cp
Alterlit

Не Пушкин, а Булгарин, не Гоголь, а Загоскин

Наконец оформила в новом доме кабинет и потихоньку расставляю книги. В коробке попалась мне «Отвертка» Ильи Стогова. Тираж какой-то фантастический. Не совру, если у этой книги, кажется, больше 200 000 официальных копий. А уж сколько неофициальных в то время печатали издательства налево, даже и не представить. У «Мачо не плачут», наверное, были такие же тиражи. 

Википедия пишет, что суммарно Илья Стогов выпустил в России 1,4 млн экземпляров своих книг. И что в 2001-м Стогов был назван писателем года. Кто назвал, не сообщается.

А теперь ответьте себе честно, вы помните, кто такой Илья Стогов? Я вот, отличница, в год выхода «Мачо не плачут» поступившая на филфак и имеющая у себя пару книг Стогова, с трудом даже скажу, кто это. А если меня спросить, где этот писатель сейчас, я должна буду искать в интернете. 

Но как восторгались, как восторгались! Помните эти имена из литературы 1990-2000-х? Виктор Строгальщиков, Ирина Денежкина, Михаил Чулаки, Бахыт Кынжеев, Хольм ван Зайчик... Это были в свое время боги. Нам говорили, что это огромная литература навсегда. И кто сейчас вспомнит те романы, кроме профессионалов? 

Что насчет Юлии Латыниной? Вы знали, что она была популярнейшим писателем? «Богиня!» — кричали современники. Сегодня те же современники от всей литературы Латыниной помнят только стрелку осциллографа. 

А этот, с «Телками»? Сергей Минаев. За пять лет выпустил девять бестселлеров, продал больше миллиона книг. Теперь сидит в Ютьюбе, а нам говорили, будто это наш Коэльо. Впрочем, самого Коэльо уже тоже не видно, вошел в историю как Умберто Эко для бедных. 

Вдумайтесь только: из всего массива писателей, которые в 1990-е занимали не только публичное пространство, но и умы людей, из всей нашей супермодной и якобы высокой литературы 1990-2000-х, писавшей о сиюминутном, до нас дошли только Сорокин с Пелевиным. И оба — с романами неактуальными, то есть, небеллетристическими. 

То же в кино. Там вообще мало кто помнит фильмы. Осталась только позднесоветская «Интердевочка» и «Ширли-мырли». Реально же никто не назовет сейчас бесконечных комедий с Михаилом Кокшеновым, первую энциклопедию постсоветской жизни «Горячев и партнеры». Даже и «Куклы» никто не вспомнит или «Намедни»: не будут люди их пересматривать, показывать детям. А ведь и Шендерович, и Парфенов были богами. Вот буквально их считали лучшими из современных писателей, журналистов, кинематографистов. 

Музыкантов из 90-х помнят как назойливый фон, а вот кино или литературу — нет.

Это проблема любой эпохи. С одной стороны публика хочет злободневного, с другой — искусство в поисках сиюминутной славы старается ей угодить. При жизни Пушкина его визави Фаддей Булгарин некоторое время был популярней солнца русской поэзии. А писатель Михаил Загоскин — знаменитее Гоголя. Загоскина и хоронили с такими же почестями. Писательница Лидия Чарская в начале века била рекорды тиражей и гонораров, это был самый высокооплачиваемый литератор. В 1911 году она обогнала по узнаваемости недавно умершего Чехова, а также Тургенева. Она написала 160 романов! Ее считали величайшим явлением литературы, равным Бальзаку.

Эти люди при жизни раздавали интервью, писали статьи в газеты, каждое их слово ловили современники. Тот же Булгарин был влиятельнейшим публицистом, эпиграммы Пушкина против его статей казались ничем. Это как сегодня на статью в «Ведомостях» отвечать постом в «телеге» на 100 подписчиков.

Про литературу XX века и говорить не будем, даже если опустим фактор партийной цензуры: подавляющие имена литераторов, гремевших в разные годы при жизни, из наших современников знают разве что литературоведы. Вы, например, читали такого писателя Анатолия Софронова? А он был глыба! Издавал тысячи тонн макулатуры: стихи, поэмы, пьесы, романы, песни, мемуары... 

Это я все к чему. Представьте, что из сегодняшних звезд кино через 20 лет будут помнить одного-двух. Третьего — разве что студенты культурологических вузов. Из нынешних звезд литературы к 2050 году знать будут хорошо, если одного. А, может, и никого. И, скорее всего, не останется в литературе никто из модных нынче писателей и особенно писательниц, каждые 10 месяцев выдающих по роману на острую тему: детская травма, поиск гендера, женская доля, сирийские беженцы... Помните такой магический реализм? Одно время, будто пробкой затыкали этими словами каждую неуемно протекающую бочку: напишет писучий автор вторую за год книгу ни о чем — магический реализм. Ему прочили место в мировой литературе, а он умер, не успели издатели доверстать очередные магические романы. 

Сегодня мы не то что не читаем, но и не помним никого, кто в 90-е писал о рэкете, рынках, проститутках, беспризорниках, а в 2000-е — про пиар-агентства, корпоративы на Гоа, рейдерские захваты и гламурные журналы. Так и наши внуки не будут читать того, что у нас сегодня пишет модная актуальная проза с ее с гендерами, травмами, фемдискурсом и воспитанием толерантности.

Я, собственно, почему об этом заговорила: годами мы поглощали эту быструю и якобы высокую литературу, а на самом деле — массовую беллетристику на актуальные темы. Сейчас этот поток актуальной макулатуры резко иссяк по причине отъезда пишущих, а кто это заметил? Они исчезли вдруг отовсюду: кого-то перестали продавать, кто-то лишился площадки для бесконечного обмусоливания одного и того же, потому что дававшие им слово и называвшие их звездами СМИ закрылись. То же с фильмами: какие психотравмы, какие гендеры, никто уже и не помнит... 

Нет всей этой актуальной чуши, снятой и написанной по модным темам. Еще год назад у нас торжествовали авторы быстрой литературы и модных спектаклей с фильмами, где все персонажи Гоголя под наркотой, а Пушкина — голые. И они посмеивались над словами о том, что их ждет забвение, как и всю актуальную чепуху, созданную на потребу мгновению. Они не верили. Прошло несколько месяцев новой жизни — никто их не помнит. Нам выпала редкая возможность взглянуть глазами потомков на нашу современную литературу. Вот исчезли прежние боги и богини — и что, мы по ним заскучали? Ну и наши потомки не заскучают. 

Да, им на смену прорывается другая литература. И она тоже вряд ли что-то значимое породит. Войну с Наполеоном при жизни Наполеона никто внятно описать не смог. Книги о революции писались гораздо позже. Сколько вы знаете грандиозных книг, написанных о Великой Отечественной прямо в 1941-1945? Стихи знаете, песни, а прозу? Все было написано позже. И фильмы тогда снимали преимущественно не военные.

С нашим кино также будет. Бессмертие ждет одного-двух, от силы — трех. Остальные — это пена, которые мешают современникам при жизни посмотреть и прочитать то, чем будут восхищаться потомки. Более того, такое сложное время может вообще не породить ничего стоящего. Спокойные конец 2000-х и начало 2010-х дали ряд писателей, которые писали о прошлом и точно попадут в историю. Беспокойные 2020-е могут не дать никого. Потому что когда среда слишком насыщенная и актуальная, пишут и снимают о ней, отвлекаясь от главного. Мы в последние годы захлебнулись актуальной литературой и актуальным кино. Не только мы, во всем мире так, везде один и тот же модный абырвалг, который прихлопнешь — через полгода никто уже и не помнит. Хорошую литературу и большое кино порождают, как ни странно, застойные времена. Время живое и суетливое не порождает ничего, кроме беллетристики: на большее у искусства не хватает сил, ему некогда остановиться, оно бежит за актуальностью. Тем более, что актуальность — это слава здесь и сейчас, а бессмертие оно еще когда будет и будет ли. 

Так что наша лучшая культура достанется нашим внукам, а большинство современников будут довольствоваться актуальной прозой, из собственного самолюбия называя ее великой. Почти полтора миллиона тиражей Ильи Стогова, которого сегодня никто не вспомнит — вот удел современников.

#новые_критики #гоголь #пушкин #минаев #беллетристика #потомки #абырвалг

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 34
    17
    892

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • pergar
    Шубин 24.01 в 20:29

    ну с кено тут мимо одназночно...даже в 90х годного было достаточно...тут те  и "Вор"..и "Брата" уже вспомнили ставшего фильмом времени...и "Мусульманин" ... да много их на самом деле.... так что тут мимо....

    а с буквами таки да...соглашусь ..но с другой стороны а чо...каждые пару десятилетий штоль рождаюццо новые гоголи и достоевские?...

  • bastet_66
    bastet_66 25.01 в 07:11

    Не перестаю удивляться словарному запасу автора. Ведь надо же так уметь всего одну дельную фразу растянуть на статью! Восхищаюсь!  Согласна с некоторыми утверждениями. Но странно прозвучал вопрос: где же фильмы и книги, написанные в 1941-1945 г.г.? А людям до книжек было? Люди страну защищали. А насчет хорошей литературы… Придет время, и она проявится. Сегодня трудно среди откровенной макулатуры найти стоящие книги. Никому не хочется издавать автора, не имеющего крепкую крышу над головой или толстый кошелек. Невыгодно. Даже будь он трижды талантлив. Насколько знаю, сборник стихов ребят, находящихся в зоне СВО, вышел.

  • YaDI
    ЯДИ 25.01 в 10:30

    не телки, а зе тёлки. это б/п важно

  • USHELY
    Ушеля 28.01 в 19:34

    я только бушкова и пелевина читал из наших новых. остальных чот не хочелось, подумал .что кислые лепёшки

  • swordfish

    А вообще как-то так ))  https://alterlit.ru/post/45313/