У озера

Конкурс Убийцы. У озера

 


Остервенелым кваканьем лягушек

Кончался вечер.

Озеро, костёр.

Григорий был ей другом, но не мужем,

Смеялось небо — божецкий шатёр.

 

В озерной мгле вовсю плескалась рыба,

Григорий был надежен как Сбербанк.

Шептала Нина: Господи, спасибо!

Не алкашня, не депутат, не панк.

 

Они гуляли по траве, босые, 

Потом сливались страстно (миль пардон)

А где-то там, понурая Россия,

Предвосхищала свой Армагеддон. 

 

Немного выпив виски из Казани,

Григорий пел ей песни про любовь.

О злой беде с зелёными глазами,

О том, что будем мы когда-то вновь.

 

Упала ночь, как вечное проклятье,

Любимый спал, а Нина вся в мечтах.

Сидела молча над озерной гладью,

Сношались выдры мокрые в кустах.

 

Вдруг лёгкий плеск, насторожилась Нина,

Девичий крик готов сорваться с уст.

И вот всплывает весь в дерьме и тине,

Какой-то рак, а может быть лангуст.

 

И говорит он оробевшей тёлке,

Под чешуи волшебный перезвон:

Моя твоя хотеть промежду холки,

Я типа джинн, Гассан али Тампон.

 

И коли ты давать мне то, что надо,

(Тебе ж любой валуев по плечу.)

Мешок каменьев, тонну шоколада,

Любой каприз, любое твой Хачу!

 

Сомлела Нина, верит и не верит,

Ведь, правда, джинн, не гопник, не пират.

И просит мало. Да пущай пеперит,

Чай не нарушит, грёбаный домкрат!

 

Что ж, решено! Отдамся, не убудет,

И запрошу — машину, денег, дом!

А чо лангусты? Кстати, тоже люди,

Ну, разве пахнет чьим-то трупаком.

 

А джинн глаголет, мол, иди, подмойся,

Отдрай «кингстоны» крошкой кирпича.

Как ломовик нетрезвый на извозе,

Смердишь, прости, как мёртвый «Литпричал».

 

Ну что же, Нина быстро обернулась,

А джинна нет, расстроилась, беда.

А вдруг приснилось?! Боже, что за дурость,

И задремала, хлюпала вода.

 

А той порой наш Гришка полусонный,

Ещё во сне по малой захотел.

Пошёл к воде, чтоб сбросить ферромоны,

И, извините, децл прибалдел.

 

Его подруга, полностью нагая,

(Вот это нумер, понужай не стой)

В волне лежала, что-то там лягая,

Как будто жарил кто-то под водой.

 

А дальше ужас, вздрогнула мошонка!

Вчерашний ужин вылился в понос.

Ну, вот же Нина, ноги, «распашонка»,

И между ног огромный рыбий хвост.

 

Бежал Григорий гоночным Феррари,

Как злой хахол не прыгавший три дня.

И в голове метались мысли-твари,

Как хорошо, что дрючат не меня.

 

Вот так любовь ушла, скажи на милость,

Ну как забыть о данной срамоте?

А Нинка вдруг как ледь преобразилась,

И зачастила с удочкой к воде.

 

Любовь, друзья, она такая сука!

Приходит в дом, бездушна, как циан.

Звучит напев: Не жить нам друг без друга,

Но, исчезает злой февральской вьюгой,

Растаяв утром, как ночной туман.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 50
    23
    395

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.