ЛЕТО СТУЧИТСЯ В ОКНО ПЕРЕСПЕЛОЮ ВИШНЕЙ

Лето стучится в окно переспелою вишней.
Сок на губах как вино из далёкого края.
Солнечный луч мягко светит сквозь шторы и слышен
Утренний щебет в саду. 

Ты лежишь неживая.

Первая мысль о скорой, вторая о шансе,
Сейфе в гостиной, о коде и пачках наличных,
И о хозяйском коте – вислоухом шотландце
Мысль шальная мелькнула.

Что ж, это отлично.

Ты улыбаешься словно бы ты Мона Лиза,
Полузакрыты глаза, и становится жутко,
Словно ты видишь мои потаённые мысли
Все до единой сейчас.

И всё это не шутка.

Я уголовник, конечно, но я и любовник.
Ты – позабытая мужем-бандитом богиня.
Пара часов, ну а после я точно покойник,
Если не справлюсь. За дело.

А там будет видно.

«Мощный пожар в подмосковном коттеджном посёлке
Локализован, сейчас выясняют причины».
Каждое слово, как будто стальная иголка
В шарик воздушный летит.

Он же сердце мужчины.

Руки мужчины в наколках и в резаных шрамах.
Он не согласен с вердиктом «взрыв газа в баллоне».
«Есть! – говорит торопливо начальник охраны.
Сделаем всё!» Он боится

Вора в законе.

Пилит тупою ножовкой жена целый месяц:
«Где ты всё время? Ребёнок забыл, что есть папа!
Ты меня любишь? Ты любишь меня?! Только честно!
Нет, я не верю!» И в слёзы.

И это расплата.

Это расплата за выбор, хоть выбора нету.
Коль ты продажный следак, то вперёд и с улыбкой.
Из всех вопросов на свете важны лишь ответы.
А без ответов вопросы – 

Большая ошибка.

«Что-то не так, - говорит подчинённым начальник. - 
Снова война меж воров, но сейчас нет причины.
Нам скоро вставят меж булок и включат паяльник.
Мэрские выборы скоро!

Вам ясно, кретины?

Даже на наших полезли – вконец охренели!
Это лишает их права на жизнь и свободу.
Ключ ко всему – это то, что в том доме сгорело.
Киньте все силы на это!

Понятно, уроды?»

Вроде всё ровно, хоть резко повышены ставки,
Мёртвый следак ничего никому не ответит.
Тихо сработано. В правом кармане удавка
Змейкою узкой таится.

И жалят секреты. 

Пусть продолжается праздник у воронов чёрных!
Пусть перебьют, перережут и перестреляют,
Пусть захлебнутся бессильною злобой и кровью,
Красным горячим вином

Из далёкого края!

Лето стучится в окно переспелою вишней
Сердце мужчины горчит, ведь они проиграли.
Объединившись с ментами, противники вышли
Шашками быстрыми в дамки.

И выжить едва ли.

Прячет последний оставшийся верным бродяга,
Но ненадолго, он сдаст – это ясно как небо.
Небо. Что небо? Ему как обычно не надо
Драм этих пошлых извечных.

Но в чём же здесь ребус?

Спящий мужчина зарезан в своей же постели,
Верный бродяга, увы, не такой уж и верный.
Ветер качает на детской площадке качели.
Или не ветер, а призрак?

Нет-нет, это нервы.

Пламя камина – кино для поживших на свете.
Время от времени треск и кривая усмешка.
Вроде бы всё завершилось, но жалят секреты
И непонятно, что лучше

Ферзь или пешка.

«Время как прачка стирает, скребёт, выжимает
Запах любимых из каждой ворсинки одежды.
Я его больше не слышу, я не понимаю
Как жить теперь мне без них 

И без надежды.

Десять годов – это десять по сути столетий,
Десять веков подготовки и мук ожиданья.
Нет справедливости божьей и кары на свете
И человеческой тоже.

Одни лишь страданья.

Я удавил всех как крыс и стравил всех со всеми.
Всех перебил и теперь я летучий голландец,
Я это призрак…». Тут кот заурчал на коленях 
Ласковый добрый и тёплый

Вислоухий шотландец.

Всё суета, всё проходит, забылось и это.
Пишутся новые драмы, и с каждым мгновеньем
Тает надежда. Но снова вишнёвое лето
Тёплым в окошко дождём. И опять

Воскресенье.

 

(с) Себастьян Ферейро

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 5
    4
    158

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.