papavad Виктор 16.04.24 в 14:53

Хрясь, хрен

   
   Июльское утро. Солнышко только выкатилось из — за бугров и осветило посёлок Паршино.
Хата Были. Хозяин в спортивных чёрных брюках с обнажённым, тощим торсом, в тряпичной кепке и в галошах под мать твою, мать..., мать... с превеликим усилием рубит ствол берёзы на чурки, чтобы попариться вечерком в бане и выпарить вчерашний перебор со сливовым самогоном и ожесточёнными спорами с соседом и кумом Бубликом о жизни.
Быля тяжело вздыхает, поднимает трясущимися руками молот и со всей оставшейся силы шарахает по колуну, чтоб вогнать его в дерево, но силушку выпотрошила вчерашняя гулянка.
Быля готовится бросить это мучительное занятие, зайти в дом и отлежаться на кровати до тех пор, пока обессиленный организм наберётся вдохновения, а ещё представить себя молодым, здоровым и загипнотизировать словами: я крепкий и силушки у меня через край.
— Кум, — слышит он.
Возле забора стоит сосед Бублик. Богатырь В красных с белыми и голубыми полосками трусах, ковбойской шляпе, на босу ногу.
— Заходи, — рокочет он и лихо сплёвывает. — Похмелимся маленько, а вечерком под веничек крапивной с кваском и чайком с медком.
Быля бросает топор и юркает через дыру во двор кума. Взявшись за руки, идут на кухню и садятся за стол. Выпивают.
— За Россию. Ты как? — говорит Бублик.
— Я кум конечно за Россию, она меня выкормила и воспитала, выучила, много хорошего сделали, но дело такое, что, как мне кажется, мы сейчас погружаемся в пещерный век.
— Это почему в пещерный век, — вспыхивает Бублик. — Я тебе сейчас морду набью.
Он человек сильно нервный и на любое непонравившееся слово реагирует болезненно и бурно особенно в похмелье. Если Бублик высказывает своё слово, его не интересует к месту оно или нет. Главное — высказаться и руки распустить.
— Ты враг народа и России.
— Да откуда ты взял?
— Из твоего поведения и слова.
— Да не говорил я ничего такого.
— Я не глухой. Слышал. Ты враг России.
Бублик распаляется и наносит первый удар.
Хрясь.
Быля слетает с табурета.
— Да какой же я враг России? — Взвивается Быля. — Поросёнка держу, — быстро добавляет он, глядя на пудовые кулаки кума,- советский он,- отрывисто,- которого мне батько оставил, корову от деда Митьки, русский он,- всё таже быстро и затравлено,-правда, галоши с турецкого рынка. Баба купила, когда моталась за товаром по заграницам, но я в них даже за забор не выхожу. Управляюсь по хозяйству. Какой же я враг России?
— А такой!
— Да ты что сдурел?
Он хочет ещё что — то сказать, но не успевает. Его настигает второй удар.
Хрясь.
— Ты враг народа...
Хрясь... ясь, ясь...
Дело заканчивается стремительным побегом Были на четвереньках из кухни. Он исчезает в дыре забора.
Бублик снимает ковбойскую шляпу, наливает самогон в двухсотграммовый стакан, глотает, крякает и облизывается. Отходчивая душа, жалеет, что побил Былю подходит к забору и кричит.
— Кум! Ты ж забыл самогон выпить. Заходи.
— Пошёл на хрен.
Хрен, хрен, хрен.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 42

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют