cp
Alterlit

Модестлосиковщина как явление в русской классической поэзии начала века (середина 22 — начало 23 гг)

Что есть суть предназначение поэзии? Какова роль её в жизни людской? В чём заключается сокровенный смысл поэтических строк?

А очень просто. Суть предназначение поэзии — отыскивать в читательских душах (порою очерствелых, порою же, напротив, размягчённых подобно свежей маковой булке из гастронома напротив) некие невидимые струнки и теребонькать их, задумчиво перебирая талантливыми пальцами и заставляя тем самым читателя рефлекторно подаваться навстречу одарённому манипулятору и звучать в унисон этим нехитрым вибрациям; строками своими побуждать его, читателя то есть, воспарять над повседневной обыденностью. Вот таково суть общественное значение поэзии, и никаково более.

Нет, конечно, существует ещё воспитательный момент и всякое такое. Однако это, скажу я вам, всё же насилие над личностью, а личность насилия, как известно, не приемлет и не терпит. Ну посудите сами, кому понравится, если его тыкать харей в воспитательные моменты примутся и поучать чему-либо? То-то и оно, что никому.

Посему основное всё же — теребоньканье невидимых струнок.

Процесс этот подобен отыскиванию у подопытного читателя точки G (которая, к слову сказать, ещё неизвестно, имеется ли в наличии, или же является плодом пропаганды и происком враждебных заокеанских сил с целью опорочить народ наш и склонить его к содомии и к отыскиванию несуществующего объекта, заведомо ложному и потому прогнозируемо не увенчающемуся успехом).

Модесту же Лосику в полной мере удалось отыскать в читательском теле эту мифическую точку и мягко, но вместе с тем настойчиво начать надавливать на неё, варьируя степень нажатия и тем самым заставляя читателя содрогаться от изысканнейшего наслаждения (причём вне зависимости от гендерной принадлежности оного читателя. Модесту чудесным образом удаётся отыскивать пресловутую точку у представителей обоих полов).

 

— Где сосны макушкой луну подпирают,

Где летом москиты, зимою пурги,

Я встретил весною Чебыкину Раю

В красивой папахе без левой ноги.

 

Глазами как саблей на солнце сверкая,

Она позвала за собой на ночлег.

Я встал и пошол, не особо взирая,

Как капала кровь из обрубка на снег. (с)

— делится сокровенным Лосик.

 

И тут же словно бы из ниоткуда материализуется плотный критик и принимается нацеловывать Модеста в талантливые щёки (а сам при этом думает, что не целует, а покусывает).

— У вас в каждом стихе отрезанные ноги. Что это за якорь такой в вашем подсознании? Спать надеюсь не сильно мешает. (с)

— изгаляется этот критик.

Вернее, это он думает, что изгаляется. Сам же не ведает вовсе, что уже насажен вовсю на талантливую лосиковскую руку и подвержен воздействию на пресловутую точку (она же душевные струнки).

— ааа! А вы чтоли тогда целуете во сне плоть изменившимся литцом. )) И воруете псевдонимы по утрам. (с)

— не моргнув глазом, парирует Лосик.

После чего ничтоже сумняшеся идёт и сочиняет следующие провокационные строки.

 

— Пока студёная роса

Лежит не вылизана солнцем,

Иду в звенящие леса

С непритязательным блокнотцем.

 

Зачем живу? Зачем грешу?

Упав в траву, себя жалею.

Лежу и плачу... и пишу...

И — написаться не умею. (с)

— сокрушается он.

 

— Лжец и негодяй. Каннибал и труположец. Ты не от тенденций отстал, ты от ума отвалился как пиявка от гусиных мудей. (с)

— привычно восторгается критик.

 

— Браво Лосику поэту! Великолепные стихи! (с)

— восхищённо умиляется читатель.

 

— По-моему, критик под порошками (с)

— вторит первому читателю второй.

 

— А куда было деваться? Нет ничего, что осталось бы прежним, после того, как ты сделал его другим по сравнению с тем каким оно было до того, как ты его таким сделал. Всё просто. (с)

— скромно поясняет поэт.

И так они вскрикивают и перестанываются, взаимно черпая вдохновение в друг дружкиных воплях.

Таким образом, цель достигнута. Слово русское поэтическое обогащено новыми, доселе невиданными фонетическими оттенками и смелыми образами (ну где ещё можно увидеть бабу с отрезанной ногой? Да нигде), Модест признан, известен и узнаваем, фамилия Лосик почти что становится брендом, критик обеспечен бесперебойной работой, а читатель взвизгивает от восторга (хотя сам он, возможно, и думает, что взвизгивает по совершенно иной причине). Чего ещё желать?

В заключение хочется восхвалить Модеста и сделать это непременно в стихотворной форме, в узнаваемой, всем нам хорошо известной и уже успевшей полюбиться стилистике:

 

— Вот эту вот статью пиша,

Смеясь лицом и ртом зевая,

К Модеста строчкам, будто вша

Я прилепился лобковая.

 

Не усижу на попе я,

Бежу поведать вам об этом:

Из чаши этой попия,

Я чувствую себя

ПОЭТОМ!

 

И немедленно отправиться перечитывать классика

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 92
    29
    222

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • vpetrov

    Демократично. Призывно. Глашатающе.

  • Sergeilaoshi
    Sergeilaoshi 22.01 в 06:53

    Вахтанг Сабурталинский 

    Присоединяюсь! 

  • vpetrov

    Вахтанг Сабурталинский 

    Благодарю! Это взаимно!

  • valeriy693
  • Karl
    Kremnev207 21.01 в 17:38

    Жду каментов Плоцкого Поцелуева

  • valeriy693

    Kremnev207 

    Да он высказался уже

  • bard-punk-shanson

    Обожаю этого автора канеш.  Последние транки и Грыжа  . Навылаживает бложиков и шляецца где-то месяцами. Потом прилетает как из... изды на лыжах, и начинает на комментарии отвечать. 

    Дай бы бох потом вспомнить, че ты там писал, зачем, почему. И кто вообще этот  Последние транки и Грыжа  ? 

  • bard-punk-shanson

    Последние транки и Грыжа 

    Автор просто обязан защищать своё произведение от сраных критиков, при этом не стесняясь в выборе средств и выражений. Это моя твёрдая и обдуманная позиция. Причём сразу, а не через полгода, когда после драки поздно кулаками махать. 

  • SergeiSedov

    Дискурсмонгер-Полуорлофф 

    Защищать со SCAR 17 в руках!

    Пароль:Т-34 -57, отзыв: Pz IV F2

  • bard-punk-shanson

    Вахтанг Сабурталинский 

    Именно, с 17 моделью, у которой  патрон 7,62*51.

    Это важно. Этих гадов ( критиков) надо валить сразу и наверняка. 

  • bastet_66
    bastet_66 23.01 в 16:57

    Набор непонятных слов, вероятно, должен был поразить читателя в самое сердце. Особенно зацепило название. Но не в хорошем смысле. Не понимаю, зачем упражняться в новообразованиях? Поразить читателя сегодня можно хорошим, литературным языком. Читала, пробиваясь сквозь дебри словоформ. Отвлекает от сути повествования. Идея хороша, разглядеть ее было нелегко.

  • valeriy693

    bastet_66 

    Да нет, цели поразить не было, просто писал, как писалось. Всё же сайт литературный, и это обстоятельство, полагаю, допускает некую вольность изложения.

    В любом случае спасибо за мнение. Я его уважаю и обязательно приму к сведению

  • Arhitector
    Arhitektor 24.01 в 14:55

    Чё-то ржу. Поначалу прочёл название статьи как "Модестсиловиковщина - как явление в русской классической поэзии...". Тьфу-тьфу-тьфу. Вот зарекался больше никогда не смотреть на ночь ни Соловьёва, ни Киселёва... :))

    С автором статьи - категорически не согласен. Категорическое - нет.

    Задача поэта и поэзии - не теребоньканье тайных струнок души читателей. Настоящий поэт, впрочем как и писатель, и художник - не ставит себе задачу "теребонькать", "провоцировать", "манипулировать", "сподвигать". НАСТОЯЩИЙ творческий человек означенных направлений - просто РАГОВАРИВАЕТ на языке стихов, прозы и картин со своим слушателем, просто - выплёскивает себя слушателю на этих языках искусства. Без всяких намеренных мыслей о "теребоньканье и манипуляции".

    Бесспорно, в мире писателей, поэтов и художников всегда существовали и будут существовать ряд личностей, которые планомерно и НАМЕРЕННО выводят слоги, слова и штрихи так, чтоб что-то там "теребонькнуть" у слушателя. Но вот - НАСТОЯЩИМИ назвать таких деятелей не могу: так, фальшивая позолота-гопота.

  • valeriy693

    Arhitektor 

    То, что вы готовы вступить в полемику, прекрасно. Вызов полемики и был одной из задач, которые я ставил перед собой при написании статьи.

    Однако как быть, к примеру, с утверждением Есенина "дар поэта — ласкать и карябать"? Ведь "ласкать и карябать" — это, в сущности, и есть процесс нащупывания тех самых струнок с последующей игрой на них