cp
Alterlit

Подарок маме

Рассказ участвовал в конкурсе «Волшебная весна» литературного журнала «Четверг»

 

            – Февраль: достать рубли и плакать… – выдохнул сигаретный дым отец. – Семья это важнейшее дело в жизни человека, – приоткрыл дверцу УАЗ-а и выбросил куцый окурок в мокрый снег. – Без семьи нынче некуда. Понятно?

            – Понятно, – ответил Пашка.

            Я молча кивнул, подозревая подвох в непривычной ласковости отца.

            – А что в семье самое главное? – продолжил отец, закуривая следующую «Приму».

            – Чтобы кормили? – предположил Пашка.

            – Это важно, не спорю. А еще что? Ты чего молчишь, Влад? – повернулся ко мне.

            – Чтобы было, где жить?

            – И это тоже важно, но не все, – отвернулся, гладя сквозь лобовое стекло на памятник Ленину. – Важнее всего родители. Понятно?

            – Да, – закивал Пашка.

            Я промолчал.

            – Скоро международный женский день, посвященный Кларе Цеткин и Розе Люксембург, поэтому…

            – А что такое кларцеткин? – спросил брат.

            – Вот придурок, – отец сплюнул под ноги и постучал по рулю. – Это иностранки такие.

            – А мы тут при чем? – удивился Пашка.

            – Это не важно, важно добыть подарок для вашей матери, – и добавил тихо что-то неразборчивое.

            – Купить? – не унимался любознательный Пашка.

            – Купить любой дурак может, – презрительно скривился отец. – Даже такой, как ты.

                – У меня денег нет, – радостно ответил брат, – я не могу.

            – Знать бы, кто твой отец, – сняв шапку, задумчиво почесал плешь папаша, – ты явно не в меня, я в твоем возрасте догадливее был.    Ладно, объясняю для умственно отсталых. Вон там, – палец отца указал вправо, – универмаг. В универмаге подарок. Ваше дело его добыть!

            – Украсть? – осторожно спросил я.

            – Можно бы украсть, – с сожалением сказал отец, – но ты и так в детской комнате на учете состоишь, хватит с меня позора. Будете делать так, – понизил голос, посвящая нас в план. – Заходите, спотыкаетесь, будто погреться зашли. Потом ты, – палец уткнулся Пашке в лоб, – одеваешь на голову вазу, там есть такая большая, я разведал…

            – Кому? – испугался Пашка.

            – Себе, – вздохнул отец.

            – Зачем?

            – Зачем я с тобой связался! – кулак отца врезал по спинке сиденья. – Но у Влада не получится, голова большая, – с сожалением посмотрел на меня. – Понятно?

            – Я боюсь, – накуксился Пашка.

            – Нечего там бояться. Твой дядька два года с глиняным горшком на голове проходил и ничего, не облез. А тебе несколько минут потерпеть. Одеваешь и ревешь! А ты, старшОй, начинаешь бегать вокруг и кричать, что он задохнется. Тут вбегаю я и увожу его, вроде как в больницу, а ты потом незаметно выходишь и топаешь к вокзалу. Мы тебя там подождем. Ясно?

            – Ясно, – кивнул я.

            Пашка промолчал.

            – Чешите, дармоеды. Я зайду через, – посмотрел на часы, – десять минут.

            Мы вылезли из машины и неуверенно пошли к универмагу. Внутри было тепло и Пашка немного расслабился после промороженного нутра УАЗ-ика.

            – А меня милиция не поймает? – тихо спросил он.

            – Нет, – без всяких угрызений совести обманул я. – Милиции тут нет.

            Здание РОВД находилось рядом, но Пашке об этом было знать не обязательно.

            – А какая ваза? – шептал он.

            Я в уме прикинул размер вазы, головы брата:

            – Вон та, вроде.

            – Хорошо, – он внезапно схватил тяжелую вазу и напялил на себя.

            – Мальчик, ты что делаешь? – всполошилась молоденькая продавщица.

            – А-а-а-а! – приглушенно ревел брат.

            – Это он чего? – подбежала вторая, пожилая. – Это что тут?

            – Он задыхается!!! – закричал я. – Умирает!!!

            – Мальчик, мальчик!!! – трясла Пашку за плечи пожилая. – Мальчик!!!

            – Сдохнет сейчас!!! – орал я, понемногу пятясь к выходу.

            – Вера Тихоновна, – испуганно спросила молодая, – что делать?!

            – Без паники, Аня! Беги к телефону, вызывай скорую!

            – А как звонить?

            – А я знаю?!

            – Что тут происходит? – вошел отец с поднятым воротником, в низко надвинутой на глаза шапке и с повязкой «Дружинник» на рукаве тулупа. – Что за крик? Кого режут? – лица почти не было видно.

            – Мальчик!.. Надел… – плакала Аня. – На голову… А я… я…

            – А вы сядете за убийство, – оскалился отец.

            – За что?!

            – Найдут, за что.

            – Я только подошла, – попятилась Вера Тихоновна, – я ничего не видела!

            – Ребенка надо немедленно доставить к врачу, – подхватив Пашку за плечо, потащил к выходу. – Я беру это на себя, оставайтесь на месте и не паникуйте. Спокойствие, только спокойствие, – обернувшись в дверях, прокричал он. – Писем не ждите, читайте в газетах! – скрылся в ранних мартовских сумерках.

            – Ты знаешь этого мальчика? – спросила меня Вера Тихоновна.

            – Нет, первый раз вижу.

            – А ты что тут делаешь? – подозрительно смотрела она.

            – Пришел велосипеды посмотреть…

            – Велосипеды не здесь, они на втором этаже, – сказала Аня.

            – Ну, я пойду… – я не спеша шел к выходу.

            – А ты чей? – не унималась пожилая. – Что-то я тебя не знаю.

            – Фролкин я, Петя, – сказал первое пришедшее в голову.

            – А живете вы где?

            – Возле хлебозавода. До свидания, пойду я.

            – А велосипеды? – не поняла Аня.

            – В другой раз, – выскочил на улицу и, стараясь не поскользнуться, побежал к автостанции.

 

«Наследники Мишки Квакина. Том III» https://ridero.ru/books/nasledniki_mishki_kvakina_2/

 

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 29
    6
    87

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.