Проводник

Если вы часто ездите на поездах, вы знаете, о чем пойдет речь.

 

Белье было сырым, холодным и каким-то сизым. Андрей держал в руках стопку белья, которую ему вручил проводник:

— С вас триста рублей, – повторил проводник скучно, не глядя на Андрея.

Этот мужчина был неопределенной конституции, словно составленным из мятых подушек, и каким-то сонным. Андрею не хотелось спорить, но он решил раз и навсегда прояснить загадку купейного белья:

— Скажите, почему белье всегда сырое? Вот ни разу не помню, чтобы дали белое, сухое и теплое.

— Другого нет. Платить будете?

Андрей вздохнул. Три бумажки перекочевали из портмоне Андрея в руку с волосатыми костяшками.

— Чай будете? Есть вафли и печенье «Юбилейное».

Андрей покачал головой, и проводник вышел, аккуратно задвинув дверь.

 

От скуки Андрей вышел покурить. Дверь в тамбур заедала, и он с трудом открыл ее. Стук колес здесь был громче, и ощутимее были пересекаемые параллели и меридианы. Стену у окна украшала надпись «сто лет до приказа». Из соседнего вагона через тамбур прошла немолодая женщина в домашних тапочках. Она остановилась и внимательно посмотрела на Андрея. Спросила, доставая сигарету:

— Зажигалка найдется?

У нее было усталое лицо с некогда оперированной заячьей губой. Они курили, глядя за окно на бесплодные поля под паром. Неожиданно обладательница тапочек заявила:

— Сходи на первой же станции.

Андрей растерялся и не нашелся что ответить. Женщина открыла дверь в межвагонье и выбросила окурок на рельсы:

— Повторять не стану. Сходи.

И ушла. Андрей пожал плечами.

 

За окном только начинало темнеть, но бегущие деревья уже сливались в сплошную темную стену, и Андрея стало клонить в сон. Он застелил постель серым бельем. Думал, что уснет, но не смог. В купе он был один и никто не шуршал пакетами, не мешал ему храпом. Лет пять назад, после института, он ехал в вагоне, битком набитом дембелями, вот тогда он не спал всю ночь. А сейчас-то что? Приятный желтый свет ночника, уютные синие занавески, тишина. Но казалось, стук колес резонирует с пульсом, заставляя его ускоряться. Попробовал читать электронную книгу, но смысл прочитанного ускользал. Он достал из сумки колбасу, хлеб и пакетик с чаем, и пошел к титану налить кипятка.

Дверь купе проводника была приоткрыта, а сам он сидел на идеально заправленной постели, сложив руки на коленях, и смотрел прямо перед собой.

— Простите, но, похоже, в титане пусто.

— Пусто, — повторил проводник.

Андрей вопросительно поднял брови, но проводник не сказал больше ни слова. Он все так же неподвижно, смирно сидел, сложив на коленях руки. В профиль он был похож на Гоголя – волосы почти до плеч и длинный нос. Андрей подумал и предложил:

— Хотите коньяку?

Мужчина обернулся. Помедлив, он встал и вышел в коридор, задвинув за собой дверь. Его лицо оказалось перед лицом Андрея. Глаза у проводника были разного цвета — зеленый и голубой.

— Коньяк. Очень хочу. — Он словно уже чувствовал на языке вкус. — У меня есть лимон.

 

— Андрей, — представился Андрей, когда они оказались в его купе.

Проводник в одной руке держал лимон, а другой пожал руку Андрея. Возникла пауза. Проводник, будто вспомнив, зачем он держит руку другого человека, встряхнул ее и заявил:

— Даниил. Можно на «ты».

Андрей нечасто встречал людей с гетерохромией и поэтому то и дело невольно косился на эту аномалию. Он достал из сумки коньяк, пластиковые стаканчики и сыр.

После пары глотков коньяку Даниил немного расслабился. Андрей жевал сырокопченую колбаску и резал сыр:

— Ты давно проводником работаешь?

Тот немного подумал.

— Да уже лет сто.

Андрей засмеялся. Даниил вежливо улыбнулся и раскрошил кусочек сыра в ладони.

— И как, нравится?

А тут засмеялся Даниил. Как-то визгливо, неприятно.

— Скорее, это я нравлюсь работе. То есть этому поезду. Сменщика только нет давно. Устаю, бывает.

Андрей разлил еще по стаканчикам из темноты бутылки, и они чокнулись шуршащим пластиком.

— Я думаю, работу нужно сразу выбирать по душе. Чтобы не опостылело все лет через десять. Я вот врач. Не практикующий, в основном научной работой занимаюсь. И очень доволен своим выбором.

Даниил поставил свой стаканчик на стол и перебил, неожиданно энергично:

— Думаешь, ты сам все в своей жизни решаешь?

Он уже не был похож на кучу несвежих подушек, его фигура словно окрепла и стала выше.

— Конечно, сам, — Андрей с любопытством уставился на проводника. — А ты фаталист?

Проводник пренебрежительно махнул рукой.

— Нет никакого «Я», никаких решений. Понимаешь? Если бы кто-то на этом свете обладал собственным быти­ем и, тем более, волей, он не мог бы меняться. А мы меняемся. Ты когда-нибудь думал о том, реально ли всё это? — Он оглядел купе. — Я склоняюсь к мысли, что большинство из того, что мы видим и называем, не существует.

Андрей решил ему подыграть:

— Но мы же можем осмыслить любой материальный объект, и убедиться в том, что он существует.

— Я много об этом думал. Мы всего лишь даем названия тому, что придумали сами, только и всего. Существуют только названия. Вот кусочек сыра, — Даниил взял со стола вялый прямоугольник отечественного «Тильзитера». — Ты видишь кусочек сыра, и считаешь, что он обладает собственным бытием, но это не так. Если я раскрошу его, сыр исчезает, остаются крошки, а это уже не сыр.

Было видно, что эта тема волновала его.

— Мы можем усваивать реальность только по час­тям, осознавать лишь фрагменты, кусочки. Которые суть – ничто. Каждый кусочек мы можем разъять на другие составляющие, — Даниил растер сыр между ладонями и раскрыл их, — вплоть до атомов, это наш способ познания. Понимаешь, о чем я?

Андрей пригляделся. Глаза проводника сейчас были цвета пепла. Коньяк твердым камнем упал в желудок, и Андрея замутило.

— Я сейчас вернусь.

* * *

Андрей вышел из туалета, и пошел было в свое купе, но оно оказалось закрытым. Он в недоумении подергал дверь и, подумав, пошел к купе проводника. В купе за столиком симпатичная женщина писала что-то в тетради и считала на калькуляторе. Андрей объяснил, что не может попасть в свое купе, она подняла брови и пошла с ним. Они постучали и им открыли. В купе сидела мама с двумя детьми и лысый дед.

Андрей смутился, но попросил проверить другие купе. Ни в одном из них не было его вещей. В голове зашумело, и Андрей потер виски. Он оказался в другом вагоне? Проводница принюхалась, хмыкнула, и отправила его в следующий вагон, искать свое купе. Уходя, он оглянулся, и увидел, что она улыбается ему щербатой детской улыбкой — одного переднего зуба не хватало.

В следующем вагоне он распахивал двери каждого купе и видел людей, которые разговаривали, смеялись, людей, занимающихся любовью. Тявкали собаки, вопили маленькие дети, за столиками читали старушки в очках. Андрей пробежал через тамбур и распахнул дверь в следующий вагон. Здесь во всех купе были спящие — одинаковые серые холмики на нижних и верхних полках. Лампы в вагонах были притушены, работало только ночное освещение. Андрей бежал по вагонам, в которых уже совсем не было людей, купе были пусты, только светлели в полумраке одинаково заправленные постели.

В ночи за окном загрохотал проезжающий мимо поезд, такой же красный, как и тот, в котором ехал Андрей, такие же синие занавески покачивались на окнах. В одном из окон встречного поезда на несколько секунд он отчетливо увидел знакомое мятое лицо. Даниил!

Андрей понял, что каким-то образом его поезд едет по кругу. Тогда он завязал узлом одну из занавесок в коридоре. Теперь, если он попадет в этот же вагон, он сможет это понять.

Он бежал из вагона в вагон, продолжая заглядывать в купе, и ужас хватал его за горло. Лампы мигали, в какой-то момент пол коридоров начал уходить вверх, и Андрей уже карабкался к дверям в следующий вагон, цепляясь за рейлинги на окнах, ручки и выступы дверей. Уклон становился все круче, пока поезд не превратился в бесконечный колодец с одной стеклянной стеной, и Андрею приходилось карабкаться все быстрее, хотя уже кололо в боку жженой иглой, потому что снизу подступала вода, и в ней плавали серые простыни, которых все прибавлялось из каждого купе, которое заливала темная вода, и все труднее открывались двери, и ему уже приходилось толкать их над головой.

* * *

Андрей проснулся в своем купе, закричал и вскочил, ударившись головой о верхнюю полку. Мужской голос сверху проворчал: «Потише там!». На столе между кружочками заветренной колбасы и плачущим сыром катался забытый вчера лимон.

Такой же, как остальные пассажиры — растрепанный, с вафельным полотенцем, перекинутым через плечо, и зубной щеткой в руках, Андрей покачивался в очереди в санузел. Сон тускнел и растворялся в ярком свете, бьющем из окна.

 

— Ты хочешь мне помочь с сортировкой? — Даниил удивленно смотрел на Андрея.

— Почему нет? Заняться мне нечем, а до моей станции еще два часа.

— Ну… давай.

Перед ними была гора простыней и наволочек. В узком пространстве коридора они встряхивали простыни и аккуратно складывали их вчетверо, а потом еще напополам. Простыни — в одну стопку, наволочки – в другую. Глаза проводника, снова разного цвета, весело мелькали над простынями. Андрей похвалил себя за альтруизм.

* * *

Андрей шагнул на платформу и вдохнул свежий воздух. Затхлый запах поезда, казалось, впитался в одежду.

У вагонов обнимались люди, галдели подростки. Приехавшие с севера, как и он, распахивали пуховики и стягивали шарфы — здесь было влажно и тепло. Андрей перехватил поудобнее ручку сумки, и пошел к выходу в город.

Моросил мелкий дождь, и вокруг деревьев тонкой дымкой клубилась новенькая листва. Теплая, ранняя весна. На привокзальной площади Андрей махнул таксисту и залез на заднее сиденье.

— Когда я уезжал, снег только начал таять. А сейчас уже весна вовсю, красота!

Таксист что-то ответил, но Андрей не услышал — белый день свернулся в темную, светящуюся на конце трубу, и мигнул лампой на потолке вагона. Нужно проверить билеты, пока пассажиры не разбрелись, и раздать белье. Наволочек не хватает.

Андрей принялся снова пересчитывать гору влажных наволочек, перекладывая их в стопку рядом. Тридцать четыре, тридцать пять, где еще одна? Он нашел ее у окна в коридоре. Андрей заметил, что одна из занавесок завязана узлом, и аккуратно расправил ее. Заменив мыло и бумажные полотенца в туалете, он зашел в свое купе и сел на постель. Сердце его сжалось от смутной, непонятной тоски.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 6
    4
    119

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • udaff

    Это было интересно

  • susan
    Юлия Романова 06.10.2023 в 11:18

    Дмитрий Соколовский 

    Рада, что вам понравилось! Будьте осторожны в поездах:)

  • Venemars
    Апрель 06.10.2023 в 10:54

    Теперь Андрей - проводник? )

    От себя замечу, что мне в жизни приходилось одно время часто ездить на поездах и вот стоило изменить только одно - сделать био-туалеты в поездах и всё, настал совершенно другой мир, полный комфорта! )))) 

  • susan
    Юлия Романова 06.10.2023 в 11:20

    Апрель 

    Проводник! Без сомнения, место уединения бесконечно важно, а изучать расписание его закрытия и открытия по маршруту - крайне утомительно:)

  • jatuhin
    Полковник Васин 06.10.2023 в 23:28

    Понравился хоррорчик 

  • susan
    Юлия Романова 07.10.2023 в 00:23

    Полковник Васин 

    Я недеюсь, вы не очень напугались, время позднее! Спасибо)