальности, работа в Вирте. У нас нет друзей, у нас нет детей, у нас нет мечты. Ничего нет, кроме работы. Я больше так не могу. Вот и сейчас, ты, наверное, даже не заметил, что я умерла. Я даю тебе шанс, так как очень тебя люблю. Но совершенно не верю, что ты им воспользуешься. Прости и прощай. С любовью, твоя Софи».

Я перечитывал это послание сотни раз и знал наизусть. И вот сейчас, стоя около шестого бокса, я впервые мысленно заменил «прощай» на «до свидания».

Немного поколебавшись, но все же, наплевав на негласные правила приличия, принудительно вызвал Дитера прямо в «Средневековье», чем явно его разозлил.

— Да я знаю. Извини. Да срочно. Мия ушла. Да, мне тоже жаль. Да, завтра зайду. Как обычно. Пока.
Чун Ли сразу разорвал сеанс, рыкнув что-то неразборчивое. Видимо, был слишком занят отвоевыванием очередных территорий для Человечества где-то в районе Бетельгейзе. Я оставил ему сообщение.

Придя домой, я принял душ, смыв с себя и затаив дыхание, проверил отклики от звездолетов, летящих через гипер-пространство к звездным системам, над которыми, благодаря полководческому таланту Чун Ли и непрерывной работе автоматических фабрик в поясе Койпера, уже гордо реял Зелено-голубой флаг Земли. На каждом таком корабле были резервные копии Человечества и все необходимое для постройки Ковчега. Когда Земля погибнет, люди продолжат жить своей эрзац-жизнью, ничего не заметив.
Софи, ты была права, что у меня не было мечты — у меня и так было всё, включая тебя. Но теперь мечта у меня есть. Я мечтаю, что в одной из десятков резервных копий, все ещё лежу на диване в нашей уютной квартирке в одном из спальных районов Москвы боясь пошевелиться чтобы не разбудить тебя, а ты спишь, прижавшись ко мне спиной и стянув с меня одеяло.
От двух прибывших к ближайшим звездам кораблей я уже получил отрицательные ответы на запрос — видимо, Софи подумала и об этом. К счастью, в журналах информации о действиях по удалению копии с Ковчегов, не зафиксировались. Поэтому оставалось еще сорок восемь — должна же она была хоть раз ошибиться.

А пока, мне нужно было подготовиться к завтрашнему визиту к Дитеру.

Я поднялся на верхний этаж в квартиру Софи, лег в её личную капсулу, подтвердил вход в систему и тут же проснулся в её постели в Нью-Йорке: после разрыва отношений с Николаем, Софи переехала в США, подальше от надоевшей за годы Москвы.
Я умылся, накрасился, оделся и, наскоро позавтракав, сунул в уши капельки, в которых Гордон Самнер заныл про тяжелую судьбу иностранца в чужом городе, и поспешил на работу. Дойдя до автобусной остановки, я терпеливо стал ждать, стараясь не смотреть в камеры, которые здесь были повсюду — нужно быть естественной.
Да, теперь, я сам играл роль Софи, создав её персонажа с нуля по памяти. Играл самозабвенно, талантливо, гениально, изучив досконально систему Вахтангова. Играл для одного зрителя — для самого себя, наблюдающего за представлением через зрачки камер наблюдения.

Ведь, я не могу жить без тебя, Софи...

©2021


#неизведанныймир 

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 6
    5
    97

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.