ivanegoroww ivanegoroww 23.03.24 в 14:25

Интервью не попавшее в тренды. Часть 2

- Расскажите, пожалуйста, про своих родителей.

- Отец и мать познакомились в Чапаевской дивизии. Сразу после войны вместе перешли на работу в органы, бороться с недобитой контрой. Вскоре, мама оставила службу и занялась домашним хозяйством, после появления почти друг за другом моих брата и сестры. Мама переживала переход к мирной жизни невероятно болезненно. Она была очень деятельным человеком, ей нужно было постоянно участвовать в борьбе, с несправедливостью, которая её окружала. Она постоянно писала письма в различные организации, абсолютно по любым поводам, у меня даже сохранились некоторые из них и ответы из учреждений, в которые она писала.

- То есть, она писала доносы? – прощупывая насколько крепка стена, нанёс первый удар Прудников, ему нужно было прощупать, что можно, а что нельзя, тем более с таким человеком. Без этой разведки боем невозможно было продолжать дальнейшую работу.

Однако Евгений Николаевич нисколько не обиделся или во всяком случае не подал вида, впрочем, старый чекист даже не повёл бровью.

- Вы абсолютно правы, молодой человек, в том числе и доносы. А куда было деваться если скрытой контры после гражданской войны осталось немерено, как прикажете было с ней бороться? Ещё раз повторюсь, моя мама была самым настоящим чекистом, тем самым выпестованным революционной борьбой. Поймите же, не все господа белогвардейцы, как это сейчас принято декламировать, уплыли из Крыма в Константинополь в двадцатом году. Уверяю вас, львиная их доля осталась здесь в России и затаилась, выжидая своего шанса. Ко всему прочему добавился ещё один враг - внутренний. Старые большевики, ковавшие победу советского народа в гражданской войне за годы НЭПа и мирной жизни извратились и совершенно позабыли идеалы вверенные им Владимиром Ильичом. А многие так и вовсе продали. Многих людей по, как вы это называете доносам, моей матери посадили и отправили в лагеря на перековку, некоторых и расстреляли.

- Вы оправдываете её действия, сейчас, с позиции прожитых лет?

- Абсолютно, тем более что она оказалась способна на высшую справедливость. В один прекрасный момент она встала над своими материнскими чувствами. Когда она обнаружила у моей сестры троцкистскую литературу, то она не задумываясь сдала её в НКВД. Моя сестра Вера, по неким своим извращённым убеждениям, вступила ни много, ни мало в подпольную боевую, подчёркиваю, боевую троцкистскую организацию. Они планировали покушения на членов правительства: Молотова, Кагановича и самого товарища Сталина.

- И что, она самолично отвела её на Лубянку?

- Вот именно, повторюсь, мама не терпела несправедливость и нарушения социалистической законности.

- И что с ней стало?

- Её расстреляли. И совершенно хотелось бы сказать справедливо.

- Но она же ведь была ещё ребёнком и могла в чём-то заблуждаться.

- Это ваше поколение в семнадцать лет ещё только от соски отрывается, а в то время это были уже созревшие личности и поверьте, никаких заблуждений они не испытывали. Это сейчас модно среди молодёжи заблуждаться, менять свои убеждения и всячески уходить от ответственности за свои поступки мотивируя всё инфантилизмом. Нет, дорогой мой, тогда всё было по-другому, ибо время было гораздо суровее и люди рождённые и сформированные первой пятилеткой были стальными, потому что они были детьми Сталина, недаром он ведь именовался отцом.

- Как восприняли эту ситуацию ваш отец и брат, вы сами.

Ну со мной всё просто. Мне было мало лет и размышлять серьёзно на эти темы я естественно не мог. Но мама для меня была непререкаемым авторитетом и я знал, что она всегда права. Поэтому мне, наверное, было проще всего. Отец, человек закрытый, никогда не говорил со мной на эту тему. В то время тем более ему было не до семейных неурядиц. Тогда шли первый и вторые московские процессы, и отец работал днём и ночью выявляя врагов Родины. Дома он практически не появлялся. Брат Колька, вот он затаил обиду на родителей. Он уехал, куда-то-то за Урал. Когда началась война ушёл на фронт. В сорок втором на него пришла похоронка. Он погиб в Крыму.

Вот это я удачно зашёл, вот это Санта-Барбара, да тут целая сага вырисовывается покруче, чем просто отец палач и сынок КГБэшник, тут штука из которой можно выжать мильон просмотров только так!

- Как сложилась судьба ваших родителей после этого тёмного, для страны, времени? - Прудников уже пытался вживаться в образ интервьюера. И хоть это было ещё далеко от завершения, только еле видимый кусочек надвигающегося айсберга, его всего изнутри переполняло. Он не просто вытащил счастливый билет, а выиграл Джек-пот. Он уже представлял себя перед телекамерой, расправил крылья, горящий взгляд, он чувствовал эту добычу и должен был разорвать её своими волчьими зубами.

- Тёмного, вы имеете, в виду “ Большой террор”?

- Его и войну тоже, коль вы уже её упомянули.

- Интересный термин, который у меня вызывает всяческое удивление. Не скрою, в некоторой степени даже возмущение, Большой террор! Тоже мне отыскали террористов. Вы просто не интересовались что происходило в Сантьяго в семьдесят пятом году, когда власть в Чили захватил Пиночет, вот там был по-настоящему террористический режим.

- Да, Пиночет — это конечно плохо, но насколько мне известно в Чили не было Колымы. Людей не отправляли на каторжные работы.

- Вы правы мой юный друг, Колымы там не было. Людей просто с вертолётов сбрасывали над морем без суда и следствия, без всяких там процессов. Вот был человек и вот его не стало. Хотелось бы заметить, что на Колыме, как вы теперь её любите называть – Родине вашего страха, трудились не только политзаключённые, но и вполне себе уголовники.

- А как же “Один день Ивана Денисовича”?

- Бред человека, которого даже близко не было там. Все эти свои лагерные легенды Александр Исаевич понасобирал сидя всего лишь в московской пересылке. Позже он сидел в Подмосковье в одной научной шарашке, на должности библиотекаря и заодно кормился у администрации на должности штатного стукача. Вот такие дела, мой юный друг.

- Извините, Евгений Николаевич, но мы отклонились от нашей темы про родителей.

- Да, конечно, только давайте выпьем, за родителей.

Старик начислил по сотке, и они выпили. Закусив терпкость коньяка лимонной кислотой. Никогда Саня не закусывал коньяк лимоном, сначала это показалось ему невероятно противным и каким-то плебейским. Но теперь он прочувствовал прикол и это теперь отдавало чем-то аристократическим. Старики, которые из бывших, но опустившиеся до плебса всегда стараются тянуть марку. Одевают брюки и начищенные туфли, когда идут выкидывать мусор в ведре. Это и есть бывшая советская интеллигенция. Если увидите старикана с мусорным ведром, знайте это какой-то бывший академик.

- Мы с мамой всю войну провели в эвакуации в Ташкенте. Папа ушёл на фронт, сначала нёс службу в особом отделе, выявлял дезертиров и шпионов, потом после создания легендарного СМЕРШа перешёл на службу туда. Войну закончил в Праге. Ненадолго вернулся в Москву, но власть уже менялась, да и жизнь тоже. Он часто любил повторять, что плохо придётся после смерти Иосифа Виссарионовича, поэтому всегда пил за его здоровье и желал ему ещё долгих лет жизни. Отец погиб незадолго до смерти вождя в пятьдесят втором году, он тогда уже служил в Западной Украине, боролся с фашистскими недобитками, именующими себя бандеравцами. Автомобиль, в котором он ехал, попал в засаду.

- Вы сказали фашистские недобитки, но эти люди ведь сражались за независимость своей страны?

- Независимость от кого?

- От коммунистов.

- Вот я и говорю, фашисты. Потому что Гитлер тоже в своей пропаганде вещал, что он несёт освобождение России от ига большевиков. Россия без колхозов и коммунистов.

- Страшно это признавать, но во многом и Гитлер и Геббельс были правы, - Саня занёс камень и со всей силы бросил в стекло, теперь уже беседа должна была пойти на совершенно ином уровне.

- Вы либерал, позвольте узнать?

- Нет, я просто против всякой такой нездоровой фигни типа коммунизма, когда всё гуртом, всё общее и никакого индивидуализма. Колхоз убил деревню. Коллективизм задушил российского фермера. Честно скажу, я не знаю чью бы сторону я бы выбрал, если бы оказался в то время.

Евгений Николаевич, на удивление не злился и даже не раздражался. Не побагровел, не побелел и не посинел, продолжал вести себя вполне уверенно. Впрочем, он и не производил впечатление человека, которого можно вывести из себя такой болтовнёй. Уверен, во времена своей службы в Гэбне он и не такого наслушался и поэтому сейчас всего лишь слегка лыбился.

- Я так вам отвечу, молодой человек. Вы бы, с таким мировоззрением, если бы оно у вас в то время таковое сложилось, до прихода Гитлера не дожили: либо сгинули на каком-нибудь закрытом полигоне, либо перевоспитались где-нибудь, где вам бы было не до подобных размышлений.

- И всё-таки ограничение свободы, притеснения и конечно террор. Мы сделали круг и вернулись в начало разговора.

- Несомненно ограничение свободы и террор, только направленные исключительно на врагов.

- Но ведь если искать врагов повсюду, то могут попасть под горячую руку невинные люди.

- Могут попасть и невинные, но главное, чтобы попали враги, - всё с той же не сползающей с лица улыбкой продолжал говорить Евгений Николаевич.

- Моя точка зрения на то время и те события, вряд ли когда-то соприкоснётся с вашей. В силу возраста, воспитания и знаний.

- О, да, старый дьявол Сорос постарался, чтобы у вашего поколения и последующих были определённо отличные от наших знание и воспитание.

Зрил, старик в самый корень. Может он конечно и подготовился к его визиту, навёл кое-какие справки. В принципе с его положением, вполне можно было докопаться до американцев. Да и докапываться особо не нужно, никто не скрывается всё лежит на поверхности. Да и не он один сидел на подсосе у различных американских грантов и фондов. Большая часть либеральной тусовки ходит чуть ли не каждый день в американское посольство на планёрку.

- Вы так и не рассказали, как сложилась судьба вашей мамы.

- С моей мамой всё в порядке. Она жива и находится в … Хорошем месте, скажем так.

Сначала Прудников думал, что он ослышался или как-то не так понял старика.

- Простите, как жива, ей сейчас должно быть больше ста лет.

- Если быть точным сто одиннадцать. Вы знаете, молодой человек, большие деньги дают большие возможности. Не безграничные конечно, не стоит переоценивать их, всё-таки это бумаги. Но и бумага тоже порой способна творить чудеса. Вы когда-нибудь слышали про экспедицию Николая Рериха в Тибет?

- Ну так, в общих чертах, кажется он искал там Шамбалу, как и нацисты.

- Мне кажется, вы пересмотрели Индиану Джонса в детстве, впрочем, что ещё вы могли смотреть? – сказал он это с насмешкой и Саня это почувствовал и его это немного вывело из себя это барское самодовольство старика.

Конечно, что же он ещё мог смотреть в разворованной стране такими, как этот Евгений Николаевич, который корчит из себя теперь праведного коммуниста верного заветам Ильича. Прудникову почему-то вспомнился старенький кинотеатр, который стоял на районе, который еле как дышал в его детстве и крутил кино, а потом и вовсе загнулся ещё до приходов всяких Аймаксов сам по себе, потому что никому ничего не было нужно.

Потому что все эти уважаемые господа занимались тем, что набивали карманы баблом. А теперь стараются порицать его в том, что он тоже хочет по лёгкому поднять баблишка и чем его путь хуже их пути?

- Так чем же на самом интересовался Рерих в Тибете? – сдержанно спросил Прудников.

- Шамбала – это сказка для детей. Красивая ширма, которой прикрывались так или иначе, кто посещал те места. На самом деле по заданию самого Иосифа Виссарионовича он искал документы тибетских монахов, в которых скрыт секрет вечной жизни. Не знаю слышали вы или нет, но в некоторых сказания есть истории про людей которые спокойно жили двести пятьдесят лет и это был для них не предел. Пример из христианской мифологии вам надеюсь известен, что Ной прожил пятьсот лет.

- Это безумие, мне проще поверить в мифическую шамбалу, чем в это.

- Гитлер, хочу заметить искал тоже самое, к чему людям Шамбала, ещё один неведомый мир или сосредоточение силы. Человек не может в полной мере одолеть тот мир, который ему предоставил господь Бог.

- Я сторонник версии про Рептилоидов, - хмуро хихикнул Прудников.

- Это ваше право Александр. Каждый имеет право на свои личные заблуждения и лишь избранные имеют право вводить в заблуждения миллионы. Так вот, Рерих нашёл древний фолиант, в котором описывался этот секрет.

- И что же Иосиф Виссарионович, открыл секрет долголетия советским людям?

- Конечно же нет, что вы? Таким секретом должны обладать только избранные. Повестка бессмертия вождей мирового пролетариата встала остро после смерти Владимира Ильича. Это трудно понять сейчас, тем более вам, воспитанному на том, что все большевики были кровавыми упырями. Не надо не отводите глаза я прекрасно знаю в том числе и лично вас. Прежде чем вам позвонить я навёл о вас кое-какие справки.

Всё-таки наводил справки, старый чёрт! Александру сделалось как-то не по себе, по спине пробежал холодок. Что мог вообще выведать про него этот полоумный старик, какие его тайны. Саня посмотрел в его глаза и ужаснулся насколько бесновато они горели. На момент ему показалось что этот старикан стал увеличиваться в размерах и нависать над ним оскалив острые клыки, но хмарь быстро слетела и перед ним по-прежнему сидел Евгений Николаевич, только глаза так и остались помутнёнными, хотя возможно так на старика действовал коньяк.

Однако Саша принял решение не испытывать судьбу и скорее сматываться. Опять же где-то внутри об этом стала вопить его вездесущая чуйка. Тем более для начла материала он собрал более чем предостаточно и даже мемуары его покойного папаши, яйца выеденного не стоят, по сравнению с рассказами самого Евгения Николаевича.

- Так, допустим, и что там Рерих передал вождю секрет? – как-то уже рассеяно спросил Александр.

- Да.

- Ну что-то он ему не помог.

- Сталина отравили его ближайшие соратники. Иначе он правил бы до сегодняшнего дня на благо Родины.

- Ну видимо не так он всё-таки был хорош, если его как вы говорите отравили ближайшие соратники?

- Иосиф Виссарионович собирался омолаживать кадры. Не все из ближнего и среднего, так скажем круга, но многие бы пошли либо на заслуженную пенсию, либо под суд. Ведь после победы во второй мировой у многих, как и после победы в Гражданской войне появилась эйфория, некое чувство вседозволенности и непоколебимости героев. Некоторые из них действительно были герои, и просто потеряли реальность за военными успехами, а некоторые просто, как пиявки присосались к победе и победителям и высасывали сок из неё. Повторюсь, после победы прошло уже восемь лет и совершенно очевидно, что нужно было перестраиваться на другое противостояние с западноевропейскими странами и Соединёнными штатами, что для многих было не очевидно, как не очевидно было и то, что СССР на тот момент не был готов к этому противостоянию ни в военном, ни в экономическом плане.

Головы не всех, но многих бы полетели. Однако, как было угадать чья голова попадёт под меч, а чья нет? И вот воспользовавшись человеческими страстями был разыгран этот фарс на ближней даче. К большому сожалению Иосиф Виссарионович был предан и убит. Помянем его доброе имя, - после непродолжительной паузы предложил Евгений Николаевич, - золотой был человек, истинный марксист, продолжатель дела Владимира Ильича. Или может быть вы не хотите за него пить, для вас же либеральной общественности он кровавый тиран, утопивший страну в крови? – грозно зыркнул старик.

Для Прудникова Сталин действительно был тираном и действительно нисколько не лучше Адольфа, только вот либералом он был постольку поскольку. Платили бы ему такие деньги неомарксисты или черносотенцы он бы был бы с таким же успехом черносотенцем, сионистом или кем там ещё можно было стать за деньги.

Деньги, вот была его истинная вера и религия. Деньги — это та вещь, без которой он не мог жить. И конечно он выпьет с этим напыщенным павлином за усатого палача. Потому что в перспективе - это деньги, большие деньги. Может быть не самое сытое детство, а может государство, которому было наплевать на всё кроме денег его так воспитало, да и не только его одного. Ни одно уже постсоветское поколение выросло на этой парадигме – заработать как можно больше денег и не важно каким способом.

- Конечно выпью, ведь я у вас в гостях и не в праве вам отказывать. А мои убеждения они на вкус замечательного коньяка нисколько не влияют, - улыбнулся Прудников.

- Ну и добре!

 

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 11
    5
    113

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.