zombiewaifu zombiewaifu 10.03.24 в 09:18

Стословие

NO FOMO

Для улиток разных это было бы вполне органично, естественно, но ожидать такого от человека, хомо (ноу хомо) сапиенса, уважаемой или по крайней мере полезной, ладно, функциональной общественной фигуры! Вместо шлюпанья устрицей с икрой ледка улечься в её складки, втянуть голову в плечи, руки по швам и влететь обратно во влагалище, мама-анархия, всоси меня обратно, отмотай время назад. Никакой я не Данко, руки прочь от моего сердца, оно мне самому нужно, пиздострадать. Ох господи, господи. 
Примерно с такими мыслями я ответил начальнику: «Конечно, принимаю отдел, спасибо за доверие, Алексей Григорьевич!,» ощущая в себе абсолютную готовность в самую секунду, когда пробьёт четыре, простонать бармену: «Космополитану!» и с мычанием выцедить длинным глотком сразу половину коктейля.


Штропин впервые ощутил на себе парадокс випассаны, сжимая розоватый камень, похожий на полированный кусок сала, который ему выдали на чекине в медитационный центр. Парадокс был такой: он хоть и возражал против насильственного молчания, но говорить что-то совершенно не хотел. Молчалось ему как бы вопреки и требованию сохранять тишину, и собственному нежеланию молчать. Язык присох к нёбу и ощущался безобидным, как осенний листик. Бунт подсознания был неожиданным и внезапным, и у Штропина не получалось ни проследить в полной мере, что конкретно произошло, ни что-то с этим поделать. «Хуй с ним,» подумал он, держась за камень, и продолжил сидеть на пенном коврике, не заметив, что просветлился.


Кот ужу жуток

Они называли их словом, которое можно было перевести как вязь, с ключевыми значениями спутанности и симметрии. Для существ, настолько подверженных меланхолии одиночества, вязь пытались убить представителей своего и других видов с удивительной, даже немного предсказуемой настойчивостью. Бивалентно-общественные животные, чьё равновесие близости было сложным искусством: за мастерством каждого приходилось долго наблюдать, прежде чем допускать их друг до друга. 

— Они называют нас «кружевом» — сказал военный. Щёлкали затворы камер, шуршали костюмы. Пара представителей стран понаглее исподтишка снимали происходящее на смартфоны. 
— Принимают нас за бабские финтифлюшки, — поделился он с ассамблеей ООН, — И вот что: этим ублюдкам придётся узнать на своей шкуре, как они ошибаются. 


беспакойнайяйя

Дзен был Леночкиным ролексом с рекламного плаката, откормленным SUV, лоснящейся кожей модели. Она преследовала его с упорством могула, взбирающегося на вершину мира. Медитировала, рефлексировала, проявляла и проявлялась. Укладывалась бутылкой Кляйна, ездила на ритриты, дышала альвеолами, вульвой, волей. 
Как разочаровывает вид, ради которого преодолеваешь тысячу ступеней в компании бабулек в спортивных костюмах, так Леночка, достигнув равновесия, поняла, что здесь была какая-то наёбка: призом покой был не очень шикарным. Ни себя порадовать, ни людям показать. Уж лучше бы гонялась за деньгами. Или вот ещё бодрые сиськи можно. Ужас, какая дура, поняла Леночка, преисполнившись. Но было поздно. 


Касита Помело

Сухой сад с розовым гравийным песком, фаллическими кактусами и серостволой юккой, с художественно разбросанными камнями с очертаниями лошадиных черепов. Галина села на сухую землю, уложила лицо в ладони и прислушалась. Здесь жарко, стрекочут цикады, небо перед закатом бежевое, как стена каменной кладки, через которую свешивается крона дерева манго с трёхпалыми листьями. 
Она толком и не знала, зачем купила этот дом с двухэтажным розовым фасадом. Так, толкнулось что-то в сердце. В известняковой штукатурке дома со смешным названием «мампостерия» жили какие-то бактерии, предупреждал интернет. Она отмахнулась от этой информации, как от надоедливой мухи. Купила и купила, и тут же поименовала, Каситой Помело. 

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 20
    11
    175

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.