borzenko Джон 13.04.24 в 09:28

Триатлон

Их разместили в одной палате. На первый взгляд не определить, кто там мужчина, кто женщина, так они были упакованы в бинты и гипс. Ноги и руки у обоих висли на растяжках. У двух белых мумий торчали наружу только встревоженные глаза и посиневшие от гематом губы.

Доктор сел с блокнотом возле одной, наугад.

— Итак, на что жалуетесь, молодые люди?

— На него! — Мумия возмущенно скосила глаза на соседа. — Слышь, урод, я тебя урою!

— Чуть поммедленнне, — попросил доктор, — потрудитесь исповедать свой анамнез последовательно, так удобнее. Вы кто?

— Я, это «она».

— Ага, значит, он это — «он»? Ну, железная логика. Продолжайте.

— Понимаете, пару дней назад мы загуглили друг друга.

— Простите? Это куда?

— Ну, загуглили.

— А, понятно. Так бы сразу и сказали. И что?

— Мы оба спортсмены, я занимаюсь плаванием, он конным спортом. Жокей. Наездник, блять. Познакомились по интернету, встретились в баре, выпили, закусили. Потанцевали. Он мне понравился, мой размер, и все такое. Я ему видимо тоже, он все пялился так, будто я ему кого-то напоминаю. Ну, время идет, надо что-то решать. Я грю, поехали ко мне. Поехали. Приехали, туда сюда, ближе к телу. А он все что-то нет, я смотрю, включил разговорный жанр, и говорит, говорит. И все о лошадях, соревнованиях, стартах, ставках. Один икс бэт, все дела, ставки на спорт. Я гляжу час, другой, а он все метет метлой. Я грю, эй! — пальцами щёлк под носом ему — мы скачки устраивать будем, или как? Или ты меня своим стендапом заебешь? И тут он как очнулся. Сразу распряг меня, себя, и как бы приговорил меня на четыре кости, да так ловко, только что сбрую не нацепил. Ну и все по уму, пристроился сзади, я даже почти услышала выстрел стартовой пушки.

Тронулись резво. Вначале ровным аллюром сделали пару кругов. Смотрю, стал разгоняться. А у меня волосы назад от волнения, он уцепился в них, может упасть боялся, хз, и такой кричит что-то, свистит. Вошел в раж. И когда уже замаячил финиш, он пришпорил меня так, что я вспомнила свой коронный прыжок с трамплина. С тройным тулупом. Ну и сиганула. А так как стояла в стойле головой в угол, то тулуп вышел так себе. Я тупо потеряла сознанку и отбросила копыта. А мой диск-жокей, не будь дурак менять коня на переправе, порвал грудью финишную ленточку и сорвал куш.

Когда я выплыла из астрала, он сидел напротив, пил мой кофэ и пялился на меня. А я вся такая лежу без трусов в этом неглиже, и чувствую себя пристреленной лошадью. С минуту прикинула, что к чему и грю, — эй, чувак, ты куда финишнул-то? Хочешь меня кентавриком наградить? А он улыбается, грит — ну что ты, Стелла...

— Стелла! — встрепенулся пациент на соседней койке. Звякнули растяжки, койка заходила ходуном.

— Вот видите, док. А я не Стелла, я Оксана.

— Так, так, продолжайте, Оксана, — у доктора от возбуждения запотели очки, — только очень подробно.

— Ну он грит, ну чо ты, чо ты, Стелла, первый раз что ли. Ты думала, как куется победа? Это закон, перед каждым заездом, такой спортивный ритуал. Хвост задрал и вперед. Игра в очко. Сама знаешь. Мы же с тобой команда, Стелла. Я же ни в чем тебе никогда не отказывал. Сено, лучший корм всегда, все для тебя, расчесывал, лелеял, копыта твои вылизывал. Представляете, что он нес?

— Профдеформация, — доктор с умным видом выпятил нижнюю губу, — bestialitas... А что с ним сейчас? Кажется, он немного не с нами.

— Что, что... полежала я чуть, оклемалась. А у меня в углу весла стоят, ну там же, где и ласты. Я же пловчиха, куда без ласт и весел. Взяла одно — чего, думаю, добру пропадать? А он, дурак дураком, но жить-то хочется, — видит, что пахнет жареным, схватил другое. Ну и... до кучи провели еще и тренировку по гребле.

— То есть, троеборье? — уточнил доктор, — скачки, прыжки с трамплина и гребля в сухую, без байдарок и каноэ? 

— Ну да. Разнесли мне квартиру в хлам. Вы сами видите, я не дюймовочка, если промахнусь веслом, то простудишься, но и он, надо признать, не много уступил по очкам. Пару раз продемонстрировал довольно убедительное маваши. Короче, рубились мы так же, как и ебались — до упаду.

— А кто вызвал МЧС?

— Соседи, наверное. Их стало заливать. Там побито все, трубы, батареи...

— Говорят, спасатели не могли вас разнять уже на полу, вы добивали друг друга обломками весел.

— Это я уже не помню, доктор. Все как в тумане... скажите, мы будем жить?

— Ммм... смотря что вы имеете в виду. Ваше состояние стабильно тяжелое, но надежда есть. Надежда есть. Тут главное, подобрать правильный корм, простите.. лечение.

— Доктор... — уже в дверях его догнал еще один вопрос Оксаны, — как вы думаете... может это... любовь?

— Ооо, Стелла, — загадочно улыбнулся доктор, — что же еще, если не она?

 


Примерно через полгода доктор отжигал на их свадьбе. Подождав, когда он успокоится и закончит вертеть на спине свой знаменитый «Нижний брейк Тубольцева», жених под уздцы подвел к нему невесту и они чокнулись бокалами.

— Спасибо вам, доктор, — с двух сторон они губами распушили ему бакенбарды, — если бы не вы и ваша метода заместительного экзорцизма... Спасибо.

— Будьте счастливы, друзья, — запыхавшийся доктор расчувствовался, промокнул очки огромным носовичком и раскатисто протрубил в него носом, — вы такие молодцы. Смотрю, даже на свадьбе не выходите из образа. Да, Стелла?

— Иго-го! — благодарно заржала невеста, и цокнула каблуком в пол, — вы гений, доктор. Иногда одна фраза может изменить жизнь. Когда вы сказали, чтобы мы перестали заниматься хуйней и попробовали хоббихорсинг, мы будто родились заново. Мы открыли для себя райские закрома насолоды. Поверьте, это даже лучше чем секс.

— Ну, вы все же не увлекайтесь.. Хотя я сам уже давно езжу на работу только верхом, — и Борис Петрович издали помахал красивой гнедой кобыле с длинной гривой, что стояла у входа в подставке для зонтов. 

 


Борис Петрович?

Да, это был конечно он, — экзорцист, неизлечимый неврифмист, неисправимый минькатурист и амбасcадор минимализма.

 

#мистика 

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 35
    18
    213

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.