Шоу «Радио “Трындец”»

Здравствуйте, здравствуйте, уважаемые слушатели, те, кто ещё не помер и надеется дожить до вечера или, по крайней мере, до обеда. Многие не доживут даже до завтрака, но этих счастливчиков мы не берём в расчёт. Пусть их смерть будет быстрой и безболезненной. Лёгкой смерти вам, ребята, и пусть вашим родным, друзьям, знакомым или случайным везунчикам достанется ваша утренняя пайка.

А тем, кто продолжает с неприличной жадностью цепляться за свои никчемные жизни, я говорю: «шалом».

Сегодня с вами Шура Дуболом и радио «ТРЫ-Ы-Ы-Н-Д-Е-Е-Ц»! Да, дорогие мои, нам всем трындец, но это вообще не новость! А новости у нас для вас сегодня следующие...

К Земле несётся громадный чорный астероид размером полтора квадратных километра в поперечнике. Он пролетит на расстоянии два и четыре миллиона километров   от нашей планеты, но есть надежда, что этот космический странник изменит свою траекторию и всё-таки врежется в наш многострадальный шарик. По-крайней мере, астрономы из Первой национальной обсерватории искренне на это надеются. В эту самую минуту они открывают шампанское, загадывают желание и скрещивают пальцы... Поддержим их энтузиазм и не погасим костёр их оптимизма своим упадочным занудством, тем более, что они — последние астрономы, несущие в мир благие вести. Других у нас попросту нет. И если Первая национальная внезапно сгинет в бурлящем море катаклизмов, как сгинули до неё все остальные, кто тогда прольёт целительный бальзам на наши исстрадавшиеся души, кто заврачует наши раны и кто даст нам упование на скорый и тотальный трындец? Поэтому вам, мастера биноклей и телескопов, посвящаю я песню группы Queen «The Show Must Go On». Пусть ваше шоу продолжается ровно до того момента, когда ваши чаяния наконец-то сбудутся и астероид навсегда уничтожит жизнь на этой грёбаной планете. Мы верим в вас, ребята!

Звучит песня группы Queen.

За то, что вы меня ещё слышите, я хочу поблагодарить Олдоса Дюнкера Отто Хауссера. Спасибо вам, мистер Хауссер за то, что ваша группировка орбитальных ретрансляторов глобальной информационной сети оказалась настолько устойчивой, что сохранила свою работоспособность после мирового блэкаута. Знаю, знаю, мистер Хауссер, вы уже давно мертвы, сгинули в кровавой мясорубке на Среднем Западе, где-то между Широкой Вонючей Пустыней и Бездонным Битумным Провалом, но память навсегда сохранит в наших благодарных сердцах ваш светлый образ. Покойтесь с миром, мистер Хауссер, покойся с миром, дорогой Отто, мы всегда будем помнить о тебе, пока последний твой спутник не сгорит в верхних слоях атмосферы или последний человек не испустит последний вздох, хотя неизвестно, что произойдёт раньше. Для тебя, Олдос, мы ставим следующую музыкальную композицию. Jennifer Titus. «O, Death».

Звучит песня Jennifer Titus.

Вы помните, как всё начиналось? Глобальное потепление, бактериологическое загрязнение океанов, массовая вырубка лесов, массовое вымирание животных и, вишенкой на торте, серия вспышек на Солнце, разрушившая энергетическую и информационную инфраструктуру. Помните, как всё накрылось глубоким медным тазом, помните тот хаос, когда не работали даже светофоры, не говоря о железных дорогах, аэропортах, мобильной связи; когда рухнули базы данных и наступил коллапс банковской системы, когда медицина  откатилась на уровень Позднего Средневековья, ну, не Средневековья, но в XIX век уж точно; когда мы лишились GPS и обзавелись компасами, в которых ни черта не разбирались; когда мир снова стал большим, невообразимо огромным и неизведанным; когда от пункта А до пункта Б приходилось добираться не часами, как прежде, а днями, неделями, месяцами. Помните, сколько усилий нужно было приложить, чтобы восстановить хоть малую толику прежних удобств и ништяков? Тот, кто ещё жив и жил в те славные времена, конечно, помнят. Почему я называю эти времена славными? Нет, не потому, что мы проявили силу духа и волю к жизни. Эти времена я называю славными потому, что мы были дураками, славными наивными дураками, тупо верившими в достижимость прежнего жизненного уклада. Да, мы многое воссоздали заново, но череда катастроф оказалась лишь первым актом разворачивающейся трагедии. Я помню — славные это были времена. Счастливые денёчки. И по этому поводу слушаем новую песню. Jim Croce. «Time In A Bottle». Время в бутылке, господа. Время в бутылке.

Звучит песня Джима Кроуса.

Возвращаемся к актуальным новостям. Новости, подобно осетрине, бывают таки первой и второй свежести. Осетрина второй свежести — просто вонючая тухлятина — и мало кому понравится, если сейчас я скажу, что значительная часть Южной Америки погрузилась в воды Тихого океана, ведь это — новость трёхгодичной давности. Три года назад случилась катастрофа планетарного масштаба, унёсшая миллионы жизней и навсегда изменившая облик латиноамериканского континента. Помните? Там жили латиноамериканцы, говорившие вроде бы на испанском и чуточку на португальском. Ну-ка, ну-ка, вспомните, кто из них говорил на бразильском? Прошло всего три года и уже никто не помнит, кто из южноамериканских жителей говорил на португальском. Или, может быть, латиноамериканцы говорили по-португальски и чуточку по-испански? Да какое, собственно, дело на каковском языке они тогда изъяснялись, ведь те, кто остался на жалком огрызке некогда обширной суши, пользуются теперь тарабарским наречием, понятным единственно им, и сами они напоминают скорее троглодитов, чем цивилизованных людей. Три года, дорогие мои, было достаточно, чтобы низвести личность, умеющую пользоваться мобильным телефоном, туалетной бумагой и планшетом до состояния неандертальца, пожирающего добытого броненосца сырым.  Однако, обратимся к новостям насущным.

На Дальнем Берегу вспыхнула эпидемия нетипичной лихорадки. Болезнь отличается быстротой распространения и высокой смертностью. Из десяти заражённых выживает меньше половины. Обычные способы лечения: заворачивание в мокрую ткань, прижигание пяток, мазанье подмышек, затылка и паховой области лечебной грязью, подвешивание за ноги вниз головой для прилива крови к голове не оказывают на больных никакого положительного воздействия, поэтому врачами принято решение прибегнуть к более действенным средствам — печной саже, крапиве, мочёному ягелю и древесному скипидару. Кроме того, врачи настоятельно рекомендуют избегать любых контактов с посторонними и советуют гражданам убивать всякого, кто решиться приблизиться к их жилищам на расстояние полёта стрелы. Тела убитых следует незамедлительно сжечь, оставшееся после сожжения — закопать. Не забывайте при этом о мерах предосторожности: закрывайте рот плотной повязкой, надевайте длинную одежду с капюшоном, ни при каких обстоятельствах не прикасайтесь к трупам. И пусть смертельная зараза минует ваши семьи. Не так мы мечтаем умереть. Вы, жаждущие красивой смерти, слушайте... George Harrison. «The Art of Dying». Искусство умирать, почтеннейшие граждане, искусство умирать.

Звучит песня Джорджа Харрисона.

В Ближних Землях взорвалась очередная атомная станция. Зона радиоактивного заражения стремительно расширяется в северо-восточном направлении. На Отдалённых Окраинах началось извержение вулкана. Землетрясение в Атлантическом океане силой десять с половиной баллов вызвало огромную волну-цунами, обрушившуюся на побережье Австралии и Индостана. Число погибших не называется, хотя, по-моему мнению, жертв не может быть много. Большинство умерло двумя годами раньше, когда вырвавшаяся из недр секретной биогенетической лаборатории зараза существенно сократила численность землян. Предположительно, пандемия унесла шесть из девяти с половиной миллиардов жизней. На территории полуострова Юкатан замечены гигантские муравьи-кочевники, или муравьи-убийцы. Длина каждой особи составляет более восьмидесяти сантиметров. Муравьи чрезвычайно прожорливы и чрезвычайно агрессивны. По непроверенным данным, они перемещаются двумя колоннами в сторону Северной Америки, поедая на своём пути всё, более-менее съедобное. Миграция муравьёв-мутантов уже вызвала социально-экологическую катастрофу в регионе. Положение усугубляется тем, что у населения нет действенных средств борьбы с возникшей угрозой. Правительство Северо-Американской самоуправляемой Республики предлагает взорвать термоядерный фугас с целью ликвидации угрозы и добивается согласия на его применение от старейшин местных общин, располагающихся на пути движения насекомых, угрожая в противном случае использовать это страшное оружие  по собственному усмотрению. Я не знаю, что хуже: быть сожранным живьём отвратительной шестилапой тварью, или заживо сгореть в термоядерном огне. В любом случае, я шлю попавшим в непростые обстоятельства поселянам слова искренней поддержки. Держитесь, братья! Для вас поёт Bob Dylan: «Death Is Not The End». Смерть — это не конец.

Звучит песня Боба Дилана.

На этой жизнеутверждающей ноте я прощаюсь с вами, дорогие френды и френдессы, где бы вы ни были и что бы вы ни делали. В завершение эфира слушайте песню: Iggy Pop. «In The Death Car».

Звучит песня Игги Попа.

Это истинная правда — мы несёмся в машине смерти без всякой надежды на спасение. Удачи вам, счастья и здоровья! Ха-ха-ха! До сви...

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 7
    5
    66

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.