Халабуда (3 из 3)

3. Жизнь.

Дальше были недели тяжёлых бесед с родителями, соседями, милицией, с соседскими пацанами. Самым тяжёлым выдался разговор с родителями Женьки. Не представляю, что они чувствовали, когда хоронили собственного сына. Я и сейчас, став отцом двоих мальчишек, не понимаю, как можно продолжать жить, понеся такую жестокую, неподъёмную утрату. Они похоронили Женьку там же, в Безлюдовке, на местном кладбище, а сами уехали на далёкую Камчатку. Через год вернулись и развелись. Как их жизни сложились дальше я не знаю.

Я понятия не имел, как себя чувствуют Хрипля с Колбой, но сам просто с ума сходил от чувства вины. Сколько я ни пытался убедить себя в том, что сделал всё, что мог, я на каждое мысленное оправдание находил контраргумент. Я всякий раз возвращался к тому, что мог бы спасти Женьку, если бы действовал иначе. Например, если бы сразу потребовал от Хрипли, чтобы тот меня вытащил. У меня было бы гораздо больше времени! Может, минута, или даже больше. Возможно, именно эта минута всё и решила бы. Но я поступил иначе. И я не мог себе этого простить, сколько ни старался.

Ни с Хриплей, ни с Колбой я не встречался. Узнав о трагедии, приехала мама и забрала меня в город. Я месяц провалялся в квартире, никуда не выходя и ни с кем не общаясь. В конце концов маме это надоело, и она уговорила меня вернуться в Безлюдовку, в надежде, что местные пацаны помогут выбраться из депрессии. Но там я тоже сидел дома перед телеком и почти не ел. В свою очередь, никто из друзей больше не орал моё имя, сидя на заборе. Детство кончилось. Началась безразличная к чужим переживаниям, реальная жизнь.

Прошёл месяц. Август клонился к закату. Ночи стали холоднее, каникулы заканчивались, а в воздухе пахло дымом от костров. От этого кислого запаха становилось ещё грустнее и тоскливее. И за день до отъезда мне приснился Женька.

Я стоял у ямы. Нутро халабуды вывернуло наружу. Было видно, что обвал случился сверху, со склона холма. Промокший песок поплыл и многотонным пластом сполз нам на головы.

Я зашагал прочь, но, сделав несколько шагов, замер. Мне показалось, что за спиной что-то тихо шелестит, будто шепчет. Я обернулся. На месте обвалившейся халабуды теперь была яма. Будто её вырыли, но ещё не успели накрыть фанерой. И в этой самой яме стоял Женька. Глаза его были закрыты, а когда он их открыл, из-под век, прямо из глазниц, посыпался песок. Женька удивился, начал растерянно озираться. Затем присел, поднял с пола очки и водрузил на нос. Песок перестал сыпаться, Женька улыбнулся, а за линзами загорелись счастьем огромные, живые глаза.

Проснулся, часто дыша и чувствуя, как сердце колотится в груди. Было ранее утро. На улице едва рассвело и Безлюдовку укрыл холодный туман. Я вышел за двор и зашагал к лесу. Понятия не имею зачем я туда пошёл. У меня не было ни единой конкретной причины. Я просто шёл к халабуде.

Подойдя к тому месту, от которого до сих пор бросает в дрожь, я не поверил глазам: халабуда была цела-целёхонька! По некоторым признакам можно было понять, что это не та самая, а другая, новая, но аналогичная постройка. Вход прикрыт всё тем же куском рубероида, на крыше — песок с кустиками травы, а у входа — натоптано.

Я подкрался на цыпочках и прислушался. Внутри кто-то был и тихо бубнил полушёпотом. Сколько я ни прислушивался, так и не смог разобрать слов. Не смог даже понять чей это голос. Набравшись смелости, подкрался ко входу и тихонечко приподнял край рубероида.

Внутри было темно, яму освещала единственная свечка, горящая на полу. У дальней стены сидел Хрипля, отстранённо глядя перед собой, и зачем-то шуршал пальцами у самого уха, будто-то вслушиваясь в шорох. Меня не замечал.

— Чего? — полушёпотом спросил он непонятно у кого. — Ты гонишь, блин?

Он снова пошуршал пальцами и переменился в лице.

— Я даже не знаю, что это! Ты в книжках своих начитался, что ли?

Снова шуршит и вслушивается.

— Ща, погоди, мне запомнить надо, — абсолютно естественным тоном, будто он и вправду говорит с кем-то реальным, попросил Хрипля. Он наклонился к полу и вывел пальцем на сухом песке, перемешанном с деревянной стружкой: «КОАЛА». — Правильно? Ну и как я узнаю, как должна выглядеть эта твоя коала? Это кто? Птица какая-нибудь по типу цапли, что ли?

Снова пошуршал пальцами возле уха и рассмеялся.

— Медведь? Серьёзно? Коала — медведь? А не проще было просто сказать, чтобы я медведя выстрогал? Нафиг выпендриваться? То тебе этого... Как его? Тукана? Да, точно, тукана. Хрен его пойми, что это за зверь тукан-пукан. Режу-режу, а получается просто птица с огромным клювом. Такой он должен быть этот тукан или не такой — откуда мне знать? А теперь коала какая-то.

Опять пальцы, шорох.

— Ладно, не нуди. Надо коалу — будет тебе коала. Всё, короче, отбой.

Он убрал руку от уха и поднял с пола небольшую деревяшку. В другой руке он держал Женькин раскладной нож. Пожевав губу и покрутив деревяшку и так, и эдак, сделал первый надрез, затем второй, третий... Только сейчас я заметил, что ниши в стенах халабуды полностью заставлены деревянными фигурками. Причём, все эти поделки — явно свежие. Я лично держал в руках все фигурки, сделанные Женькиными руками. Я помнил каждую! Таких он не делал! Да, в них чётко прослеживался его стиль, мастерство, но делал их не Женька. Это был Хрипля. Я поверить не мог! Хрипля, который даже нож-то в руках держать никогда не умел.

Я глядел как завороженный: из кусочка дерева обретал черты маленький, кругленький мишка с забавными ушами. В отличие от Хрипли я прекрасно знал, как выглядит коала, и готов поклясться, что он вырезал именно это животное, не имея ни малейшего представления о том, как оно на самом деле должно выглядеть.

Ноги затекли, и я на миг потерял равновесие. Упасть не упал, но своё присутствие выдал.

— Сержик! — услышал я такой знакомый голос...

Нет, я, конечно, понимал, что он принадлежал Хрипле, но... эта интонация... И эта улыбка! Её ни при каких условиях нельзя было сымитировать, сыграть, подделать. Тем более, это ни при каких условиях не смог бы сделать дубовый и туповатый Хрипля.

Сердце замерло. На меня, из одного тела, одной парой глаз одновременно глядели два человека. Я видел их обоих! Один был растерян и напуган, но другой искренне был мне рад. Он улыбался, и я заметил, что на глаза его наворачиваются слёзы.

Хрипля выбрался наружу и, продолжая улыбаться, протянул мне Женькины очки. Это были те самые очки с невероятно огромными линзами.

— Бери, Сержик. Теперь они твои.

Дрожащей от страха и волнения рукой я принял подарок. Хрипля снова растянулся в широченной улыбке, коротко кивнул и... вдруг, резко сменил выражение лица. Теперь я видел перед собой только Хриплю. Женька исчез навсегда.

— Нож — мой! — тихо сказал он и спрятал его за спину.

Я кивнул. Он немного подождал, затем пожал плечами и полез обратно в халабуду. Больше мы с ним никогда не общались.

 

Эпилог.

С тех пор минуло тридцать лет. Колба уехал жить к родственникам в какую-то деревню в Краснодарском крае. Хрипля долго резал по дереву, стал талантливым плотником, но к тридцати годам спился и замёрз насмерть, уснув под дверью безлюдовской рюмочной. У меня — прекрасная семья. Я стал вполне успешным писателем, но каждый раз, получая очередной гонорар или литературную премию, мысленно напоминаю себе, кому на самом деле я должен быть благодарным за этот успех. Я ни на миг не забываю, что писать действительно стоящие книги я способен лишь при одном условии: я должен смотреть на текст через те самые толстые линзы в нелепой роговой оправе.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 54
    14
    300

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Stavrogin138

    Хотел написать пару вещей, да ну их на хрен.

    Сделано круто. Мастерски. Все ружья выстрелили, все герои понятны, картины - живые и достоверные. Спасибо большое, это было очень интересно!

  • servalyst

    Даниил Смирнов 

    Потому что Вы заметили блошек в тексте, но рассказ Вам настолько зашёл, что Вы не стали меня пинать )) Для меня это дорогого стоит )

  • Stavrogin138

    Анастасия Темнова 

    Как говорила моя бабушка - все полезно, что в рот полезло))

  • Stavrogin138

    Сергей Яковенко 

    Я прихожу читать тексты. Функцию анализа отключаю. То есть я могу авторитетно сказать, что мне не заходит - но зачем портить красивую и стройную картину? Наверняка, будут и редакторы, и прочие люди, которые будут работать с формой. Мне важно содержание. Я верю этим персонажам, вспоминаю свое детство на деревенском карьере и на реке, шалаши в кустах. Все достоверно и прочувствованно. Все остальное - просто дело вкуса))

  • 1609

    В краснодарском крае нет деревень. У нас станицы, села, хутора.

    Деревня это вообще не то, что можно подвязать к Краснодарскому краю. Я видела деревни в России. У нас такого нет.

  • 1609

    Сергей Яковенко 

    Та замолчите, я же читаю))) вы меня отвлекаете)

  • servalyst

    Davy Jones 

    Ахаха ))) Там же между Краснодарским краем и роговой оправой три предложения всего. Что ж вы так долго читаете-то? )))) 

  • 1609

    Сергей Яковенко 

    Та я с конца всегда начинаю читать

    Подождите еще минут 10. Чого вы такой балакучий

  • 1609

    Не знаю. Какое-то странное ощущение после прочтения. Вроде как и написано неплохо... И эмоционально, то се... Только не покидает какое-то странное послевкусие.Как будто тут манипуляция какая-то...как будто прочитала Оду колченогой Хатико,которая ждет хозяина на его могиле. Понимаете. Если же всё таки текст написанный по реальным событиям, то тут мотивы могут быть разные. Вплоть до сублимации.

    Но из комментов , я поняла, что история выдуманная. Ради эмоций стало быть. Правильно?

    Вот мои эмоции после прочтения: слезодавилка.

  • servalyst

    Davy Jones 

    Это потому что вы с конца читаете )))
    Нет, не было у меня умысла слезу вышибить. Я всегда так пишу - эмоционально. Но раз у вас возникло такое чувство, значит где-то есть моё упущение.

  • 1609

    Сергей Яковенко 

    Не, я просто ничего не понимаю.

  • TEHb

    Не соглашусь, что текст эмоциональный, потому что прологом убита вся интрига. Кульминация не работает.

  • TEHb

    Сергей Яковенко, Гегель с Вами бы не согласился.

  • kordelia_kellehan

    Анастасия Темнова 

    расскажите, какие у текста могут быть цели? мне очень интересно, без всяких.

  • servalyst

    Анастасия Темнова 

    Я не согласен с Гегелем. Я считаю, что ради каких-то абстрактных высоких целей нельзя загонять искусство в рамки. Я - за свободу самовыражения и свободу искусства. 

  • alexeygagach

    Понравилось. По ходу чтения подумал, что неплохо бы в конце немного мистики добавить, и на те — немного мистики в конце. Первые абзацы спотыкательные, словно автор разогревался, но потом слог выровнялся, потёк. 

    Рассказ вызвал воспоминания о своих играх с друзьями, о штабах, укрытиях. Спасибо. 

  • servalyst

    Алексей Гагач 

    Да, пролог чуток тяжеловат, согласен )

    И Вам спасибо!