О теле и душе, 2017

«О теле и душе» Венгрия, 2017 г., реж. Ильдико Эньеди, в гл. ролях: Геза Морчани, Александра Борбели.

 

На мясокомбинате я работаю свиньёй трудятся аутичная тётенька с ЗПР и уставший от жизни пожилой сухорукий дяденька. Отсиживают рабочий день, приходят каждый к себе домой, выдоенные, поедают скудный ужин, забиваются от мира каждый за своё кирпичное окно.

Засыпают, и снится дяденьке, что он большой рогатый олень, а тётеньке — что она небольшая изящная олениха, и они свободно и раскованно мчатся рядом чрез волшебные леса и ручьи.

Они не сразу поняли, что им снится один и тот же сон, дяденька с тётенькой, а когда поняли, то… впрочем, что пересказывать, это смотреть надо.

Про что фильм? Про любовь, про что ж ещё. Поскольку сняла его по собственному сценарию женщина, поверхностные критики, сексисты, чтоб их, непременно чирикают что-то про «особенный женский взгляд» и тому подобное. Один, вон, написал, что налицо «вовсе не метафизическая притча, а бытовая комедия».

Это полная чепуха, кино как раз абсолютно метафизическое, о том, что чувство между мужчиной и женщиной вырастает подобно лесу из сновидений, где-то невообразимо далеко и в то же время предельно близко. И пресловутая искра между ними пролетает вовсе не в бытовом скотобойном пространстве, но в высшем мире, в надмирности, часто вопреки любым скотобойным реалиям.

И все мы, хотя и пленники своих скотобоен, на самом деле только тени гораздо более подлинных надмирных существ. Тени, пойманные в плен, это да, но самих этих существ, врёшь, не возьмёшь, никакой мир не поймает, что твоего Григория Сковороду.

В начале фильма потрясающий, всего на несколько секунд, эпизод: корова, обречённая на убой, взглядывает на своих будущих двуногих уничтожителей сквозь щель загона. В этом взгляде столько стоической мудрости, и, внезапно, спокойного сострадания к не ведающим, что творят, так нестерпимо светла и глубока печаль его, — что если бы фильм состоял только из него, мимолётного влажного взора, он уже являлся бы шедевром.

Несчастные коровы на бойне и прекрасные олени в лесу — одни и те же богом слепленные сущности, воплощаемые в различных сферах. Которые, в свою очередь, тоже соприкасаются, надо только уметь найти точку соприкосновения.

Вот какая здесь метафизика, а то «бытовая комедия». Мешаешь божий дар с яичницей — не пиши отзывов. Такова моя рекомендация, а вам рекомендую этот фильм к просмотру, конечно же.

Ильдико Эньеди, надо запомнить этого режиссёра (режиссёрку? режиссёркиню? как там нынче принято говорить?). Редко кто способен нынче на такой бескомпромиссный мистицизм.

Ах да, ещё у неё есть совершенно замечательный фильм «Мой двадцатый век», с просто гениальным эпизодом, когда Отто Вейнингер выступает перед группой суфражисток. Про Симона Волхва снимала притчу, опять же, и про стрелка с волшебными пулями. А я снимаю шляпу. Железная воля к волшебству.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 22
    14
    256

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • 1609

    , кино как раз абсолютно метафизическое, о том, что чувство между мужчиной и женщиной вырастает подобно лесу из сновидений, где-то невообразимо далеко и в то же время предельно близко. И пресловутая искра между ними пролетает вовсе не в бытовом скотобойном пространстве, но в высшем мире, в надмирности, часто вопреки любым скотобойным реалиям.(с)


      Джон как вам Борис Петрович?

  • 1609

    В начале фильма потрясающий, всего на несколько секунд, эпизод: корова, обречённая на убой, взглядывает на своих будущих двуногих уничтожителей сквозь щель загона. В этом взгляде столько стоической мудрости, и, внезапно, спокойного сострадания к не ведающим, что творят, так нестерпимо светла и глубока печаль его, — что если бы фильм состоял только из него, мимолётного влажного взора, он уже являлся бы шедевром.(с)


    Это прием Тарковского. Чтобы стать великим, Тарковский в кадре убивает лошадь. Триер отрезал утенку резиновую лапку, а перед тем свернул голубю шею. Это все приемы шокирования и манипуляции со зрителем. Но тут есть момент обнажения. 

  • Volkova

    Нинель Цуппербилль 

    Тарковский корову сжигал же. Не лошадь

  • 1609

    Волчья ягода 

    Корову сжег, а лошади отсекают голову в кадре

  • 1609

    Волчья ягода 

    Он мотивировал это тем, что добивался максимальной реалистичности. Но мне кааца это все из области шока (выбивание табуретки из под ног) и манипуляций.

  • natashka

    Божечки, какой чудесный обзор!

    "Мой двадцатый век" смотрела, но на личность режиссёра, каюсь, даже внимания не обратила, хотя фильм скорее "да", чем "нет".

    После этого обзора и посмотрю рекомендованное. и пересмотрю то, что как следует не рассмотрела.

  • SergeiSedov

    Зря вы так прониклись этим фильмом. Ох, зря! 

  • 1609
  • SergeiSedov

    Нинель Цуппербилль 

    Фильм глубоко безнравственный - просто гимн амебам. Старуха режиссерша единственно сильную сцену своей вялой поделки и ту внагляк украла  у фон Триера.

  • StambulKonstantinopolev

    Хороший фильм. Романтический.