200 лет со дня смерти Байрона

Ровно 200 лет со дня смерти Байрона. Пожалуй, величайшего из английских поэтов-романтиков. А, возможно, и англоязычных поэтов вообще. Умер он в возрасте всего 36 лет в Греции, куда приехал добровольцем воевать за её свободу от турок. Я сейчас вдруг понял — а ведь Байрон был ополченцем. То есть, братом нашим. Представляете? Теперь он национальный герой Греции. Его сердце похоронено там. Что ж, он остался верен себе и в смерти: жил ярко и ушёл красиво. Как рок-звезда — молодым. Великие поэты зачастую уходят рано. Его друг Перси Биши Шелли ушёл в 29 лет. А Джон Китс — и вовсе в 25. Бывают, конечно, исключения, но реже, чем хотелось бы.

Я поэзию люблю, но Байрона оценил поздно. Его «Паломничество Чайльд-Гарольда» — одна из лучших книг, что я в жизни читал. Фантастическое, завораживающее повествование о парне, которому было тесно дома и он отправился в путешествие по далёким странам. Сам Байрон об этом сказал: иногда бегство от людей — это путешествие к глубинам собственной души. Паломничество на самые необозримые её горизонты. Да уж… Я всегда считал, что поэзия английского романтизма — это нечто невероятное даже на фоне всех остальных великих поэтов, включая наших. А Байрон был главным из них, тут спору нет. Сейчас поэзия не в моде. Такое время. Но моды приходят и уходят, а Байрон останется. Если, конечно, не начнут сжигать книги, как в романе Рэя Брэдбери. Этому я не удивлюсь, глядя на происходящее. Тогда тем более стоит торопиться и читать его стихи. И не только его. Великолепные стихи великолепных поэтов великолепного века.

«Она идет во всей красе
Светла, как ночь ее страны.
Вся глубь небес и звезды все
В ее очах заключены,
Как солнце в утренней росе,
Но только мраком смягчены.

Прибавить луч иль тень отнять —
И будет уж совсем не та
Волос агатовая прядь,
Не те глаза, не те уста
И лоб, где помыслов печать
Так безупречна, так чиста.

А этот взгляд, и цвет ланит,
И легкий смех, как всплеск морской, —
Все в ней о мире говорит.
Она в душе хранит покой
И если счастье подарит,
То самой щедрою рукой!» ©

/Джордж Гордон Байрон/

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 19
    7
    161

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Dushess

    Почитала про Байрона.Он для меня-поэт из учебника и вроде Пушкин про него упоминал....

  • neo_crusader

    Келлюша 

    Пушкин его очень уважал. Возможно, это был его любимый поэт.

  • ol_ga_gerasimova

    Красивый стих. Не читала Байрона.

  • ol_ga_gerasimova

    Павел Кухмиров 

    Я сейчас Зюскинда читаю, шикарный) Правда я почему то думала, что он лет сто как умер, тк не читаю биографии никогда, а он жив оказывается))

  • neo_crusader
  • Venemars

    Ольга Герасимова 

    Сумерки, Дж. Г. Байрон

    (Перевод Лазаревой А.)

    Час это, меж ветвей когда

    Мы слышим трели соловья

    И, лепестками губ шурша,

    Любовных клятв твердим слова.

    Где лёгкий ветер проскользнёт,

    Там с водной гладью он споёт;

    Цветков кристальная роса

    К звездам взирает в небеса.

    И волны сделались синей,

    И лист — под простынью теней,

    И неба чист неясный свет,

    В вечерний мир наряд одет.

    Он день ведёт теперь к концу,

    Как лунный свет меня — ко сну.

  • elvi

    Байрон был ополченцем. То есть, братом нашим (с) 

    Вот всё жду, когда же песни на его стихи исполнит певец Шаман. 

  • ampir
  • elvi

    Культурный Шизофреник 

    Всё бы Вам насмехаться надо мнрй и паясничать! 

  • ampir

    Дорогая Элли 

    Никогда)) Я вас уважаю и только изредка слегка пошучиваю, чтобы примазаца к Красоте хоть каким-нибудь боком))

  • igor_proskuryakov

    Дорогая Элли "Он мой кумир."

    Витя Дробыш, ученик 467 колпинской школы, любил учиться лучше всех и лучше всех предметов любил учить французский.

    Вот пришёл он однажды в ресторан. Он уже взрослым стал, уже учеников учил сам. А тут вдруг в ресторане певец поёт.  ̶В̶и̶т̶е̶  Виктор Яковличу певец тот сразу нравиться стал, прямо в ресторане. Он вдруг, по старой школьной привычке, по-французски начал радоваться: "Charmant!" Несколько раз, и громко так радовался.

    А певец тот – был Ярик Дронов, тогда ещё школьник совсем. Ярик в школе, конечно, хорошо учился, но французскому его совсем там не учили. Но читать книжки он тоже хорошо любил, фантастику. Одна книжка была про колдуна сибирского. Оттого и послышалось Ярику восхищённое: "Шаман!" Три раза.

    А потом Я. Дронов вырос и с В. Дробышем ещё раз встретился, представился случай. Здравствуйте, мол, это ж я, "шаман"! Помните, дескать, ресторан в Новомосковске? Песни пел там, ещё школьником совсем. Теперь вырос вот. 

    Вот так Шаман и вырос.

  • Venemars

    Мне очень нравится его стих "Сумерки". Бесспорно, Байрон - это гениальный поэт. Может быть действительно, самый-самый в английской поэзии, по величине не устпающий самому Вильяму "нашему" Шекспиру.