Marginalus Игорь Скиф 18.04.24 в 09:36

«Крашены сучки» Пелевина

или

Обрывки размышлений в процессе чтения романа «Смотритель» 

Бегая по делам в яндекс-поиске, нечаянно увидел в каком-то живом журнале что-то о Пелевине, скользнул глазом по первой строчке… «О,  — подумал я,  — а интересно чувак пишет». Потом присмотрелся — а это меня цитируют(( (.
С вами были хроники самолюбования, тщеславия и гордыни, свойственные весьма недалеким людям. Я бы даже сказал — близким людям.

А писал я это достаточно давно, в процессе чтения первой книги «Смотрителя». Вот кусочек:

… Однако факт остается фактом — любовная линия, взаимоотношения мужчины и женщины, Женщина как таковая — ранее мало интересовали Автора, либо интересовали мельком, как некий человеческий казус.

Маленькая рыжая тварь А Хули, губительница богатых мужчин и полковников ФСБ — крайне сексапильна, но еще совсем асексуальна и предстает читателю-мужчине скорее предостережением, нежели лакомством. Похожая история и с Героями из «Ампира В» — изначально грустная и ломкая любовная линия в стиле Ремарка, когда возлюбленные догадываются заранее о грустном конце и просто идут по любви к финалу — «немного виски, немного секса, совсем немного Тиранозаврус Рекса»…

Все меняется в последних романах — любовная линия, гендерные отношения становятся едва ли не основным цементом сюжета, причем Женщина фигурирует как некий невообразимо прекрасный Терминатор, бесконечно невинное и жестокое создание, творение рук мужчины, уничтожающее потом его с особой циничностью, хотя и с некоей печалью…

«s. N. U. F. F. », «Цукербрины», теперь и новый роман… Внимательный читатель без труда заметит схожесть черточек основных женских персонажей этих романов, без труда сможет собрать их в один образ и увидеть лик Демона-Суккуба, которого так боится Пелевин и от которого пытается избавиться, вытаскивая его из подсознания в буквы для десятков тысяч читателей.

И здесь я снова повторюсь, что совсем неуместно предполагать, что в жизни Виктора Олеговича появилась маленькая юная сучка, которая молотком для отбивания мяса методично превращает в котлету его большое мужское творческое сердце. Это было бы слишком человечно и романтично для современного писателя.

Уместнее предположить, что Писатель-Манипулятор просто обратил внимание на неохваченную женскую аудиторию и решил сделать свое творчество интересным и для них.

Так что барышни получат интерес, читая новый роман Пелевина. Особенно начиная с появления в нем красивой юной девушки Юки, специально выращенной для того, чтобы дать Мужчине настоящую, чистую и искреннюю Любовь. Безукоризненной Женщины, у которой есть зеленый шнур, чтобы повеситься, если она хоть в чем-то разочарует своего Мужчину.

И что-то мне подсказывает, что к концу романа это ангельское существо опять уничтожит своего мужика и главного героя. С особой циничностью, хотя и с некоей печалью…

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 15
    11
    219

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Samarin

    Юки по-японски "снег": В.О. стащил у Мураками. Спасибо за обзор.

  • Samarin

    Ольга Герасимова 

    Я не знал )) Думал - авторское

  • Samarin

    Ольга Герасимова 

    какого только нет предмета, годящегося японцам для имени

  • ol_ga_gerasimova

    Роман Газета 

    Сами же написали " снег")) Юки, Юкио. Снег, снежный. После смерти человек  превращается в снежинку, и когда её касаются лучи солнца, то происходит перерождение.вроде. может в романе гг-я растаяла и родилась заново. Но я Пелевина не читала и не буду, потом расскажите)

  • Samarin

    Надо почитать. Как-то все эти последние романы с корявыми названиями не цепляли - чтоли автор теперь литературных венгров нанимает? Но восторг и трепет от "Дженерейшен Пи" и раннего рассказа "Вести из Непала" - навсегда.

  • Marginalus

    Роман Газета это роман 2015 года. Не лучший, кстати...

  • Stavrogin138

    Про страсть позднего Пелевина к сильным нимфеткам оставим специалистам. Хотя про Пикачу было для своего времени весьма тонкое наблюдение...

  • satannet

    ничего нового и интересного о женщинах после Льва Толстого не откроет нам ни один из этих самых Пелевиных. 

    нужно уважать свое время и тратить его на достойных. 

  • SergeiSedov

    Писать о Пелевине, это как писать о Толстом. Масштаб таланта несопоставим, но в современной русской литературе Пелевин - это Толстой, Сорокин - Чехов, Мамлеев - Бабарыкин, Цыпкин - Аверченко, Чхарташвили - Дюма-отец.