Venemars Апрель 17.04.24 в 09:16

Черноозеро

#неизбежность

Георгий впервые ехал на это озеро. Несмотря на то, что в народе, особенно среди местных, оно считалось бесовским, ходила про него и другая слава — места эти весьма рыбные, а окуньки в нём, ну просто на загляденье — крупные и красивые. Именно этот факт и стал определяющим для рыбака, а вся эта несусветная мистическая чушь, связанная с приметами, мало трогала его ум. Он никогда не верил в приметы, считая это бредом и не более того.

Проехав мимо знака «Черноозеро», ему пришлось чуть резко притормозить, так как какое-то существо, похожее на чёрную кошку, появившуюся бог весть откуда, перебежало дорогу.
— Черти знает что?! — выругался Георгий.
И, к своей радости, увидел, что уже приближается к водоёму.

Не доехав несколько метров до берега, он остановился, осмотрелся, потом выбрал место где оставить автомобиль, немного сдал назад и влево, заглушил двигатель и вышел из машины.

Сперва он решил немного пройтись вдоль зарослей камыша и рогоза, дабы присмотреться, где лучше и проще можно было зайти в воду. Пройдя метров пятнадцать-двадцать, он случайно наткнулся на чьё-то пустое и старое ведёрко. «Наверное, какие-то рыбаки забыли», — подумал он. В этот самый момент, как-то очень уж неожиданно и громко прокричала ворона, пролетая прям над ним, чуть ли не касаясь его головы и скрылась за ветлами, что Георгий аж вздрогнул.
— Тьфу ты, дьявол! — рявкнул он и решил вернуться к машине. Там и подход к воде ему приглянулся больше.

Разобрав и подготовив все необходимые рыбацкие снасти, рыбарь Георгий подошёл к озеру. Насадив на крючок одного из двух дождевых червей, что накопал здесь же, зашёл в высоких резиновых сапогах в воду до уровня чуть выше колен и забросил удочку в почти чёрную на вид, воду, в которой отражалось угрюмое, серое и абсолютно безрадостное утреннее небо.

Первым, червя заприметил молоденький окунёк среднего размера, и тут же рванулся было его заглотить, но червь вытянувшись во всю свою длину, закричал что есть силы:

— Эееей, стоооой! Погодь!
— Чо это, погодь то, знаешь как есть хочется?
— Ты ещё просто молод и многого не понимаешь! Лучше быть голодным, чем холодным. Вот, приглядись, я болтаюсь на кончике, а точнее на тугом изгибе, слегка пронизывающим мою плоть, а сам этот изогнутый... не знаю как называется, назовём его держатель, прикреплен к такой длинной, как водоросль тонкой и крепкой штуке, которую тут же потащат наверх, как только ты меня проглотишь.
— Ха! Ну, ты я погляжу сказочник, мне даже есть тебя расхотелось, тут такая скукота в озере, если честно, но ты уже сделал мой день! И чего только не придумаешь порой, дабы не быть съеденным, это мне известно не понаслышке.
— Да, но тебе видимо пока, к счастью твоему надо сказать, не известно что будет дальше, когда тебя потянут за эту самую тонкую водоросль!
— Ну, я весь во внимании.
— Ну?! Смешно дураку, попадёшь в уху!
— Это что ещё такое?
— Уха, брат, это когда тот хищник о двух ногах тебя вытянет из воды, распотрошит и кинет в котелок, потом сварит из тебя суп на костре, будет жадно есть, причмокивая от удовольствия и приговаривать: «Эхх, и хорошааа, хороша ушица-то! Хорошааа, да...».
— А суп эт чего?
— Ну это когда ты на кусочки изорван и вода в которой плавают куски твоего тела сдобрена всякими приправами, проще говоря тиной там всякой, которую ест это чудище.
— Ох, и забавные же ты вещи рассказываешь! Но как он сможет меня вытянуть то, я же ведь проглочу тебя и поплыву дальше, а водоросль вернётся к нему уже без тебя?
— А вот для этого то и служит эта загогулинка, на которую этот троглодит меня и насадил, благо я состою из воды по-большей части, а кожица зарубцуется, не беда. Так вот, про загогулинку — она зацепится за твою пасть и за неё то тебя и потянут из воды.
— Так, а сил то ему хватит? Я знаешь какой бойкий и упёртый?
— О, да ты совсем не знаешь этих существ — они огромные, а ещё у них всё для этого дела имеется, если будешь сопротивляться, он ещё сильнее потянет, или бросит в воду такой предмет под названием «сачок» и всё, трепыхайся- не трепыхайся, вытянет тебя из воды на суп себе. Даст по башке, ты плавники свои и склеишь.

— А знаешь что, я вот что придумал: я сейчас же чуть выгляну из воды, проверю твои слова!
— Давай, коли не веришь, вперёд.

Окунёк разогнался, и слегка выпрыгнул из воды на треть корпуса и действительно — что-то огромное, похожее на корягу, возвышалось в сторону неба, стоя в нескольких метрах от него. Окунь тут же вернулся к червяку.
— Матерь родная, не соврал! Ну и уродливое же это что-то!? Но почему никто из рыб мне об этом никогда не рассказывал?!
— Так, а кто ж расскажет, если их всех вытянули? Разве кто вернулся хоть раз обратно?
— А ведь верно, да. Какой ужас. Но больше этому не бывать! А ты откуда это всё знаешь?
— А я, когда вот эти вот собираются и уже успокаиваются ближе к ночи, слушаю их разговоры, когда они у костра сидят и думают, что одни. Я много про их жизнь знаю, хоть и простой червяк.

Георгий, чуть приуныл, но вдруг услышал всплеск воды и сразу понял, что рыба то и впрямь здесь есть. Он потянул удочку на себя, подсёк пару раз и перезакинул снасть.

— Эй, я здесь теперь. Плыви сюда. Ну как, веришь теперь?
— Хм, это и правда чудище видимо хочет из меня уху сделать.
— Э, малой, ты если сам от еды отказываешься, не мешай другим, — недовольно и нагло прикрикнул незаметно подплывший здоровый окушара, — а ну с дороги мелюзга, жрать хочу сил моих больше нет!
— Но... — Начал было робко молодой окунёк, но было поздно.
Червяк сгруппировался и вмиг был проглочен здоровым окунем.

Георгий почувствовал, как рыба, совсем без поклёвки сразу же заглотила наживку и потянула в сторону. Изловчившись и ловко вытянув из воды окуня, Георгий был искренне рад, надёжда на приличный улов в этот момент была сильна как никогда!
— Отэта экземплярчик?! Гигантский окунь прям какой! Красавец! Ну к, где там мой фартовый червь, живёхонек ещё? Живёхонек! Отправляйся за новым, таким же!

— Эй, а вот и я, теперь здесь!
— Какой ужас, а где здоровый окуняра?
— Как где, скоро из него будет сварена уха!
— Вот это расклад... Я и представить не мог, что всё так быстро может обернуться в жизни?!
— Да, такие вот коварные эти животины. Они своего шанса не упустят, подготовленные и хитрые очень. Как щуки.
— Так, надо всех предупредить, я прям не поленюсь, буду рядом с тобой весь день и если кто подплывёт, непременно всех стану отговаривать тех, кто вдруг попытается тебя заглотить.

«Что-то как-то совсем ничего не клюёт», — подумал Георгий. Уже несколько часов после того здорового окуня никто больше ни разу так и не поклёвывал, — «может прикормить да червя поменять?».
Он поднял удочку и поднёс крючок к себе, снял червяка и бросил того в воду, нацепил другого, на вид, пусть дохлого, но более толстого. И занялся прикормкой.

— Эй, Бро, я тут!
— Где? Не вижу, а, вот ты где, хватайся за спинной плавник!
Червяк зацепился за плавник и был отбуксирован в сторону суши.
— Спасибо, дальше я сам, а ты плыви и отгоняй от приманки своих собратьев, не видать чудищу улова! Хаха, ахахаха!
— Ахахаха, точно! — Смеясь ответил окунь и скрылся в мутной воде.
Червяк постепенно добрался до суши, сначала при помощи лёгкого волнения воды, создающего небольшие волны, потом ползком по илу. Отдышался немного и прополз ещё примерно метр, и стал зарываться в ил суши. Но по составу и влажности почвы понял, что видимо вода достанет и до этого места. Поэтому отправился дальше в путь подальше от озера и совершив настоящий марш бросок, длиною в два-три метра.

— Да что ж это такое?! — В сердцах воскликнул Георгий. Несколько раз на его глазах, рыба выглядывала на поверхность из воды, как будто разглядывая рыбака и пропадала вновь и не то, чтобы клевала, даже робкой поклёвки ни разу не было. И было ведь очевидно, что рыбы здесь просто тьма! Причём, он несколько раз пытался подкормить рыб, и он точно видел, как те с удовольствием и в большом количестве угощались его дарами, но на земляных червяков, как и на мотыля, насаженных на крючок, вообще не реагировали?!


День постепенно трансформировался в вечер. Раздосадованный Георгий стал собираться домой. Через какое-то время его джип скрылся за камышами да ивами.

Червяк отдыхал в своей новой земляной норке и старался меньше двигаться, чтобы быстрее зажил шрам от крючка. Окунёк, с чувством собственного долга (не много не мало, а сколько спасённых жизней?!), уплыл в сторону коряг на другую сторону озера и весь вечер рассказывал своим о чудесном знакомстве с червяком и о том, какое благое дело совершил сегодня и громогласно, в силу своего юного возраста дал клятву, что и впредь будет поступать также. Рыбы дивились его рассказу и слушали с большим интересом. Кто-то из старых соглашался, что слышал нечто подобное от своего деда.


Георгий ехал уставший, опустошённый и абсолютно без настроения. Проезжая мимо таблички «Черноозеро», он опустил ветровое стекло со стороны водителя и смачно плюнул в сторону знака.
— Чёртово озеро, спасибо за украденный день, сска!


Смеркалось. Вода Черноозера всё больше стала напоминать нефтяное пятно. И только последние птицы, пролетая над ним, видели под собой его истинную форму, ничего особенного им не напоминавшую — в виде большого чёрного кукиша.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 38
    11
    188

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.