ИНТРИГИ. СТИХИ

СТИХИ. ГОЛОСОВАНИЕ
В этом голосовании нельзя отменить свой голос или переголосовать.
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23

Внимание, подписи к каждому креативу означают стилизуемого автора. Списки настоящих участников даны вразнобой в первом комментарии. Не торопитесь отдавать свой единственный голос, почитайте, напитайтесь творчеством. Продлится голосование с четверга 28 по субботу 30 марта включительно. Приступаем:

1.  Мика Плазма - Инна Ш

Nullam

Жёлтыми звёздами 
Денежки розданы.
В Питере ночь.
Месяц контуженный
В тучах поужинать
Вовсе не прочь.

Март недоделанный,
Кот децибелами
Просит любовь.
Мальчик в познании
Естествознания
Дёргает бровь.

Глупенький, радуйся,
День будет с градусом.
С песней "Привет".
Улица Горная,
Там тебя вздорного
Ждёт логопед.

Всадника Медного,
"Чижика" бедного
Лупят ветра.
И послесловие:
Бредит Московией
Город Петра.

 

2. Апрель - Ольга Орлова

В полях туман осел на травах

Прозрачной свежею росой.

А птахи малые в дубравах

Дивились юною листвой.

 

Течёт река, бесшумно тая,

В просторах родины моей.

Я жизнь люблю, её вдыхаю,

Ласкаю нежностью очей.

 

Люблю я горы и долины,

Цветы, уснувшие в саду.

Мой путь земной, увы, не длинный,

Я по нему, смирясь, иду.

 

Но вдруг когда-нибудь устану,

Взгляну назад, остановлюсь.

Я жизнь любить не перестану,

А может заново влюблюсь!

 

3. Полковник Васин - Ольга Орлова

Подснежник

 

Лес качался безмятежно,

Оживал земли покров.

Я нашёл в лесу подснежник.

Разложившийся урод

Скалил зубы, источая,

Дух зловонный. Сукин сын

Был безмолвен и печален,

Омрачал приход весны.

Опера ругались матом,

Заглушая пенье птиц.

Им - хуёво. Мне - пиздато.

На мгновение завис:

Вспомнил осень. Дождь унылый

Мазал сопли по стеклу.

Я пришёл к своей Галине.

У окна на перекур

Тормазнулся. Вижу, стерва,

Вьётся в койке под Васьком.

Рвёт канат стального нерва

Подступивший к горлу ком.

Дальше всё - в тумане вязком.

Кровь на белой простыне.

Остывают тихо ласки,

Согревая душу мне.

Ночь. Луна глядит уныло

На деревню и погост.

На ветвях хохочет филин.

Я бреду под светом звёзд

В глушь лесную. Тянет ноша,

Только нет пути назад…

Утро. Стелется пороша.

Всё прошло - ни дать, ни взять.

 

-Слышь, Михалыч, можно ехать.

Не раскроем, блять. «Глухарь».

Здесь кружить нам больше нехуй.

Ладно, бог с ним. Не вздыхай.

 

По ухабам да по кочкам

Едет, прыгает бабон.

Не нашли ещё цветочка.

Спи, Галина, вечным сном.

 

4. Дорогая Элли - prosto_chitatel

Давно уехал детства паровозик,

И снег припорошил мечтаний цвет.

Бывает так, что печень не вывозит,

Да и возить причины больше нет.

 

Раздвинув веки спичками терзаний,

Стряхнув с себя тяжелый морок снов,

Ты спросишь у своих мегаломаний -

Зачем порой бывал ты так суров?

 

Ко всем, кто не оправдывал и спорил, 

К богиням, резонерам и глупцам.

К штрафным, полупустым и даже полным,

К провальным эпилогам и концам.

 

Но что жалеть о прожитом напрасно,

Sic transit...все на свете, даже боль.

Танцует кто-то в маленьком и красном,

Поёт паркет про нежность и любовь…

 

 

5. KenshiRouge, которая притворяется Сотоной - Корнил Капралов

Мне зябко и тревожно, но немного.

Немного боязно, как в детстве у доски.

Я выхожу нагая на дорогу.

Зефирят бёдра, шоколадятся соски,

в ложбинках тень, а острые суставы

толкают воздух, будто маковки церквей.

Строчат ресницы "Домострой" полууставом.

Трефовый интерес скрывает туз червей.

 

По позвонкам - секунды вереницей.

Кто ждёт меня, тот вьётся кобелём.

Кто звал меня, становится синицей,

а кто не звал - курлычет журавлём.

 

Мне сложно быть, казаться - много проще.

Ползёт закат, ласкаясь к ковылям.

Была золовкой. Вряд ли стану тёщей -

бег не к Граалю, а в горнило по граблям.

 

Здесь явь играет с навью в джа сновидцев.

Здесь стол и дом, обилен урожай.

Здесь девочка без платьица из ситца.

Попутка в детство, где ты? Приезжай.

 

6. Полковник Васин - Поддатый Шарманщик

Ты, я и пёс
 
Ты шла сегодня в розовых чулках,
Играли солнцем икры вдохновенно
И март с отдышкой сильной , впопыхах
Пытался обласкать твое колено
А воробьи, напившись от сосуль
Хмельно чирикали и обсуждали бойко:
-Вот если бы мужик ей нынче вдул...
А то одна.. Досадно, больно, горько!
Самораспадом снег вокруг дышал,
И стекла окон весело блестели
А март сугробы медленно сношал
Не торопясь, в раскачку, еле-еле
И захотелось мне ее догнать,
Припасть к губам , обжечь горячим перцем,
Под воробьиный гвалт,как беспощадный тать
Вдуть глубоко, возможно и до сердца!
Вот прямо здесь, среди весенних грёз,
Среди сугробов , тёплого дурмана ...
Но подошел к ногам облезлый пёс
И обоссал мне брюки из лавсана!
 
 
 
7.  Полковник Васин - Сотона

Дуралексина

По седому березняку

Воз таща с хворостиной сладкой,

Ёжик с дырочкой в правом боку

Скачет карликовой лошадкой.

 

Раскисал окоём озёр

В густопсовии песнопений.

Кто-то скажет: «Гаер, позёр»,

Кто-то ахнет: «Аника, гений!»

 

Но меся подорожный снег

Улыбается Монной Моня,

Что течения старых рек,

Гадом буду, в законе ноне.

 

Разбросав булдыганы строк,

Воспевая души бананы,

Наедают щечищи впрок

Задушевные хулиганы.

 

Чтоб рифмуя мороз и роз,

Евтушенков светлей и чище,

Зачерпнуть молока берёз,

А порою и молочища.

 

 
 
8. Дорогая Элли - Сотона
 

Светлая королева

Тёмною спесью наполнена пёсья стать.

Ветер поёт ей про стылость чужих болот.

Только не вспомнить уже и не угадать

Крови причудливость в смешанности колод.

 

Спелые звенья качающихся цепей

Ждут побирушек, карабкавшихся в уют.

Если не можешь петь, то хотя б запей.

Или забей, от тебя, ведь, лишь это ждут.

 

Синее лето, едва досчитав до ста,

Кончилось разом, как стадо ночных овец.

Прячется сердце, и как полнота пуста

Сеть, где напрасно пойман души ловец.

 

Пересчитает грошики лунный кот,

Осиротеет вечер в цветах бордо.

Как дохромать Бенедетте из точки «от»

В точку, где раньше всё было счастливым «до»?

 

Слово гарротой режет её гортань,

Но не признаться даже себе самой –

Скормлен зиме недоступный Тьмутаракань.

Новый канкан проплясала себе одной.

 

9. Сотона - Поддатый Шарманщик

Стоик 

По грузинской военной дороге

Волоча свою гузку в кутузку

Он гангреной гримасил на многих

И трусил языком по этрусски

Две манды, что на сладкое падки,

Вдруг на встречу ворча, выпив чачи:

-В сколиозе измучились матки,

Скользок ты, мы тебя отхуячим!

О, Гомер, Моргенштерн с Магелланом!

О, Мадонна с мандою манящей!

Волочкова с балОвнем Биланом!

О, Михайлов всех бабок ебящий!

И поднЯл он свой посох колосский

Зарычал словно грязная гризли:

-Окроплю вас борщом по бордосски

Не отмоетесь в термах по жизни!

Гомерично огрел геморроем,

Менелаем маленько облаял,

И ушел покорять свою Трою,

Ахиллесом нехило хиляя...

 

10.  Модест Лосик - Сотона

Поэт и гражданин

Щемил ковыль махровой бочкотарой

У съеденной излучиной реки.

И пел цыган пронзительной гитарой,                          

Отбрылив рябь своей большой щеки.

 

Заветных истуканов полутемья

Вставали гущей над стернёй росы,

Чтоб созревало вымье угощенье

Среди ромашек средней полосы.

 

Бежа искус пиит угрюм, но ловок,

Он всуе тщал томления аскез.

От баядерок он и поллитровок

Ногою гордой ринул в тёмный лес,

 

Где путь земной пройдя до половины,

Он, утонутый в мареве седин

Рыдал на пашни, хлевы и овины,

Не как поэт, а словно гражданин.

 

11.  Сотона - Дорогая Элли

Ad anum

По вытертой мерлушке эмпирея

Ползёт светило почивать за горизонт.

Откушавши вечернего елея,

Я сам себе эон, плерома и архонт.

 

Хоть мне и не с кем побеседовать на равных –

Ушла Симона Вейль, Батай и Жак Лакан…

Поганый день, как все стихи на главной,

Бесплодный и пустой, как будто мой стакан! 

 

Per aspera ad anum... Впрочем, к чёрту! 

Я, отражаясь в бледном зеркале Невы,

Не то про жизнь рассказываю мёртвым,

Не то о смерти говорю ещё живым.

 

Но как бы ни шутил со мною Кронос,

Ни рваных синусов моих кардиограмм,

Ни губчатый, видавший виды, конус

Я растревожить никому теперь не дам.

 

Аскеза. Мой зарок. Мой казус белли.

И пусть тоску мне целый век топить в вине,

Я ни о чём сейчас не сожалею,

В сортир смывая тот билет до ебеней,

 

Где чуть подгнившей вишенкой на ёлке

Меня манила перемена лобных мест... 

Зато я слово ж о п а из осколков

Сложил! Поэт я или penis canis est!

 

12.  Алибабаев - Апрель

"Мой винаграт"

На грудь твоя взглянув дыша,
подумал - как чиста душа?!
Тебя я страсть как захател,
аж тюбетейка мой вспател.

Прекрасна ты как винаграт,
как дыньки - круглий, ощнь слаткий!
Я увезу моя лошадка,
тибя в прекрасний мой кишлак!

Ты будешь печь лепешка мне,
тебя я буду петь стихами,
тебя я буду страстний греть
такими тёмными нощами!

Ты наражаешь мне детей,
не знаю, может два иль пять,
мы за деньгой в Москву поедем:
работать там, сюда их слать.

Потом вернёмся, будем жить
ни в чём себя не напрягая,
ни в чём себе не отказая,
тебя продожу я любить!

А если хочешь жить в Москва?
У рынка купим мы квартир.
Там будет всё - вода, сортир,
не жизнь, а сказка для тебя!

Ну что, ты скажешь мине да?

 

13.  Сотона - Апрель

"Весеннее"

Прокрустом охмуряясь в грусти,
как Птолемей звездой томим,
мои герундиевы грузди
жуют ажурно эндорфин.

Похищен разумом Елены,
меня внутри конь Трои ест.
Так терпсихорят Мельпомены
недостижимый им Триест,

так, эврибади Эвридики
готовы лакмусом лакрить
и обезличенностью лика
вновь берендея берендить!

Эх, эсмиральдовы субтропы,
что неподвластны горбуну,
посёрвивши Орфеем строфы,
стих изливаю про весну.

А я как Полифем по фене
камлаю молча кий куя,
как Микельангеля големы -
нашёл нежданно тропы я.

Но ты моим антагонистом,
зеркально скаля скальпы дней.
Глядишь - оу, щит, в щите лучистом -
не  разгарконится Персей!

Пусть казуисты неказисто
пленяют палиндром плеяд.
Эклизиастовы баристы
вливают в разум кофе-яд.

Махатмы больше не пегасят,
но коленкоря афедрон, 
пусть беладонны дни украсят,
коль примаверы слышен звон.

 

14. Ольга Орлова -Апрель

"Концерт Рахманинова"


Маленькой девочкой, всем незнакомая,
в зале огромном, присела на дальний ряд.
Сердце стучало под рёбрами тонкими,
Бродит любовь в том ряду, как мне все твердят.

Долгою паузой, свежей гармонией.
Было в антракт, выходила во двор курить.
Мне подмигнула искрящая молния,
лёгкие жадно спешил петрикор залить. 

Рядом деревья казались тромбонами,
ветви как струны дрожали моей души.
Кашляло дерево громко воронами,
ветер миксуя темп страшно, порой, грешил.

Снова я в зале, часы ускоряются.
Я отхлебну незаметно свой эликсир.
Вот уже чётко всё, жизнь возвращается,
в памяти всплыв кареглазый такой кассир...

 

15.  Сотона - Colibry

Парадоксы of History

На фьордах птичий вечный шум-гам,
Вальхаллы вакхи варят пунш.
И нибелунги с Карлом Юнгом
Определяют типы душ.

Иных дешевая душонка 
Целкового цены неймёт.
Не кичится кастрат мошонкой,
Идею догмит идиот.

Грифоны графские размоет
Гроза Островского, как встарь.
Ждет пара Ноев в паранойе
Одну породистую тварь.

Марает руку Амаранта
В камине жарком сгоряча.
А дети капитана Гранта
Теперь все внуки Ильича.

 

16.  Полковник Васин - Colibry

Пора бросить пить

 

Весна. Папиросками в парке березы,

Коты, изумлённые кошками, воют.

Меняются куртки, дороги и позы,

Сплетаются люди руками по двое.

 

Пора забывать, всё что было зимою -

Попойки, похмелье и секс для сугрева.

Лилового пони дождями обмоет,

Опоссум, проснувшись,  рванется налево

 

По кучкам дерьма из-под серого снега

Навстречу открывшимся женским коленям.

Рассыпется солнце по новым побегам,

Трамвай расцарапает небо оленем.

 

Рогатый, блестящий, он катит по рельсам

Сквозь воздух прозрачный на пастбища лета.

По столбику скачет сбесившийся Цельсий,

Щетина растет на щеках у поэта.

 

Жаль, я – не поэт, грустных букв подмастерье.

Дожить до  зарплаты и пить бросить мне бы.

Тебе соберу на краю у безверья

Пушистые звезды на веточках вербы.

 

17.  Полковник Васин - Lariko

"Ягодки - малинки"

Каждый день я сюда прихожу, 

Сняв мундир и ослабив ремень. 

По цветущей поляне брожу,

Где малина накрыла плетень. 

 

Мудрая Наталья! В омут мирозданья 

Мы нырнём с тобою 

Дружно

Рифмой звеня. 

Милая сестричка, маленькая птичка,

А с тобой вспорхнём ввысь,

Где синь-синева. 

 

Вы прекрасней античных богинь,

И талантливей в тысячу раз. 

А учуяв ваш трепетный Инь,

Бьёт копытом мой верный Пегас. 

 

Дорогая Элли! В вихре карусели 

Потеряем крышу  - чёрт с ней! -

После найдём. 

Катя Кеншироуд  - нам не нужен повод,

Голыми купаться сбежим под дождём. 

 

Вы колдуете рифмами так,

Что теряю я сон и покой. 

Сжальтесь, нимфы, я вечный ваш раб,

Оставайтесь навеки со мной!

Олечка Орлова! Между нами снова 

Каверы экспромтом 

Тонко

Свяжут узор.

Страстная Виола! Ты, как горгонзола,

Праздник для гурмана,

Изысканный стол.

 

Ольга и Татьяна,

Нина и Ирина,

Инна, Егердышка, Настя  - 

Всех вас люблю!

Хочется взаимно - 

Чтобы необидно,

Всем целую ручки и песню пою!

 

18.  Лиза Виолонова - Полковник Васин

Абзац

Бери меня, как пяльцы в клещи рук,

Едва коснётся зарево верхушек.

Дели меня на отблеск и на звук

На сеть повторов двинутых кукушек.

 

Акустика безмолвия проста -

Ядро о стенки бьётся, не смолкая.

Лепи меня, как пролежни моста

И шишки, пальцы в мокрое макая.

 

Заря кровит, а значит, ливню быть.

Абзац судьбы, он может жить любым...

~

Лежит, как на ладони, горизонт.

Искусно вышит, выхвачен свечами.

Зависнув в небе, раскрываю зонт

Естественности. Трость была в начале.

 

За далями тревожными - заря,

Атласная волна, багровый отблеск.

Четыре шара солнечных парят,

Единственную считывая повесть -

 

Там, в этой повести - ни лучика, ни зги,

Абракадабра странного на смелом.

Беги под сенью зонтика, беги,

О, дева, по волнам золы и мела!

 

Неровностями бредит сна квадрат,

Ему в пределах строгих линий тесно.

Молю, о, боль души моей, как брат:

Единственная, там тебе не место!

 

Не вместо, а в довесок - вязь твоя.

Там - зонт и ты, а здесь - дожди да я.

 

19. Дорогая Элли - Полковник Васин

Силуэт 

 

Я падал в невинный шёлк недлинных воспоминаний,

И сон этот шёл и шёл по воздуху именами.

Для каждого - силуэт, и каждому - тень в довесок.

И всё таки, слаб поэт, запавший на поэтессу.

 

Но так же поэт силён - как шёлк этот лёгкий, странный,

Где сразу её нашёл, в далёких и диких странах,

В узорах наскальных рун, меж волн

густоты эфира,

На паперти, на пиру царя, короля, эмира...

 

На твёрдое падать - жуть. Забрызгал собою спальню.

Вишу, и в неё гляжусь, как в отблеск маячный дальний,

Что был, и уже погас. Но будет. 

Не всё приснится

Бесследно и мимо глаз - 

останется на ресницах.

 

20.  Последние транки и Грыжа - Полковник Васин

Фьюють..

Закатилась ночка за сопку слева,

Вышла слива солнца на редкость яркой.

 

Звали Веру Снежною Королевой,

Хоть была девуля в селе дояркой.

На заре коровкам ласкала сиськи,

Молочко парное - детишкам в радость.

На закате мужа любила тискать,

И однажды, дура, перестаралась.

Задоила до смерти, придушила,

А проснувшись утречком, ахренела:

 

- Ты пошто холодненький, чепушила?!

Был мужик, и фьюють - пропал, аки не был..

 

21.  Полковник Васин - Последние транки и Грыжа

Радостно

 

Март. И проталин везде заплаты —

Всё безразмерней и всё черней...

***

Память проявится, как стигматы,

В гомоне первых весенних дней.

 

Столб атмосферный нажмёт на плечи.

Влагой солёной блеснут глаза.

Я вспоминаю такой же вечер,

Где-то лет сорок тому назад:

 

В многоэтажке панельной нашей,

Звонко, как первый ручей в снегу,

Мама кричала в окошко:

— Саша!

Ну-ка, скорее домой!

— Бегу!

 

К маме я мчусь. И пространство режут

Лёгких ботинок моих ножи.

Сзади — лишь ветер весенний свежий,

А впереди вся большая жизнь...

 

Вёсен четыре десятка — мигом.

И просвистела, как ветер, жизнь.

Детство — на полке, истлевшей книгой.

Детство, прошу тебя, хоть приснись.

***

Прошлое памятью мягко греет.

И, как подарок — награда сна:

— Саша, а ну-ка, домой скорее!

— Мама, бегу!

И радостно.

 

22.  Сотона - sevu

Эксгумация.


Раскосыми очами минотавра
Гомеровский Конфуций удручён.
Где лаовей чернее даже мавра-
Там вновь и снова неспокоен сон.

О, Дева с полок Махабхараты,
К тебе взывает одой ноунейм.
Тобой, взволнованный когда-то,
Сметаморфозил  в старый пень.

Прийдёт весна, цветы растают,
И нишце вспрянет ото сна.
Его года богатством станут,

Ярилом грудь освещена.

 

23. Евгений Староверов - Алибабаев

Соседка и я

Среди селян прослыл я мудрым Старцем,

Суть - виды повидавшим Мудрецом.

Есть малость тех, кто кличет самозванцем,

Но большинство - духовным Образцом!

 

Я нынче пробудился раньше света -

Из липкой мглы ещё не выполз день.

И по пути к избе, из туалета,

Соседку перегнул через плетень.

 

Давно немолода, но сохранила

Незримый след от красоты былой.

И всякий день, с улыбкой хитро-милой,

Она следила скрозь плетень за мной.

 

Мои глоза - брильянты в три карата,

Косились в неохватный небосвод:

«Чумацкий шлях» *, стремительным домкратом,

Летел во тьме. С ним я. И огород…

***

― Тому лет двести, в «Нариманских» шузах, блукал я по стране, красив и смел.

В Филях мне подносил абсент Кутузов. Кипренский мой портрет запечатлел.

Обучен мной стрельбе из пистолета был Пушкин, за тогдашних 100 рублей.

Мои консультативные советы план декабристов сделали наглей.

 

Стихи мои знал наизусть Жуковский. Я пару опер Глинке написал.

И от восторга взвизгнул Айвазовский, когда докрасил я «Девятый вал».

Меня лечил от диареи Боткин - болезть отстала, перейдя в запор.

Мы с Менделеевым бодяжа водку, поймали «белку» - тремор до сих пор.

 

Десятилетья канули в закаты,

Седой лобок изрядно поредел.

Большевики, декреты, наркоматы,

И я средь них! Как прежде. В гуще дел.

 

Нёс продразвёрстку в закрома отчизны. Создал основу плана ГОЭЛРО.

Гнобил врагов народу ненавистных, к штыку привычно приравняв перо.

За мной красноармейские колонны, шли на погибель, не неся потерь.

Подарок Фрунзе - красные кальсоны, ношу всегда по праздникам теперь.

 

Танцуя с саблей, я отрезал ногу себе случайно. В рану капнув йод,

Пришил на место ногу, слава Богу, Семашко мне, но задом наперёд.

Лечился я в Москве, как партработник. Походка необычной стала. Но!

В Кремль ковылял настырно на субботник, чтоб с Лениным вдвоём таскать бревно…

 

Прервав меня, соседка распрямилась:

― Интиму-то дождусь ли, старый пень?!

Да что с тобой не так, скажи на милость?!

Ты ж в сотый раз мне гонишь эту хрень,

А где же нежность?! Где же страсть, дядь Жень?!!

И молвил я, жалеючи сердягу:

― Лады! Про птиц послухай виршик мой... ―

И вот сижу на грядке враскоряку

От оплеухи бабы шебутной.

* «Чумацкий шлях» - ета Млечный Путь

 

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 315
    37
    1133

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • mobilshark

    Аааааа! прекрасны все. Особено доставила взаимная стилизация. 

  • pergar

    mobilshark 

    взаимная стилизация...(с)))

    есть в этом что то немного пошлое...гг

    с пабедай  канешна.. )

  • mobilshark

    Шубин 

    Ничо такого не имел ввиду. 

    Спасибо за поздраву, бро

  • mobilshark

    Апрель, поздравляю! 

    А ведь я говорил, что ты хорош хехе. 

  • Venemars

    mobilshark 

    Не видел почему-то этот камент, пропустил. Спасибо, очень приятно 🙂👍

    Поздравляю с победой, с отрывом, это было мощно!

  • max_kishkel

    Поздравляю лидеров.

    Пысы, Апрель, меняйте масть. Не в первый раз радуете прозой.. 

  • soroka63

    Апрель 

    Ну... за сказанное!

  • USHELY

    Ольга Орлова 


    Олюшка ,если ты сранья тут, значит уже что-то написала на утро?

  • olgusik

    Ушеля неэээт, рыбонька...))) Я ж не всегда тут, когда черканула чо-то...) Я просто не коменчу часто...) А сегодня настроение хорошее - глянь, какая прелесть на улице...)🔥

  • satannet

    почти никто не угадался. плохо знаю авторов

  • soroka63

    Увидела, что поэтов не поздравила по какой-то непонятной мне самой причине. Исправляюсь: