«От страсти до садизма один шаг...» или Горькая луна Романа Полански

«Что вы хотите: мучить приятно лишь дорогого человека: нет никакого удовольствия в том, чтобы помыкать незнакомцами».

Паскаль Брюкнер, «Горькая луна»

Если вам удалось дожить до рубежа, именуемого «подсракулетие», но вы до сих пор не видели «Горькая луна» Романа Полански, 1992года, — это значит, что вы все еще «вошли не в ту дверь». 
Не будьте ребенком, вам необходимо срочно заполнить этот пробел в своей вымышленной кредитной истории. 
Мое первое знакомство с фильмом был в возрасте, когда на экране я видела лишь эротические штучки, а сюжет, нюансы режиссерского замысла, психологической душещипательности и полновесности драмы оценить не могла, да и не очень-то хотелось, ибо.
Сейчас уже можно взглянуть на фильм несколько иначе.

Действие разворачивается на борту круизного лайнера. Перед нами две пары. Одна из оных классическая супружеская чета, состоящая в браке семь лет, бездетная, переживающая семейный кризис. Супруг — молодой, инфантильный, не особо искушённый в светских утехах Найджел (Хью Гранд) , и его супруга Фиона( Кристин Скотт Томас). Она ненамного старше Найджела. Имеет прекрасное образование, воспитание, обладает сдержанной внешностью леди. Между ними откровенно сквозит скука, рутина. Это видно за версту — от их диалогов хочется зевать или удариться лбом в какой-нибудь борт. Как взрослые люди, они отлично понимают, что их семейный корабль вовсю несется на рифы развода. Именно для того, чтобы освежить отношения они и оказываются на этом лайнере, в надежде преисполниться глубин, духовных источников таинственной Индии и снова найти что-то объединяющее в совместном ожидании смерти.

На контрасте этой пары появляется вторая. Парочка странная: молодая, сексуальная Мими (Эманюэль Сенье, жена Романа Полански)и Оскар, её муж, инвалид-колясочник, старше своей супруги на 20 лет (Питер Кайот). Незаметно, почти ненавязчиво, продуманными пикаперскими крючками, Найджел и Фиона вовлекаются в какую-то непонятную игру Мими и Оскара: после случайного знакомства, Оскар почему-то выражает желание исповедать Найджелу историю своих отношений с Мими, от нежно романтичных вначале и до разрушительно-садистских, сдабривая пикантными подробностями интимной жизни, откровенными БДСМ сценами, психо и садо-мазохизмом. Это история о том, как влюбленность переходит в страсть, а затем и в ненависть. О людях, попавших в плен больных отношений, когда двое, растворяясь один в другом, теряют себя, теряют корни и остатки разума. Саморазрушаются духовно, неумолимо двигаются в конечный пункт, пройдя определённый рубеж, когда уже невозможно вернуться на ту карусель, где Оскар впервые сказал Мими «Я тебя люблю», в тот автобус, где впервые встретив свою Мечту в белых кроссовках и летнем сарафане — в то время, когда он пропал. Это можно сравнить с моментом, когда человек узнает, что смертельно, неизлечимо болен, но еще не до конца осознает что все кончено.
Его жизнь закончилась уже тогда, при первой встрече с Мими.

Хочется отметить операторскую работу. На глазах оживает романтический Париж, каждый уголок, бульвар, сквер пропитан любовью, рестораны приглашают на чудесный ужин, ночные огни, приключения, обещания, увлекательная феерия развлечения и страсти. Во всем этом жил Оскар. Получив наследство от умершего дядюшки, он благополучно проматывал состояние в городе своей Мечты. Париж! Париж! Город писателей, поэтов, художников и проституток — где, как не здесь мог еще реализовать себя пожилой, но все еще амбициозный графоман-американец?

Когда в его жизни появляется Мими, Оскар не в силах с ней разлучиться хотя бы на минуту. Она бросает работу официантки, перестает заниматься танцами и переезжает к Оскару. Целыми днями, неделями, месяцами они не выходят из своего жилища, отдаваясь страсти, повинуясь инстинктам, — секс, секс, секс...

В этой сказке, кроме лжи, присутствует тонкий назидательный момент для абсолютно всех увлеченных женщин: инструкция, чего не нужно допускать ни в коем случае в отношениях с мужчиной.

Мими, будучи провинциалкой, без связей, без денег, без работы, в конце концов без интересов и увлечений, получив на руки ресурс -влюблённого в нее и главное, обеспеченного мужчину — совершенно тупо и бестолково не умеет этим воспользоваться. Она в буквальном смысле висит у него на ноге, преданно заглядывая в глаза — «мне нравится то, что нравится тебе». Оскар, пресытившись «золотым дождем» и прочими ролевыми игрищами, будучи человеком творческим, делает из совместного проживания неутешительный и роковой для себя вывод — «они стали как две золотые рыбки, которые плавают в аквариуме, а за стеклом яркая и увлекательная жизнь».

Совсем скоро такой образ жизни надоедает, Оскар начинает раздражаться на любовницу по малейшей мелочи. Кровь уже не бурлит, жопа Мими кажется уже слишком пышной, член вяло реагирует на тело юной нимфы. Его литературная деятельность и попытки написать роман разбиваются об опротивевший быт, и Оскар, преисполняясь злобой, винит во всем Мими. 
И вот уже доходит до того, что: «Я вдавливал поцелуй в ее губы, как окурок в пепельницу...»

Начинается жесть. Скандалы. Они обреченно видят, что их страсть уходит, ушла в песок, но сделать уже ничего нельзя. Он равнодушно не смотрит вслед, когда она собирает чемоданы, а потом и вовсе избивает ее до обморока и синяков. Мими умоляет его не выгонять, сжалиться, ведь она его так сильно любит. 
Но, признаться, Оскар не такой уж и отрицательный тип. Обычный инфантильный тусовщик, к сорока годам не добившийся признания в литературе, но тем не менее, ему самому не нравилась эта роль садиста, которую он поневоле начал отыгрывать с Мими. Ему откровенно противны свои ублюдочные реакции на Мими, но между тем он так тяготился отношениями, был уже настолько пресыщен их контактом, совместным проживанием и откровенным бездельем — («мы питались сухими булочками и любовью»), — что предлагает Мими расстаться на пике страсти, сохранив хоть какие-то приятные воспоминания о былой любви. Но Мими, как женщина, настроена более приземленно с прицелом на дальнейшее развитие -рожать детей, жить семьей, кататься на карусели эмоций и чувств.

Когда женщина не может отвязаться от мужчины, давя на жалость, скуля как побитая собака, вымаливая крохи со стола Господина, в душе его буйным цветом расцветают зерна зла. Садиста и Тирана. Если бы Мими нашла в себе силы уйти, исчезнуть, оборвать малейшие контакты, может быть, эта история не закончилась так. Но героиня, возможно по неопытности, а может и глупости становится зависимой. Она растворяется в Оскаре. Потеряв остатки самоуважения, всю внешнюю привлекательность, отдав себя полностью и душой, и телом, она становится тяжелой ношей, от которой мужчина хочет избавиться любыми способами. В том числе самыми жестокими, как это и сделал Оскар, оставив её, после тяжелого аборта одну в салоне Боинга, улетающего на экзотические острова. 
В окне иллюминатора Мими в последний раз видела лицо своего Любимого, отраженное светом Горькой Луны.
Именно в тот момент ее сердце разлетелось на сто миллионов маленьких мертвых сердец, душа влюбленной покинула тело.
Любовь умерла, из пепла былой страсти выросла Ненависть. 
Мими переродилась из жертвы в жестокого палача.

 Есть поверье — бойся мести отвергнутой женщины и ее растоптанных чувств.

На протяжении картины меняются краски и оттенки. От нежных пастельных тонов, символизирующих невинность, романтику, влюбленность, переходящих в яркие оттенки черного и красного, когда между Оскаром и Мими разгорается страсть, и до серых, унылых тонов, когда Мими возвращается к Оскару, к уже больному, беспомощному старику в инвалидной коляске. Издевательства Мими над Оскаром, унижения моральные и физические можно возвести в ранг справедливого возмездия — плата по счетам. Но рассудим здраво. Во-первых, он ничего ей не должен. Кто она ему? Девочка с улицы, без средств, без семьи, близких, будто без прошлого, свалившаяся на него незнакомка, что походя взбудоражила в нем кровь. Он впустил ее в свой дом, он не был богат, но его средств вполне хватало на беззаботную жизнь вдвоем. Ей не нужно было думать на что жить, она не хотела ничему учиться, развиваться, она просто хотела вот так провисеть у Оскара на ноге, лежать у его ног, временами развлекая его эротическими танцами, лаковыми сапогами, обволакивая его пьяными от любви глазами, будто муху малиновым сиропом. Но так не бывает. Не сексом единым. Кроме того Оскар был достаточно интеллектуально развит, избалован женским вниманием, искушенным в сексуальной сфере. В конце концов он не хотел семьи. Он про неё и не думал. Ему нравился его образ жизни. Он и так сделал более чем смелый шаг, когда разрешил ей жить у себя. Да и Мими, не смотря на внешние данные, из себя представляет... Ничто. Она живёт, повинуясь инстинктам. Своим хотелкам. Беззаботно, игриво. Когда Оскар избивает её, она даже не может проявить гордость, обидеться, в конце концов наложить вину, — а вина тут неоспорима, — что же она говорит ему? — «Мой тигр, со мной все хорошо, главное, что ты со мной».

Черт бы тебя порвал, девчонка, ну нельзя же так. Поэтому он и говорит ей на лавочке: «Мне так нехорошо. Ты ничего такого не делаешь, просто одно твое присутствие меня убивает».

На самом деле, эти двое как единый организм. В начале отношений они отлично дополняли друг друга, и в середине, когда их любовь достигнув пика, лихорадочно искала новые формы, и потом при смене ролей (жертва — садист). Но в наивысшей точке, когда уже стало понятно, что в вечном огне их чувства закончилось топливо, — все пошло на спад и рубеж был перейден. 
После того, как Мими соблазнила жену Найджела и в присутствии Оскара у них был секс, (тема вуайеризма так же затронута Полански), Оскар понял, для чего Мими подарила ему на день рождения пистолет с патронами. 
Классическое «ружье на сцене» ожидаемо выстрелило.

О чем эта история? Наверное о том, что иногда любовь настигает людей как болезнь, морок, отчаяние, они пожирают друг друга, словно голодный булку хлеба, или жаждущий выпивает залпом ведро воды, — слишком быстро. Их швырнуло в море любви, двух не умеющих плавать животных, и как животные, они сцепились, чтобы выжить, забыв при этом плыть. Они утонули в своей любви, и красоты в этой истории ровно столько, сколько длится полет пули.

Р. S.

Dédié à mon cher J., toujours à toi Lo

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 78
    19
    672

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • id147862738

    но это был полёт

  • marta34

    Нин, только добралась. А вот кино не смотрела, почему-то мимо меня прошло. Ну вот прочитала твой обзор и посмотреть захотелось.. Мне интересно все, что "на грани". Или "за гранью". Вот тут-то и начинается самое интересное про человека. Но почему-то мне кажется, что Оля Волчья Ягода права. Это про падение... И грань этого перерождения: любви в ненависить, жертвы в палача, порой, еле заметна. 

    Посмотрю и потом еще напишу 

  • 1609

    Ольга Гарина 

    Ой, Оля, спасибо большое, что-т нашла для меня время. Надеюсь ты посмотришь и мы ещё вернёмся к этому фильму!! 

  • marta34

    Davy Jones 

    Да, обязательно посмотрю. 

  • Tovarisch

    Стоящий текст о среднем кино )

  • Tovarisch
  • 1609
  • 1609
  • id147862738

    Именно в последнем амплуа они были эффектны провокативны как и их запланированное самоубийство - связь до конца. порозень они были заурядны. не думою что это была их первая попытка. на что они красиво жили в своём театральном амплуа? никто из них не работал.

    он же мог её послать когда она явилась с новостью "плохой и ховошей" - наконец то он нашёл стимулятор и самовыражение - нормально то жить всё равно бы не сиог

  • 1609

    Izabella Wallin 

    Они жили на его наследство от дядюшки

    Он мог бы её послать. Именно. Он мог бы нанять себе сиделку на его средства. Именно. 

    Именно. Он или бы сторчался, или бы где то его бы прибили. Ведь после того, как она улетела на острова, он два года бухал как скот и себя разрушал. 

  • id147862738

    Нинель Цуппербилль 

    не очень то больщое наследство было - для жизни в Париже. он прекрасно понимал  (они понимали что и средства и запал могут кончиться -- если занянуть) - поэтому кураж на излёте

  • 1609

    Izabella Wallin 

    Вполне хватало, ну не роскошество. Но все таки.

  • 1609

    У меня таких два. Велосипедика для цветов. Я туда гидропонику кладу и втыкаю цветочки