TanyaSanremo Sanremo 13.03.23 в 14:32

Душа розы

     

     

     В марте по городу следует передвигаться осторожно. В марте кто-то оставляет на скамейках мимозу, нарциссы и тюльпаны, щедро рассыпает мечты о любви по паркам и дорогам, рисует следы от самолетов в небе. В марте хочется улететь на другой край Вселенной, прыгнуть в море, купить картину или погладить слепого уличного кота. В марте начинается охота на самую красивую любовь, когда знакомая история оживает и играет, как любимая пластинка, на которой записаны воспоминания. В марте можно пойти в один конец города, а оказаться на другом, заметить вывеску, предлагающую кофе, зайти и потом вспоминать, как это все начиналось.  

Ее звали Лиза, ей было уже немало лет, бессмысленно уточнять, сколько, было и было. Она носила ярко-зеленые высокие сапоги, потому что любила все необычное, и такой же яркий, но красный берет, потому что весна. Вокруг нее всегда что-то звенело и блестело: руки до локтей она украшала тонкими золотыми браслетами с камнями. Лиза верила, что таким образом защищает себя от злых духов: браслетами и крепким, стойким парфюмом с запахом чайной розы. Еще были красные губы и длинные черные ресницы (не свои, купленные, но …).  

Лиза шла в сторону Музея искусств, потому что там было открытие выставки, но вдруг поняла, что не хочет и быстро свернула в одну из арок. Она не смотрела под ноги, не чем было любоваться, обычный мусор большого города. Лиза смотрела в небо, запрокинув лицо вверх. Она всегда загадывала, если все верно и правильно, то пусть пролетит самолет. Сбывалось часто. В самолете сидели какие-то люди, может быть, они ели или спали, кто-то читал, а кто-то разговаривал, и наверное, были те, кто держался за руки и шептал о любви. 

Любви у Лизы никогда не было. Не то, чтобы она не хотела, очень хотела. Клеила в карту желаний мужчин, призывала на помощь Луну, ходила к гадалке, но везде была неясность и неопределенность. То ли судьба такая, то ли не в этой жизни. И Лиза смирилась внешне, оставив от мечты о любви красный берет, но внутренне она протестовала и требовала получить это чувство, чтобы все, как на картинах известных мастеров, полет, поцелуи и страсть. Что такое страсть Лиза знала и умело этим пользовалась, когда смешивала краски и переносила их на холст, заставляя тех, кто потом видел ее работы, замирать и не дышать в попытках поймать что-то такое невесомое, легкое, но невыносимо необходимое, вызывающее слезы. 

И пока Лиза шла в другую сторону от собственной выставки в музее, перед одной из ее картин стоял он, тот самый, который должен был именно сегодня встретить ее. Так сказали ему карты, об этом прокаркала утром ворона, да что там! Он видел сон этой ночью, он точно знал, что он — тот самый для нее. 

«Душа розы» — так называлась работа, которую он рассматривал, и которую уже хотел купить, если было бы это возможно. Увы, картина не продавалась. Розовые щедрые пятна вперемешку с малиновыми линиями чертили треугольники и создавали подтеки. Картина не продавалась, но можно было дождаться ту, которая ее создала, и попробовать договориться, показать свой неподдельный интерес, а потом унести ее к себе домой. Ее — эту картину, а не ту, кто картину создал. Саму художницу он ни разу не видел. 

Лиза шла и смотрела в небо, а потом вдруг оказалась в кафе, где вкусно пахло кофе. 

— Вам как всегда? — спросила ее старушка за стойкой бара. — Много пены и чуть-чуть корицы? 

— Да, — кивнула Лиза и сделала вид, что совсем не удивилась, откуда эта старушка знает ее любимый вид кофе.  

Весной вообще не за чем удивляться, надо просто подыгрывать и принимать то, что тебе предлагает жизнь. А жизнь предлагала Лизе сегодня встречу с тем самым, кого она высматривала в каждой чашке кофе, в каждом прохожем и в каждом окне. Жизнь предлагала встречу, и если бы Лиза пошла все-таки на выставку, то уже сейчас ее глаза встретились бы с тем, кто почти влюбился в ее картину. Если бы… 

— Роза или мимоза? — спросила старушка. 

Лиза внимательно на нее посмотрела и отметила про себя, что выглядит эта дама вполне интересно: белый жакет с золотой брошью, кольцо с зеленым камнем на безымянном пальце левой руки, не старушка — настоящая царица, а не повелительница кофе-машины. 

— Роза, — ответила Лиза. 

— Ничего удивительного, — одобрила старушка и кивнула куда-то в сторону. 

Лиза посмотрела туда и увидела большую прозрачную вазу из муранского стекла, а в ней яркие крупные красные розы. Лиза голову могла дать на отсечение, что, когда она сюда пришла, роз тут не было. А сейчас они стояли на стойке бара. 

— Ох ты, — выдохнула Лиза, — красота! 

Старушка улыбнулась и занялась своими делами. А Лиза придвинула вазу к себе, обняла двумя руками и уткнулась носом в свои любимые цветы. 

— Духи у вас тоже с розой, — услышала она. 

Оглянувшись, увидела девушку, которая сидела за столиком в углу, и которую Лиза тоже почему-то не заметила, когда вошла. 

— Я нюхач, — пояснила девушка, — мой нос — мой компас. На вас сейчас чайная роза, хотя мимоза вам побольше подходит. 

— Мимоза красивая, как цветы, но слишком банальна, — попыталась оправдаться Лиза. — А вот роза — она такая яркая и живая. 

— Все банальное когда-то казалось не банальным, — засмеялась девушка. — Ну, мне пора, приятно было пообщаться. 

И не успела Лиза ничего ответить, как девушка исчезла. Зато вместо нее появился господин в черном фраке и в черном цилиндре на голове. Глаза его были густо подведены синей краской, а губы замазаны белым.  

— А, вот и ты! — обрадовалась старушка — А у нас гостья.  

Она показала взглядом на Лизу и лукаво улыбнулась. 

— Вы из цирка сбежали? — спросила Лиза. 

— Из цирка, можно и так сказать, — одобрительно засмеялся господин в черном, — в этом цирке такой хаос, поэтому прихожу сюда, отдыхаю. Особенно весной хаос, весенний, так сказать, переполох. Все чего-то срочно хотят, волшебства хотят, чуда, много всего. 

— Человек всегда чего-то хочет, — заметила Лиза. 

— Верно, верно! Как это правильно, — обрадовался он. — Хочет, но мало делает. 

— Не все же, — ответила Лиза. 

— А вот вы, например, чего хотите? — задал вопрос господин  

— Известно чего — любви, — встряла в разговор старушка.  

Лиза почему-то захотела обидеться, как будто бы ее предали или выставили в голом виде перед публикой в цирке, но промолчала 

— Любви какой? — улыбнулся господин. — Разная же любовь бывает. 

— С мужчиной любви, — беспардонно захихикала старушка, — телесной! 

Тут Лиза точно обиделась и полезла в сумку за кошельком, чтобы расплатиться и уйти. Но вот беда — сумки нигде не было. А сначала сумка точно была. Лиза это помнила. «Девушка нюхач!», — вспомнила Лиза, решив, что именно она и унесла ее сумку. Больше некому. 

— А хотите я вам погадаю? — предложил незнакомец в черном. — Я, знает ли, профессиональный провидец в сто пятом поколении, все вижу. 

— А хочу, — согласилась Лиза. — Погадайте, где моя сумка. 

— Ха-ха, — засмеялся он, — это слишком просто. Ваша сумка у вас на коленях. 

— Что? — удивилась Лиза. — И тут же заметила, что крепко сжимает свою сумку двумя руками. — Невероятно! 

— Говорю же, слишком просто. Давайте настоящий вопрос. 

— Ну хорошо, — ответила Лиза, — вот вам вопрос: когда я встречу своего мужчину? 

— Так уже, уже все и произошло — зашептал ей мужчина, — именно сегодня. 

— Это вы про вас? — удивилась Лиза. 

— Помилуйте, дорогая, куда я вам сдался, — засмеялась странный незнакомец. — Он, ваш мужчина, уже целый час на вашу картину смотрит, купить ее хочет. 

— Правда? — недоверчиво покачала головой Лиза. 

— Такая же правда, что и сейчас время аперитивов. Шампань для дамы, рюмку коньяка для меня, — сказал господин старушке. 

— Одну минуту, — заулыбалась она. — Будет исполнено. 

И не успела Лиза еще сильнее удивиться всему происходящему, как перед ней появился бокал с шампанским, а также оливки, сыр и хлебные палочки, совсем как в Италии.  

— Хочу в Италию! — вдруг заявила Лиза. 

— Вы, голубушка, мало разбираетесь в своих желаниях, — заявил ее незнакомец. — Сначала сумка, потом мужчина, теперь Италия. Определитесь сначала, потом желайте. 

— А разве нельзя все сразу? 

— Все сразу — это борщ с котлетами, говорю же, полный хаос. 

Лиза попробовала шампанское, взяла оливку, закрыла глаза от блаженства. А когда открыла, конечно же, никакого господина в черном цилиндре перед ней не было.  

— Цирк уехал, — подмигнула ей старушка, — все оплачено. 

— Такси, мне надо такси! — крикнула Лиза и побежала к выходу из кафе.  

И ровно в ту минуту, когда она садилась в машину, тот, кто почти влюбился в ее картину, тоже вызывал такси, но на другом конце города. Он так устал от ожиданий, от несбывшегося желания, от тоски по картине, от чего-то непонятного в груди, что решил закончить день в баре, грустно напившись. Пока молчаливый водитель вез его в наиболее подходящее для несчастливого дня место, он думал, что весна — не для всех, не для него. Все эти ручейки, коты, мимоза и женщины в платьях — вовсе его не касаются, и скорее бы пришло лето. 

Неудивительно, что его такси остановилось именно около того кафе, которое недавно покинула Лиза. И уж точно понятно, почему теперь это было совсем не кафе, а самый настоящий бар, хозяйка которого — невысокая старушка, была одета я ярко-красный жакет, а на голове у нее красовалось перо павлина. 

— Как всегда? — улыбнулась она. — Джин с тоником, мало льда? 

— Пойдет, — ответил он, устроившись на высоком круглом стуле у барной стойки. 

Надо ли говорить, как была обескуражена Лиза, когда, появившись на собственной выставке ее работ, написанных маслом, никакого интересного мужчину она не нашла. Были женщины, были старички, были мужчины, но скучные, пресные, совсем не те. А его не было. И никто не хотел покупать картину «Душа розы», наоборот, старались ее обходить, как будто не замечая. 

— Не для всех, — услышала она знакомый голос, — искусство выбирает свою жертву, холст заранее знает своего хозяина. 

Обернувшись, Лиза увидела того самого незнакомца в черном, только уже без макияжа. 

— Вы? — удивилась Лиза, не без интереса отметив, что странный незнакомец хорош собой и вполне привлекателен, как мужчина. 

— Покупаю, — проигнорировал ее вопрос он, кивнув в сторону картины с розовыми подтеками. 

— Так это все-таки вы, который для меня и мой? — спросила Лиза, еще внимательнее рассматривая господина в черном, отмечая про себя, что фигура у него спортивная, зубы белые, и вместе они могли бы стать красивой парой. 

— Не торопись и не путай себя, женщина. Не каждый, кто уделяет внимание тебе, является тем, кому ты можешь доверить свою душу, — серьезно сказал незнакомец, а потом добавил уже совсем не серьезно. — Тут как бы метафорически выразился: «Душа розы» и просто душа. 

— Не продается, — холодно ответила Лиза. 

— А я вам уже и чек выписал, — заверил ее незнакомец, протягивая бумажку, на которой была написана такая цифра, что Лиза от неожиданности охнула, а потом быстро закивала головой. 

— Вот и хорошо, — заулыбался незнакомец. — Время вечернего разгула! Шампань для дамы, рюмку конька для меня! 

Тут из пространства появился серебряный столик с кривыми ножками, на котором красиво располагались закуски, а рядом в ведерке со льдом стояла бутылка игристого вина.  

— Надо же, — подумала Лиза, намазывая красную икру на кусочек тонкого поджаристого хлеба, — какой странный день. 

И пока она думала, незнакомец снова исчез вместе с ее картиной. 

— Гулять, так гулять, — почему-то обрадовалась Лиза, снова наполнила свой бокал, выпила и решила, что домой идти она не желает, а вот оказаться там, где весело, очень бы хотела. 

Она снова вызвала такси и попросила водителя отвезти ее в самое лучшее место, где есть алкоголь, музыка, несбывшиеся мечты и неожиданные знакомства. Водитель что-то пробормотал себе под нос, кивнул головой и помчался по ночному городу. 

Лиза открыла окно и с наслаждением подставила свое лицо теплому весеннему воздуху. В марте даже ночь пахнет любовью, а еще немного чудом и почему-то морем. Настоящим соленым морем со вкусом водорослей и нагретых солнцем камней. И еще ночь пахнет дождем, недавно прошедшим, свежим, с нотками озона и мокрых дорог. Так думала Лиза. А на небе кружилась Луна, летела то вперед, то назад, то в сторону и обратно. Или это кружилась Лизина голова. Неважно, главное, хотелось вот так ехать всегда, в темноту, мимо спящих фонарей и закрытых дверей незнакомых дверей. 

— Сколько с меня? — спросила Лиза, когда машина остановилась около яркой вывески бара. 

— За все заплачено, — буркнул таксист. 

И не успела Лиза удивиться, когда заплачено и кем заплачено, как оказалась внутри заведения, и тут же открыла рот от удивления. Небольшой с виду бар, внутри оказался очень просторным, даже слишком. Казалось, что ни стен, ни потолка, ни пола не существует — только бесконечное пространство, заполненное танцующими людьми в необычных ярких костюмах.  

— А где же здесь столики, и как тут заказывать выпить? — спросила саму себя Лиза. 

Из ниоткуда появился человек в белом и жестом показал, что надо пройти с ним. Они шли сквозь толпу людей, как в лабиринте, поворачивая то влево, то вправо. Никто из присутствующих не обращал на Лизу внимания, полностью поглощенный танцем и музыкой. А музыка и правда завораживала, такую Лиза точно никогда не слышала. Бой барабанов сменялся чем-то протяжным, высокий сильный голос проникал в каждую клеточку тела, опьяняя и наполняя.  

— Столик подан, — прокричал ей на ухо человек в белом. 

Лиза посмотрела туда, куда он указал, и подумала, что на столик это мало похоже, больше на уютный мягкий диван, сбоку от которого был бар с закусками и напитками, но с удовольствием присела на диван и взяла предложенный ей бокал вина. 

— Что же вы в одиночку пить будете? — услышала она. 

Девушка-нюхач, которая встретилась днем в странном кафе, стояла рядом с диваном и улыбалась. 

— Чин-Чин, — не дождавшись ответа, сказала она удивленной Лизе. — Мы, женщины, должны помогать друг другу. 

— Чин-Чин, — повторила Лиза. 

— Помада, тебе нужна помада, еще немного блеска для глаз, ресницы отклеить, они тебе не идут, румяна на щеки, мусс для волос и духи! — обрадовалась вдруг девушка нюхач. 

Откуда-то она достала небольшой чемодан вишневого цвета и принялась колдовать над Лизой, а та сидела, замерев, стараясь ничему уже не удивляться.  

— Так, теперь, долой зеленые сапоги и красный берет. Золотая туника и шпильки с бриллиантами — самое то. Вуаля, смотри! — приказала девушка, направив на Лизу зеркало. 

Там, в зеркале, показывали не Лизу, это точно. Это была незнакомка, богиня, волшебное создание женского пола, Афродита.  

— Ох, — только и смогла выдавить из себя она. — Такой я никогда не была. 

— А сейчас танцевать! — обрадовалась девушка, хватая Лизу за руку. 

Все кружилось, все сияло и излучало счастье. И Лиза тоже кружилась, сияла и излучала счастье. Менялись лица людей, кто-то приглашал ее танцевать, кто-то о чем-то говорил и шутил. Лизе было весело так, как никогда в жизни не было. Руки летали над головой, ноги не принадлежали сами себе, тело вибрировало, хотелось не останавливаться, а танцевать и танцевать всю эту ночь, и потом еще и еще. 

— Душа женщины очень хрупка и нуждается в защите, а иногда и в покое, — шепнул на ухо Лизе знакомый голос. 

— Опять вы? — засмеялась она, увидев все того же господина в черном рядом с собой. 

— Не опять, а снова, — засмеялся тот. — Позвольте вас проводить. 

— Куда? — запротестовала Лиза. — Я так хорошо танцую и никуда не хочу. 

— К мужчине, — ответил незнакомец, — он уже выпил свой джин и пытается вызвать такси, но машин сейчас нет. А вы, какое совпадение, будете проходить мимо. И он, необыкновенно совпадение, захочет узнать вас поближе. И вы, полное совпадение, поймете, что он, это он. 

Незаметно для Лизы господин в черном вывел ее из толпы и привел в холл или можно сказать, прихожую.  

— Роза или мимоза? — спросила старушка в синем бархатном платье, с бриллиантовой диадемой на голове. 

— Мимоза, — неожиданно для себя ответила Лиза. 

— Ха-ха-ха, — засмеялась старушка, — это было решено еще много лет назад. 

— Написано, ага, — заулыбался господин в черном. 

— Мимоза вам больше подходит, — радостно заявила девушка-нюхач, неожиданно появившись в холле. 

Лиза шла по ночному городу, прижимая к себе мимозу, а в небе по-прежнему кружилась Луна. И где-то там впереди, на одной из дорог стоял тот, кто хотел купить ее картину сегодня, но не сумел, поэтому выпил джин в баре и теперь никак не мог найти себе такси. Все машины были заняты и не приезжали. 

— Какие отвратительные желтые цветы, — подумает он, увидев Лизу с мимозой. 

А потом пойдет за ней, свернет в переулок и скажет, что ему не нравятся ее цветы, не подозревая, что сам уже точно влюблен в ее «Душу розу», а потом полюбит и саму Лизу. 

В марте начинается охота на самую красивую любовь, когда знакомая история начинает оживает и играет, как любимая пластинка, на которой записаны воспоминания.

 

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 38

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют