papavad Виктор 17.03.24 в 10:20

27 глава Артисты "Беглого театра"

Третья часть

Двадцать седьмая

Артисты «Беглого театра»

   Дорогой Вика завернул в "Домоуправление № 1 ".   На его месте находился огромный, белый особняк с вывеской «Беглый театр». Домоуправление, словно слизало ураганом.

- Интересно, - процедила Вика – Беглый театр. Какие артисты в него сбежали?

   Вход в театр преградил человек с резиновой дубинкой. Дубинка потыкалась в грудь, ноги Вике.

- Куда? - спросил охранник.

    После ответа Вики дубинка выгнулась и зашипела, как кобра.

    Провинциалка зашла в тыл театра. В тылу находился подвал. Дверь была усеяна табличками, как поле саранчой. Они отражали торговый -  финансовый -политический спектр эпохи бизнеса.

    Вход баррикадировали качки. Они работали мышцами. Мышцы трещали и вырабатывали электричество.

- В торгово-политическую корпорацию, - бросила Вика.

    Она ткнула в гигантскую табличку, которая была словно глава дома на семейной фотографии.

- Вчера накрылась!

    Из припарковавшегося "Мерседеса" как из окопа, грянул залп. В семейной фотографии на одного члена семьи стало меньше. Качки заработали мышцами. "Мерседес" обуглился.

    Вика попыталась проникнуть в политический -  финансовый концерн. Концерн только что накрылся.

- Почему таблички не снимаете? - возмутилась она: - Они вводят в заблуждение.

    Преодолеть силовой барьер помог "Запорожец". Из "Запорожца" выползла баллистическая ракета и уставилась рылом на подвал. Очнулась Ляптя через три часа. "Запорожец" тащил на багажнике подводную лодку. Он остановился на мосту. Лодка плюхнулась в воду.

- Ни хрена себе, - сказала Вика. – Чем они там занимаются?

    Она прошла дальше и остановилась перед дверью с табличкой «Режиссёрская группа и К"

    Открыв дверь, Вика увидела человека с галунами.

    Швейцар сидел за станковым пулемётом в позе лотоса. Галуны свисали с плеч, как языки загнанных овчарок. Вокзальный старшина работал с кинокамерой.

- Что за бизнес? - спросила Вика.

- Мы снимаем сериал, - строго сказал старшина.

    Год назад был снят сериал "Закрученный мафиози". В ста сериях. На роль мафиози объявили конкурс. Результаты были потрясающие. В отечественном кинематографе оказалась бездна талантов. Бездну заткнули человеком из прошлого. Артистические данные человека были не ахти какие, но лицо знакомым среди публики, которая прозвала его «скандалистом». Скандалист блестяще работал на публику, пил с ней горькую и вместе с публикой досаждал артистическую верхушку её привилегиями, за что верхушка и изгнала его с театральных подмостков.

- Пахать, - вздохнула Вика. - У него судьба, как у меня.

- Черта с два, - сказал старшина. - Мы, козлы, предложили этому козлу роль в прежнем сериале.

- А под какими именами вы в фильме?

- Я – Хася, он, - швейцар показал на старшину, - Руця, скандалист Еля.

- Странные у вас имена.

- Тебе подавай Ваню и Марусю. Ничего странного. Фильм исторический и войдёт в историю. И имена должны быть запоминающимися. Тебя, как зовут?

- Вика.

- Запоминающееся имя.

- Тоже войду в историю?

- Эх, хватила. Может, войдёшь, а может, и нет. Слушай дальше.

    Последствия артистической роли оказались фантастическими. Скандалист не только вернулся на подмостки. Он разогнал артистическую верхушку, обвинив её в заговоре против отечественной сцены и публики, которая платила бабки верхушке за первые роли, сама оставаясь на вторых, и дал дельный совет: предоставить ему первую роль. За первой последовала сверхпервая. Советы следовали с быстротой цепной реакции. Реакция уже добиралась до бороды Бога. Точку в реакции решили поставить старшина и швейцар, когда увидели: все роли оказались у скандалиста, а у них ведомости на выплату гонорара. Швейцар предложил сериал отечественному кинематографу. Отечественный вынес резюме: нет бабок. На сериале поставили крест. Режиссёрская парочка решила снять крест. И протащить сериал за бугром. За бугром ответили: у нас своих во.

    Швейцар перевёл сериал в прозу. И предложил отечественной прессе. Пресса сослалась на колоссальный объем сериала и дефицит бумаги. Изгнанный сериал оказался в чемодане. Скандалист почувствовал, что с таким режиссёром может остаться без бабок. Он был сильно не доволен особенно швейцаром, назвал его "галушник". и потребовал разогнать режиссёрскую парочку в двадцать четыре часа.

    Швейцар не остался в долгу. Слово оказалось прицельным: омский плотник, попавший в кинематограф благодаря скандалам с артистической верхушкой.

    Скандалист оглянулся на публику. Режиссёр - на первую Фемиду. Фемида захотела вернуть скандал на исходную позицию. Публика выстроила заградительные барьеры. Она обвинила швейцара в бунте против скандалиста. Телевидение добавило к бунту мятеж. Пресса - баксы от бизнесмена. Баксы режиссёр получил, чтобы положить сериал в чемодан. Бизнесмен оказался евреем. За такие баксы он сам бы нашёл такой чемодан. Доказать взятку не удалось. Но шум подняли.

    Газетный монстр опубликовал фотографии дачи и "Мерседеса" режиссёрской парочки. Скандалист велел разобраться: за какие-такие куплены дача и "Мерседес". Разобраться не удалось: кто- то вывез дачу на "Мерседесе".

   Сейчас старшина и швейцар снимали со скандалистом новый сериал "Первый администратор". Да ещё в каких условиях. Условия были блестящими. Скандалист даже запатентовал их. Он отключил канализацию в особняке, чтобы режиссёрская группа не отвлекалась на мелочи. Мелочи валялись по всем углам.

- Умный дядя, - заметила Вика. - Знает, за что хватать. А то у нас все за горло. 

- Я предыдущий и новый сериал самому Богу на Страшном Суде покажу, - сказал старшина, -  чтоб он скандалиста пригнобил. Вот только закавыка одна есть.

    Закавыка оказалась существенной. Старшина уже год бился над транспортировкой прошлого сериала на Страшный Суд.

    Подтверждений, что сериал принят к просмотру от Страшного Суда не поступало.

    Вначале старшина и швейцар крепко подозревали, что транспортные средства перехватывает скандалист. Они разработали звёздную систему слежения. Система показала: средства попадали не к скандалисту. Они исчезали в черных дырах.

- У меня идея получше вашего сериала, - бросила Вика.

    Идея была великолепной. Они втроём открывают телеграфное агентство, которое будет оказывать народу услуги по общению с Богом. Мысль эта совсем не понравилась режиссёрской парочке. Старшина и швейцар обозвали провинциалку совершенной дурой и посоветовали изучить историю Всемирного потопа, который и произошёл после открытия такого агентства. А заодно и историю Ноя, которому пришлось пуститься вплавь, Бог знает, на какой посудине и Бог знает, с кем.

- Почему Бог тогда заплакал? А! Всемирный потоп.

   Старшина заплакал бы и сам. Надо же! Эта провинциальная кувалда додумалась до такого бизнеса. А они - до сериала со скандалистом. Старшина готов был уложить себя на месте, но, подумав, решил, что лучше уложить Вику.

- Так ведь бабки какие? - не отступала провинциалка.

    Она не поскупилась на доходы от услуг телеграфного агентства. Из-за таких доходов старшина готов был уложить вместе с Викой и швейцара.

- А о Нем ты подумала? - бросил старшина.

    Открывать телеграфное агентство такому народу. Да такой народ в двадцать четыре часа засыплет Бога мешками с такими телеграммами, что ни один Страшный Суд не выдержит.

- Выдержит, - ответила Вика.

- Хорошо, - сказал старшина и добавил.

   Он откроет агентство, возьмёт в долю Вику, но вначале её нужно транспортировать с сериалом «Закрученный мафиози» в божественные покои. Встретят её там, разумеется, с распростёртыми объятиями.

— Это я и без тебя знаю, - ответила Вика.

    Распростёртыми объятиями она уже была сыта. Добавлять ещё одно ох, как не хотелось. Она попыталась выйти из объятий мелкими шажками к двери. Шажки не понравились старшине.

- Там Бука, - сказал он. - Смотри, съест.

    Бука находилась в руках старшины. Воздух в проёме двери превратился в красный крест. Можно было прорваться и через крест, но уходить из эпохи бизнеса в состоянии атома, в планы Вики не входило.

- И что же я там буду делать? - вздохнула Вика.

    Старшина объяснил. Сначала она введёт Бога в курс дела. Да только не так, как её предшественники. Предшественникам досталось крепко. Они катили туда с "Мерседесами", особняками, секретаршами, чемоданами, набитыми баксами, занимались там взяточничеством, разборками, подкупали Страшный Суд. Словом, переселение шло по полной программе. Переселенцы предусматривали такие планы. Старшина не стал раскрывать какие планы. Он посоветовал Вике нацелить кинокамеру в угол и взглянуть. Она так и сделала. Эффект был поразительный. Переселенцы растаскивали даже мелочи. А Вика, как наичестнейший человек эпохи бизнеса, должна была там раз и навсегда. Вот это "раз и навсегда" сильно не нравилось Вике. Она попыталась переложить миссию на швейцара.

- Ты что! - воскликнул он. - Я же в гостинице всех обдирал до нитки.

    За эти нитки его должны были повесить там, не дав даже последнего слова. А если не повесят, так им будет хуже. Он в двадцать четыре часа обдерёт всех там до нитки. Убедить швейцара стать обладателем такого гигантского количества ниток не удалось. Он отказался наотрез, так как с детства мечтал о тихой райской жизни.

- В детстве меня и нужно было отправлять туда, - вздохнул он.

    Мысль была, конечно, замечательной. Но вернуть швейцара в детство оказалось задачей непосильной.

    Старшина тоже был неподходящим. Он знал все потайные карманчики и по привычке мог запустить руку в карман самого Страшного Суда.

- Хорошо, - согласилась Вика. - Пакуй сериал. И гони бабки. Дорога длинная, а чай дорогой.

- Ну, - развёл руками старшина.

    Чаепитие в дороге совсем выбило его из колеи.

- Мне самому нужны бабки, - рявкнул он. - Были бы солидные бабки, ворота там давно открыли бы. Господи, - старшина перекрестился, - если получишь сериал, не засвети только плёнку.

    Новый поворот заинтересовал Вику.

- Библию читаете? В Бога веруете?

- В церковь ходим, - кротко сказал старшина. - Свечки ставим. Святой угол сделали. Икону Божьей Матери поставили.

    По всем статьям выходило - люди крепко верующие.

- А скандалист?

- Тоже. Вот только не знаем, что он ночью делает? - сказал старшина. - Да ты выглянь в окошко и спроси.

    Голова в окошке могла даже очень заинтересовать человека в подводной лодке.

- Нехорошо получится, - ответила Вика. - Незнакомое лицо испугает его. А знакомое он поприветствует.

    Поприветствовать лицо старшины могла торпеда.

    Старшина понял, что дал преждевременный ход тайным мыслям. Эта зараза работала, как экстрасенс.

- Ладно, - сказал он. - Надо снимать вторую серию. После неё у нас час на панихиду за упокой сегодняшних. Роль я тебе щас дам.

    Какую роль хотел старшина дать Вике - осталось тайной. В подвал ворвалась коротконогая японка. 

- Моя подружка, - бросила Вика. - Иностранная фокусница.

    Иностранная фокусница обладала колоссальными возможностями. И в случае чего подружка за подружку могла вызвать любые стихийные бедствия: землетрясения, цунами, торнадо... вплоть до потрясения всех основ и Вечной тьмы, которая поглотит всех обидчиков Вики.

    Обидчики, к возмущению Вики, отреагировали зевками на подружку за подружкой.    Вика увеличила возможности подружки, которая имела подружек не только в странах Восходящего Солнца, но и там, где Солнце давно зашло. Причины захода были ясны.

- Что ты подружка за подружкой. Что- то взошло, а что- то не взошло. Ну и что?

    Подружки, что называется, раньше были в моде. А сейчас одна подружка вызывает землетрясение, а у другой от землетрясений с панелей бегут мужики с бабками.

    Японка нацелила телекамеру на крест в проёме двери. Он накалился до такой степени, что его можно было видеть даже невооружённым глазом с Космоса. Камера застрекотала.

    Вика попыталась повернуть объектив на себя. Её истощённый вид должен был вызвать в иностранных государствах толпы разъярённых демонстрантов с плакатами. 

    Надписи на плакатах, разумеется, уже были заготовлены. И требовали срочную помощь невинной жертве в достаточном количестве и хорошую порку обидчиков. Японка никак не хотела работать над такой картинкой.

    Она думала, как бы оттяпать Курильскую гряду, выкинуть курильчан и поставить гряду на якорь в Токио. В другой ситуации Вика поставила бы японку на якорь в подвале с мелочами. В конце концов, можно было набить Курилы порохом и отпустить. Ну и что! Стало бы на одну Японию меньше.

    Картинки с пароходами, лайнерами, разукрашенными красочными крестами и спешившими с сумасшедшей скоростью с заморскими товарами на помощь невинной жертве - тоже не выходили. Пароходы отчаливали, лайнеры взлетали, провожающие махали воздушными шариками. Воздушные шарики долетали, пароходы причаливали. Лайнеры садились, а заморские товары исчезали в Бермудском треугольнике. Вика и сама исчезла бы с такими заморскими товарами в Бермудах, если б знала их точные координаты. Банкиры иностранных государств срочные переводы не слали, а обжирались сосисками, гамбургерами, чизбургерами, от которых шёл такой запах, что забивал запах мелочей в подвале. Толпы разъярённых демонстрантов отсутствовали, как и надписи на плакатах. С иностранными правительствами и международными организациями было совсем худо. Они вписывались в картинку, которая была похлеще картинки, где Вика прощально махала рукой Курильской гряде, набитой порохом и отплывающей в Японию. Главы государств бездействовали. Вместо того, чтобы треснуть хорошей бомбой по эпохе бизнеса и выкинуть такую эпоху, ударить в Мировой колокол, поднять на ноги всемирную Фемиду, послать дипломатов, за ними - войска на защиту невинной жертвы, главы посылали войска не в центр бедствия, а на окраины, чтобы поддержать свои окраины.

    Пресса тоже была не на высоте. Вместо того, чтобы натравить общественное мнение на потайные карманчики, поднять шум и скандал, она скандалила из-за своих карманов. Погромы, которые должны были вот — вот начаться, почему-то не начинались. Заграничные бизнесмены, чтобы тащить в центр бедствия мешки с баксами, тащили из бедствия бабки мешками. Из-за перетаскивания мешочный бизнес стал самым модным, а мировая экономика оказалась на грани краха из-за дефицита мешков. Лучшие заграничные умы вместо того, чтобы изучать события в недрах эпохи бизнеса, вытаскивали эти недра. А Мировой колокол молчал! И это в то время, когда двуглавый выклёвывал последнюю ромашку на ковре.

    Последняя ромашка оказалась последней каплей. Очередные бедствия обрушились на японку, словно таран. Телекамера оказалась в руках Вики. Распятие так потрескивало, что искры долетали до центра Космоса. В центре тотчас заметались спутники. Вопрос был тревожным. Куда двинется распятие.  Туристический маршрут распятия, взлетевшего из центра бедствия, вызвал панику среди глав иностранных государств.

    От паники с орбиты начали сходить спутники. Сначала в западном полушарии, где турист должен был сделать первый привал, потом в южном. В центре Космоса тотчас ударили в Мировой колокол. Встреча с таким туристом никак не входила в планы. Появились встречающие. Среди них - главы государств, известные дипломаты, банкиры и сама Вика.

- Ну? - спросила Вика в телеэкране Вику перед телеэкраном. - Что будем делать в этой компании.

    Что стоило сделать с такой компанией, Вика не успела ответить. Крест вспыхнул.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 40

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют