Восемь с половиной вырлей лилового шара

Никитка Петушков колясочно инвалидничал и оттого сторонился людского общества. Иногда к нему прибегала слабенькая умом соседская Олька. Никитка мастерил фигурки Громозеки, а она смотрела. Наблюдала. Восхищалась: как из всех этих проволочек, пуговиц и картонных цилиндров, рождался вдруг старый друг Алисы Селезневой, гигантский археолог с планеты Чумароза.

Проникновенные взрослые, знакомые матери Никитки Петушкова, когда-никогда покупали Громозеку для своих чад. Конечно же, Никитка понимал: никто из этих ребят не имеет ни малейшего представления, кто такой этот пластилиново-картонный монстр. Но зато, после каши, Никитка мог позволять себе «квандратик» шоколадки. Да и Ольке доставался такой же «квандратик». Они рассасывали эти крохотные обломки сладкого умиротворения, эти дольки сиюминутного счастья с едва уловимой горчинкой, и рассматривали Никиткину аляповатую армию.

Однажды ночью Никитка Петушков не по-детски остро почувствовал, как в его комнату рвется смерть. Она приняла угрожающий облик огромной серой собаки, и рвала нестерпимо обреченными когтями дверь, как добротный походный нож без усилий справляется с жестью консервы. Крик «мамка» предательски слипся в ничего не значащий всхлип, холодная слюна смерти заливала линолеум в горошек. Смердело псиной и параличом. Коляска у кровати безучастно дремала, мерцая лунными бликами.

Свирепствующий силуэт, разметав в стороны остатки дверной преграды, уже замирал для прыжка. Уже переходил из рыка в беззвучное клацанье пастью. Уже предвосхищал окоченение Никитки Петушкова. Как только...

— Четыреста капель валерьянки и салат! — бойко отчеканило сверху.

И в проем двери победоносно посыпалась добрейшая армия Громозек. Бессчетные щупальца ловким цирюльником замолотили по ощетинившейся твари, сотни глаз раскосо заликовали в лихорадке схватки, картонные панцири и цилиндры разлетались по швам, наполняя комнату шелестом и похрустыванием. Под потолком сформировался и мигом начал разрастаться лиловый шар, внутри которого находилась девочка. Никитке Петушкову она неуловимо напоминала Ольку, но у той не было такой бездонной синевы глаз. Поэтому он наверняка знал, кто его спасительница.

— Мальчик остаётся! Он будет Гениальным Механиком Планеты! — звонко ударило внутрь побоища.

Лиловый шар, лопнув, разлетелся по комнате, а смерть по-щенячьи отступила. Шум затих, дверь вновь появилась в проеме. Лишь сквозь оханье и покряхтывание добрейшей армии слышался шепот: «Вот что значит две лишние капли валерьянки».

Наутро Никитка Петушков никому ничего не рассказал. Он завтракал манной кашей со смородиновым вареньем, ждал Ольку и мечтал стать Гениальным Механиком Планеты. Оставалось только мечтать. И тщательно пережевывать завтрак.

<2021>

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 24
    18
    214

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.