Оставь это здесь 1

 

Их сторожевик вынырнул из варпа, пульсируя нагретыми хронопластинами, и повис над одним из самых эпичных зрелищ в обитаемой Вселенной — над работающим «планетарным потрошителем».
Раскрытые антиграв-дуги, каждая из которых была размером с тяжелый боевой крейсер или материнский корабль освоения, пылали белым огнем бесшумно и завораживающе. Куски породы — огромные, титанических размеров, висели в нуль-зоне будто мелкая речная галька. Бегунки плазменных измельчителей методично резали, полосовали, пластовали то, что совсем недавно было горной грядой, скалой или цветущей долиной. В ослепительном свете молний, в зажженных жерлах маневровых двигателей, в методичном исчезании отработанного материала в коротких вспышках силовой блок-сети чувствовалась та неимоверная мощь, что шла от центра обитаемого мира к его периферии — темной, опасной. Неизведанной.
Старший пилот Недгор снял шлем, стер рукой в перчатке крупные капли пота со лба.
— Кажется, коридор был узковат, — наконец смог выдавить он. — Я думал, нас сомнет. Или втянет куда-нибудь.
Лейтенант Духовного Корпуса Стражей, Малек Синн, единственный пассажир сторожевого катера «Идунн», общего панического настроя не разделял. В целом, варп в новых районах колонизации был нестабилен. Флуктуации временного поля здесь больше напоминали не морские волны во время штиля, а грозный рев разбуженного океана. Хрономаяки сдувало, корежило, червоточина могла утащить в никуда и что-то побольше. Что-то побольше их утлого кораблика. Однако — прорвались, хронопластины, судя по телеметрии, не повреждены. А значит обратный скачок будет через свертывание узла. Максимально безопасно и комфортно.
Второй пилот Неланд был бледен, как электрическая заря над «Ичигурой» — добывающим флагманом Семи Звездных Флотов. Губы тряслись, глаза потемнели и остановились. Наверное, если бы не героическая упертость старого черта Недгора — их тела уже атомизировались где-нибудь в Подзвездных Пустошах.
— Планетарный потрошитель «Ичугура — В3800», — радостно, будто заново родившись, провозгласил Недгор. — Впервые за тридцать лет полетов вижу эту махину за работой.
Да, зрелище было завораживающим, невероятным. Но Синн помнил о том, что его основная задача — разобраться в щекотливой ситуации на борту «потрошителя». А красота потерпит.
«Ичигура» — это, по сути, целое государство. Орбитальные истребители, рельсотроны, силовые поля с энергоемкостью континентов Прародины. По примерным подсчетам Министерства Миграции, на постоянной основе «потрошитель» облюбовало примерно двести тысяч человек. Немало, учитывая, что всю грязную работу, особенно в открытом пространстве, делала автоматика. Обслуга, пилоты, инженера. Большинство — на стандартных пятилетних контрактах от Министерства Труда. Особенно тяжелым сектором была сортировка. Редкоземельные металлы, платина, литий — это подлежало не транспортировке, а накоплению на «потрошителе». Раз в год весь накопленный массив забирал транспорт. Один из немногих, полностью оборудованных хронопластинами из ригидия.
Открытие ригидия дало надежду лучше защищать варп-коридоры. И корабли. Да, мог выйти из строя маяк. Да, могли сбиться настройки бортовых навигационных систем. Но ригидий, волшебный металл из мечтаний конструкторов дальнего флота, мог спокойно экранировать и подавлять любые колебания потоков. В том числе и самые страшные их проявления — хроноветра.
Именно из-за остановки добычи и заготовки ригидия его миссия стала столь спешной. Будь вопрос в чем-то другом — собрали бы целую карательную экспедицию, оцепили корабль, провели зачистку. Но мастера — буровики, плавильщики, калибровщики — их собирали по всему обитаемому свету. И разбрасываться кадрами никто не собирался. Сначала Синн должен был понять причину простоя. По возможности — устранить. А уж если не получится — дать полный риск-анализ перед началом операции.
Так выглядела его «легенда».
После разгрома секты «Певцов Пустоты» на Архе-18, Синн был на хорошем счету в Корпусе. Где надо — он был жестким. Где требовалось деликатность и внимательность — также был полезен. И при грамотной работе над этим делом Синн уже в 26 мог быть стать Капитаном. Огромный риск — но и огромные возможности.
Саму ситуацию он изучил прекрасно. Во время прободения последнего крупного куска ригидия, вся рабочая смена в составе Мастера над манипуляторами, трех бурильщиков и двух плавильщиков забаррикадировала изнутри переходной тамбур-шлюз в свой цех, потребовала разговора с Мастером Рубки, капитаном «Ичигуры». 
Из состоявшегося разговора стало понятно, что переговоры затянутся. Все шестеро, как один утверждали, что на «Ичигуре» не осталось живых людей. Только неизвестные прежде существа, которых они называли «оболочечниками». Якобы, во время прободения им было дано видение. Они научились зреть истинную сущность, судя по стенограмме. И теперь требуют забрать их с «потрошителя», грозя полностью уничтожить всю линию обработки ригидия.
Паника как лесной пожар распространилась по кораблю. Вставали производства, командир орбитальной эскадрильи требовал отчета о правдивости сведений, которые сообщили бунтовщики. Пока Мастер Рубки, знаменитый капитан дальнего флота Мэттор Грэйслин, держал всех в рамках. Но ситуация была накалена до предела. О Синне здесь слышали и очень надеялись, что дело удастся решить без крови.
— Нам открыли шлюз, — сообщил Недгор. — Стыкуемся?
— Разумеется, — кивнул Синн и достал разрядник. — Держите оружие наготове. Мы уже сутки не получали сведений с «Ичигуры».

***

Капитанская рубка больше напоминала поле для американского футбола. Огромная, белая. И абсолютно пустая. Грэйслин закрыл своей мастер-картой доступ ко всем системам управления. Теперь он носил ее на шее и датчик самоуничтожения грозно мигал прямо посередине кусочка экзопластика.
— Выпьете? — судя по воспаленным глазам и легкому тремору, Мастер Рубки уже выпил. Синн отрицательно покачал головой. Пшикнули входные двери — появился командор Биндер, начальник защитного флота корабля. Почти министр обороны.
— Эрик Биндер — протянул руку пилот. Его китель был украшен черными с серебром полосами. Множеством полос. Удачные вылеты, сбитые истребители противника. Опытный вояка.
— Малик Синн, — чуть заметно склонил голову Лейтенант. — Есть новости по бунтовщикам?
— Нет, — устало покачал головой Грэйслин. Спрашивали не его, но Биндер благоразумно не стал влезать. — Мы кормим их через открытый пневмоканал для корреспонденции и ждем вас. Можем штурмовать, мы готовы. Нейрогаз уже закачан, капсулы в предактивации, можем просто нажать кнопку...
— Я читал досье, — сжал губы Синн. — Мастер над манипуляторами — сам Ильдур Семибородый? Тот самый, что открыл ригидий?
— Этот факт значительно осложняет дело, — чуть слышно сказал Биндер.
Дальний флот — место легендарное. Ишидо Кусараяма — первый пилот, прошедший варп-коридором. Метем Шульц — командир первого разведывательного корабля, столкнувшегося с адептами Пустоты. Мэттор Грйслин — командир флагмана «Фафнир», победившего сборный флот пустотников при звездном скоплении М5.
И Ильдур Семибородый. Чертов инопланетный фанатик, который рассказал об уникальных свойствах совершенно неизвестного науке металла. Награжден всеми мыслимыми наградами Семи Звездных Флотов. Магистр Технологического Совета. А теперь — бунтовщик и угроза общественному спокойствию. Каша заварилась что надо...
— Будь моя воля — я бы договорился со старым придурком, — внезапно произнес Грэйслин, глядя в пустоту перед собой. — Но ведь он на полном серьезе считает, что я — долбаный оболочечник. У него даже теория есть. Мол они проникают в мозг, копируют личность. А потом просто выедают человека изнутри и ходят в его коже. И если ранить его — крови не будет.
— Пробовали ему доказать обратное? — прищурился Синн. — Это довольно легко. Подойдите к визуалкому и разрежьте ладонь. Многие вопросы будут сняты.
— Да уж, — глухо сказал Грэйслин и продемонстрировал Лейтенанту свои ладони. Изрезанные и залитые прозрачным биогелем. — Я пробовал. Теперь он считает, что я навожу на него морок.
— Ясно, — кивнул Синн. — Тогда пойдемте, поговорим с Ильдуром. И, кстати, вопрос — почему не остановили работы? Насколько я знаю, по процедуре...
— По процедуре я должен платить за простой всех трех приемных шлюзов из бюджета Профсоюза Добытчиков, — фыркнул Грэйслин. — А это значит — ожидаемые убытки — примерно три миллиона мультикредитов. Через неделю я вынужден буду и вовсе остановить добычу с такими расходами. А я не миллиардер вроде Бахридса, я обычный, твою мать, капитан корабля. Штраф я, так и быть, заплачу из своего жалования. Ведь мою именную пенсию даже Корпорация не сможет отсудить. Поэтому не советую обращать на это внимания. Мы идем — или как?

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 64
    14
    374

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.