Марракеш

 Комнату в риаде я забронировала еще месяц назад. Марракеш мне казался райским местом, полным загадок и волшебства: риад в центре старого города, бассейн, хамам, рынок, мечеть, лабиринты улиц - на расстоянии все казалось таким нереально красивым. Я считала дни до поездки, но получила совсем не то, о чем мечтала.

Улицы в старом городе по вечерам растворялись в темноте, а  переходы между домами  были такими низкими, что приходилось сгибаться и идти вперед наугад, задевая плечами шершавые стены. Днем люди, мопеды и  ослы с тележками хаотично двигались вдоль узких  улиц, создавая суету и хаос. Продавцы то и дело сметали песок с выложенных на прилавок товаров, готовили еду на переносных плитках и зазывали туристов.

Уехать отсюда я захотела уже в первый день, слишком многое меня здесь пугало. А после первой ночи, желание оказаться дома , в привычной для меня обстановке, стало еще сильнее. 

Я помнила, что перед тем, как лечь спать, поставила телефон на беззвучный режим и  положила его под подушку. А ночью проснулась и удивилась, что в комнате очень темно. На секунду мне показалось, я ослепла, перестала видеть, но потом поняла,  что окно плотно занавешено шторой, поэтому такая темнота. Я потянулась за телефоном, чтобы включить фонарик, но ничего не нашла. Мои руки передвигались по матрасу то влево, то вправо, пытаясь нащупать подушку,  но вокруг меня было пусто.  Решив, что она на другой стороне кровати, я повернула обратно. Но и там ничего не нашла, матрас казался бесконечным, ни стены, ни края кровати. Сердце стучало, меня мутило, я замерзла, хотела пить и в туалет одновременно. Одеяло я тоже найти не могла. Там, где-то около кровати была тумбочка и стакан воды, еще зарядка от телефона и моя одежда. Но все съедала густая тьма, сквозь которую не проходил ни один луч света. Испуганная, я уже хотела кричать, но услышала утреннюю молитву муэдзина, проникающую в каждый дом этого города. Стало светлее, наконец-то я могла увидеть очертания предметов в комнате. С удивлением обнаружила, что лежу головой к двери, а ноги мои почти касаются подушки. Перевернувшись, я схватила телефон, а потом побежала скорей в туалет, закрылась там и долго сидела, рассматривая лампочку в железной сетке. "Надо было оставить свет в туалете, чтобы ночью не бояться", - сказала себе.

Но выбора не было, в этом риаде мне предстояло провести еще несколько дней. "Хотя бы увижу океан", - подумала я, собираясь утром на экскурсию в другой город. 

В девять заехал автобус, в котором сидели туристы. Пуховик не спасал от холода, хотелось горячего кофе. Дорога широкой полосой уходила к горизонту, где через два часа должно было показаться море. Со всех сторон плакаты призывали не увеличивать скорость из-за возможных аварий.  Часто на обочинах попадались изувеченные машины, вернее то, что осталось от них, наглядно показывая, каким может стать поездка, если превысить скорость. Еще паслись козы, стояли на ветках деревьев, жевали, смотрели мутными глазами друг на друга. А пастухи ждали внизу, когда можно будет переходить к другому дереву. "Странная жизнь -  наоборот, - решила я. - Козы на деревьях, на дорогах скользко из-за песка".

Город у океана в другое время года явно был намного красивее и дружелюбнее. Сейчас же  сильный ветер не давал спокойно передвигаться по улицам, заставлял редких прохожих искать место, где было намного теплее, чем снаружи. Волны увязали в тяжелом коричневом песке, шипели белой пеной, бросались на берег, не подпуская к себе никого. Пришлось зайти в ресторан и заказать суп и горячий мятный чай, а потом захотелось купить украшение со смыслом и шелковый яркий платок. Но продавец в узкой двери белого здания захотел слишком много денег за браслет, который сплели те, кто живет в пустыне. А бирюзовый платок оказался сделан в Китае. Еще заболело горло, появился кашель, а вместе с ними и температура. Аптеку я нигде не нашла, поэтому ехала обратно в риад в полусне, думая, что зря не оформила страховку. На ночь выпила горячее молоко с молотым имбирем, надеясь, что мне станет лучше, и сразу уснула.

Мужчина, рядом со мной лежал мужчина. И это был не сон. На ночь я оставила свет в туалете включенным, этого было достаточно, чтобы увидеть -  недалеко от меня на боку лицом ко мне спал мужчина. Инстинктивно я уперлась в его грудь руками и сделала попытку оттолкнуть, но он лишь немного покачнулся, продолжая крепко спать. Мне стало страшно, я не знала, что делать. Но даже это не помешало мне увидеть, что мужчина в моей кровати хорошо сложен и выглядит привлекательно.  Никаких вариантов, откуда он и почему здесь оказался, у меня не было. Может быть, надо его разбудить, или позвать кого-то с ресепшен, или позвонить в полицию. Пока я думала, он вдруг открыл глаза и внимательно на меня посмотрел, а потом перевернулся на другой бок и буквально растворился в воздухе. Минуту назад он был рядом со мной, а сейчас осталась только вмятина. И вот тогда я поняла, что боюсь, страх липкой паутиной обвился вокруг меня, сердце молотом стучало в груди, руки тряслись, я не знала, что делать. 

Молитва муэдзина снова помогла мне справится с эмоциями. Не желая оставаться в комнате, я решила выйти на крышу риада. Светало, плоские крыши соседних домов с разными пристройками не создавали красивого вида. Где-то кукарекал петух, восточный город медленно просыпался. Громкая утренняя молитва кружилась по еще не проснувшемуся небу.

- Джин, - сказал Али, владелец риада, когда я рассказала ему про ночное событие. - Это джин тебя мучает. Их тут много, ищут кого послабее или того, кто интерес представляет.

- Я послабее или с интересом? - попыталась пошутить я.

- Не знаю, - хмыкунул Али. - Принесу тебе кофе.

Молотый имбирь помог, я снова была здоровой, как будто и не было вчерашнего дня с хмурым городом у моря. Ночное происшествие я решила забыть.

Днем я пошла искать музей Ив Сен Лорана. Он оказался недалеко от риада, небольшой, с вкусным запахом духов и невероятной коллекцией нарядов прошлых лет, как будто я попала в Париж на показ мод. Мне стало спокойнее, уезжать из Мараккеша расхотелось, может, я просто не умела видеть красивые места в этом непонятном хаосе из домов и людей. Решив немного отдохнуть, я присела на скамейку в саду около музея, представляя, что я сейчас нахожусь посреди бамбуковых зарослей где-то на другом конце света. Рядом со мной кто-то присел. Сначала я не обратила на это внимание, погрузившись в мечты, но потом повернула голову в сторону того, кто выбрал туже самую скамейку, что и я. Это был он! Тот самый мужчина с моей кровати, только одежды на нем было уже больше. Сердце бешенно застучало в моей груди, ноги стали ватными, я не знала, что делать. Он, казалось, меня не замечал, смотрел перед собой, откинувшись на спинку скамьи. Это был самый красивый мужчина, которого я когда-либо видела. Без шуток. Мне хотелось спросить его, кто он и откуда, но я стеснялась своего английского, поэтому молчала. Я думала, исчезнет ли так же, как ночью или заговорит со мной, а может, мы могли бы вместе выпить чай в кафе рядом, и что если он мне приснился, как знак, что мы встретимся с ним сегодня. Все получилось проще: женщина в черном появилась на дорожке, помахала мужчине, и он пошел к ней. С одной стороны, я радовалась, что не заговорила с ним, но почему-то в сердце было пусто, печально и грустно, словно я не смогла решить какой-то квест, а значит, не могу выйти на новый уровень.

- Бред, - со злостью сказала я себе. - Полный бред.

Вечером было время хамама. Небольшая комната с деревянными плошками и местным аргановым мылом. Жарко, но не так, как в русской бане. Запах мятного масла успокаивал. Вода смывала все накопленное за день. Я даже решила последовать примеру других, заказала себе ужин и розовое вино около бассейна, представляя, как крепко буду спать ночью.

Ночью мне стало хуже, потная я проснулась, ощущая, что в комнате не одна. Мои пальцы сжимали что-то  холодное и твердое, похожее на кисть руки, как у скелета. И самое страшное, что это что-то тоже вцепилось в меня мертвой хваткой. Я почувствовала боль в плече. "Отпусти, отпусти, отпусти", - приказывала я себе, но еще сильнее сжимала эти кости, или это они не давали мне вырваться. Я хотела заплакать или закричать, но не могла, как в самом страшном сне. Бессильно открывала рот, не издавая звука, а потом вообще не могла ничего не сделать, тело словно парализовало. Боль в плече прошла, пальцы расжались,  но я почувствовала, что вдоль ноги что-то полезет. "Змея!", - закричала я внутри себя, покрываясь потом.  Это что-то ползло все выше и выше, по бедру, животу, к груди, потом по шее вверх и закрыло мое лицо. Это была не змея, а  мое одеяло,которым меня, казалось, хотели накрыть с головой. Я боялась задохнуться, горло сковало болью от крика, который не мог из меня выйти. Я почувствовала прикосновение к голове, как будто кто-то решил потрогать мои волосы. Невидимые руки перебирали волосы, тянули их вверх, потом отпускали, как будто расчесывали. Хотелось плакать, но я не могла. Одеяло все больше натягивалось на голову, а ноги высунулись наружу, стали мерзнуть. Пытаясь вспомнить молитву, я перечисляла в уме все отрывочные слова, которые приходили на ум. Получилось не складно, но с большой верой: "Отче нас, да пребудет царствие твое, избавь меня от лукавого, раба твоя, аминь". Молитва помогла, я снова могла двигаться, быстро откинула одеяло и снова поползла по кровати в ту сторону, где по моим подсчетам должна была быть дверь.

Во время завтрака думала, что надо как-то успокоить свои нервы, и что было бы неплохо записаться к психологу с такими-то снами, но решила выйти погулять на центральную площадь. Я вышла из риада , радуясь, что уже легко ориентируюсь в изгибах узких улиц, и направилась вдоль ярко-синих стен, потом свернула направо в ряд с коврами и  лавками с посудой, купила листья зеленого чая, пообедала на плоской крыше местного ресторана, пытаясь поймать интернет. А по дороге в риад, свернула не туда, оказалась в проулке, полном мужчин, одни жарили рыбу, другие играли в настольные игры, ни одной женщины. Хмуро на меня посмотрели, поинтересовались, не надо ли рыбы. Испуганная, я представляла, как легко можно сейчас затолкнуть меня в одну из потайных дверей, которые были в этом лабиринте домов везде, и не знала, что сказать. Ушла, не оглядываясь, нашла какой-то другой риад, постучалась и попросила помочь найти дорогу домой. 

- Хорошо, что тебя на деньги не развели, - сказали мне там. - Здесь это обычное дело. 

- Спасибо,  - ответила я, принимая стакан с мятным чаем.

До моего риада меня проводили абсолютно бесплатно, сказали, что бояться тут нечего, на туристов не нападают, но вот деньги обманом могут получить. Местные жители почти не обращали на меня внимание, женщины выбирали продукты в лавках, мужчины что-то готовили в глиняных танлерах прямо у входа в свои магазинчики, дети бежали из школы, а потом играли в узком колодце дворов, густой запах солярки не успевал рассеиваться, видавшие виды мопеды быстро ездили вдоль улиц, едва не задевая стены домов.

- Скорее бы домой, - вздохнула я, принимая от владельца моего риада стакан с чаем. 

Чай здесь был всегда, в любое время дня и ночи, вкусный, мятный, горячий и очень сладкий.

Ночью я проснулась от звука. Я не могла понять, что это такое было, но знала, что всегда так резко просыпалась, если во сне слышала что-то громкое. Я приподнялась на локте, было тихо, в туалете горел свет. Телефон показал, что сейчас два часа. Может, упало что у соседей, решила. Тень от двери, покачиваясь, стала двигаться в мою сторону. Как туман, нечеткое пятно темноты, но оно явно шло в мою сторону. Тело снова отказывалось подчиняться, я не могла пошевелиться, крик застрял в горле. Все ближе и ближе подходило оно ко мне. Это был тот самый мужчина из парка. Неторопливо он приближался ко мне, улыбаясь. Все ближе и ближе, абсолютно бесшумно. И было что-то знакомое в его взгляде. Но сильное тело притягивало к себе, гипнотизировало. Не желая сопротивлятся увиденному, я протянула руки навстречу ему. Он меня обнял и замер. Его кожа оказалась холодной на ощупь,  гладкой, без волос. Желание горячей волной прошлось по всему моему телу. Он, как будто почувствовал, и потянулся к моим губам для поцелуя. 

Справа от меня вдруг что-то зашипело. Испуганная, я оттолкнула мужчину, и забилась в угол кровати. Огромная королевская кобра раздувала капюшон передо моим лицом и шипела. Как она тут оказалась , я не знала. Может, заползла в открытое окно днем или по вытяжке в туалет. Покачиваяь, она еще больше раздувалась, готовая вот-вот напасть на меня. Я не двигалась, умирать от укуса кобры в Африке мне не хотелось. Мужчина тоже замер,внимательно рассматривая змеиную шкуру, потом прошептал : "Я знаю, что ты знаешь".

Кобра, как будто чувствуя его внимание, выпадом кинулась в мою сторону. В ту же секунду мой ночной гость быстро схватил ее и откинул на пол. А я потеряла сознание.

-Слышала, какой ночью гром был? Гроза без дождя, песку много принесло, - обратилась ко мне с вопросом утром женщина за соседним столом.

Я кивнула, поддерживать разговор мне не хотелось. Чемодан стоял рядом, жить в этом риаде я больше не собиралась.

- Нет, не джин это, - успокоил владелец риада, - джины на страхе живут, им питаются, у тебя другое. Наверное, из своей жизни принесла, этой или другой, прошлой. В Маракеше из человека все выходит, преград нет, тьма и свет вместе живут. Вот тебе мой телефон, звони, когда снова приедешь, скидку сделаю. 

Черная машина, покрытая тонким слоем песка, везла меня в сторону аэропорта, возвращаться в Маракаш в этой жизни я не собиралась.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 4
    4
    132

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • goga_1

    думаю, что поксу в этом тексте есть где разгуляться

    одно могу сказать, что из-за пребывания в маракеше из авторши вышло вот это и мы его читаем

  • konovalova

    До середины дочитала и не испугалась.

  • Solnechnaja

    оно не то чтобы страшное.. хотя если представить реалной картинкой любой бы испугался... но как история будоражащая... хотелось бы понять до конца... интересно.  мне было любопытно читать. 

  • Venemars

    Мне понравился рассказ. Что-то незаезженное, восточное и чувствуется аромат тёплого сладкого мятного чая )