Право на аннигиляцию

Руслан терпеливо стоял под дезинфицирующим душем, когда браслет завибрировал, оповещая о входящем звонке.

Клэр, проекцию!

Система управления бункером услужливо развернула перед ним голографический экран, соединяя с собеседником. Точнее, собеседницей, которая тут же фыркнула и отвернулась:

Рус, ну ты чего? Не мог ответить голосом без видео?

Прости, Трис, я ограничился базовой командой, не уточнив запрос. У тебя что-то срочное?

На самом деле, да... — Трис провела пятернёй снизу вверх, будто смахивая со лба чёлку, которой у неё отродясь не было. — Лиза второй день не выходит на связь, я переживаю. Набери меня, когда оденешься.

Проекция моргнула и исчезла — девушка завершила сеанс связи. А Руслан ещё минут пять послушно стоял в душевой, пока автоматика смывала частицы отмершей кожи и вымышленные бактерии. Вымышленные потому, что в бункерах поддерживалась стерильная чистота. Из волос подопечным разрешили оставить ресницы, да и то, Клэр пришлось долго спорить с управляющими системами остальных бункеров. Она настаивала, что ресницы защищают органы зрения, а не угнетают их, и одержала победу. Русу вообще с ней повезло — иногда ему казалось, что у ИИ есть не только самосознание, но и душа.

Облачившись в синтетический комбинезон, Руслан прошёл в столовую. На завтрак, как и всегда, ему подали стакан искусственного безлактозного молока и безглютеновый тост, покрытый протеиновой массой. Привычно жуя, парень наблюдал, как робот-уборщик кружится рядом, надеясь, что хотя бы одна крошка упадёт на пол. Незапланированная уборка повысила бы индекс полезности устройства. Рус подумал, откусил от тоста побольше, разжевал, а потом сделал вид, будто закашлялся. Крошки веером разлетелись по полу — и робот радостно кинулся на борьбу с грязью.

Руслан, ты же знаешь, что твои приёмы пищи содержат ровно столько калорий, сколько требуется растущему организму, — укорила его всевидящая Клэр. В его кашель она не поверила, так как наверняка провела экспресс-диагностику подопечного.

Да, спасибо, что напомнила. Ты мне лучше вот что скажи: ты зачем смутила Беатрис, выведя ей видео-контакт на монитор? — Рус хотел нахмуриться, но голые надбровия нужного эффекта не давали, и он воздержался.

Ты не уточнил команду.

Не юли. Взрослый рассудок, а ведёшь себя, как примитивный компьютер.

И Клэр поддалась на провокацию:

Без примитивного компьютера твой организм давно бы пожрал сам себя.

Я думаю, ты преувеличиваешь особенности человеческого иммунитета. И всё же ответь, почему именно Трис?

Эта девушка больше остальных подходит тебе по генетическим характеристикам. Есть шанс, что ваше потомство не будет страдать от аллергии, а в третьем поколении сможет выходить из бункеров без герметичных костюмов.

И поэтому ты продемонстрировала ей меня «во всей красе»?

Клэр захихикала:

Ну, сам бы ты устроил демонстрацию для Марго, я не сомневаюсь.

Что, так заметно? — смутился Рус.

Сеансы связи с Марго составили 68% от общей продолжительности за месяц. Она хорошая девушка, но её бункер очень далеко. Далеко настолько, что это опасно для жизни. Ты же понимаешь, правда?

Чёртовы бункеры! Чёртова предусмотрительность! Я даже волосы отрастить не могу, чтобы понравиться девушке...

Включить мотивационное видео? — официальным тоном осведомилась Клэр. Шутки кончились, похоже, он проявил излишнюю эмоциональность.

Нет, не стоит. Я помню его наизусть: глобальная вакцинация и перевакцинация человечества, массовый сбой иммунной системы, любой аллерген влечёт за собой реакцию в виде цитокинового шторма. Пыльца растений, натуральные продукты, укус насекомых и даже резкие запахи — убивает всё, — Рус горько усмехнулся. — Лучше бы ты мне про родителей рассказала.

Они очень тебя любили.

Да-да, поэтому бросили в этом одноместном инкубаторе.

Голос Клэр снова потеплел, стал почти по-человечески участливым:

Руслан, прошло полвека с момента массового вымирания. Твоим родителям было бы сейчас по восемьдесят пять лет. Но они заранее любили тебя. Того, кем тебе предстоит стать...

Всё, достаточно. Я слышал это тысячу раз. Соедини меня с Беатрис, поддержка аудио и видео.

Проекция молниеносно развернулась, а через мгновение Рус увидел лицо той, которую Клэр выбрала на роль Евы для своего подопечного Адама.

 

 

Руслан, это недопустимо.

Ты же слышала Трис. Лиззи не была на связи тридцать шесть часов. Наш бункер к ней ближе остальных, я должен проверить.

Проверить что? Как быстро ты погибнешь? — если б Клэр была живой, то Рус поверил бы, что она паникует.

Официальный стиль, пожалуйста, — и чуть слышно добавил: — Вторая женская истерика за полчаса — перебор.

Как скажешь. Из двадцати активных бункеров за последние тридцать шесть часов на связь не выходили пятнадцать. По инструкции нужно ждать ещё столько же времени до истечения трёх суток, а затем отправлять из активных бункеров роботов-разведчиков. Людскими ресурсами рисковать запрещено.

Мы можем отправить разведчика прямо сейчас?

Нет, стоит блокировка на управлении, мне её не обойти.

Подготовь герметичный костюм и всё, что требуется для выхода. Я пойду сам.

Подобные решения может принимать лишь совершеннолетний. Тебе ещё не исполнилось восемнадцати.

Сегодня мой день рождения, не юли, — усмехнулся Руслан.

Совершеннолетия ты достигнешь через час и восемнадцать минут, — металлические нотки в голосе Клэр дрогнули.

Годится. А пока проведи инструктаж.

 

 

Через два с половиной часа из бункера вышел космонавт. Герметичный костюм отличался от тех, что использовались во время кратковременных вылазок. Объёмный шлем мешал поворачивать голову, а кислородные баллоны на спине делали Руса похожим на черепаху.

В наушнике хихикнула Клэр:

А ты думал, будет легко? Всё-всё, не сердись. Снимаю купол с вездехода.

Вездеход? У нас всё это время был вездеход? — Рус задохнулся от возмущения, тут же запиликал сенсор адреналина, и пришлось взять себя в руки.

Вместо ответа холм, поросший зеленью, вдруг пополз вверх, открывая бетонную площадку с зарядной станцией и машину с огромными колёсами. Зрелище было поистине вдохновляющим. У него есть собственный вездеход!

Не дожидаясь, пока купол полностью поднимется, Руслан поспешил забраться на водительское сиденье и растерялся — панели управления не было.

Клэр, и как его завести?

Маршрут построен автоматически, если что-то пойдёт не так, нажми кнопку в подлокотнике, тогда сможешь управлять вездеходом самостоятельно. А пока достаточно голосовых команд.

Цель назначения: бункер номер шесть! Поехали! — и Рус махнул рукой, будто Клэр могла его видеть.

Вездеход покачнулся и бодро покатился по растрескавшемуся бетону дороги.

 

Путешествие прошло почти без запинок. Руслан, поначалу с любопытством следящий за дорогой, скоро заскучал и почти задремал. Его вмешательство потребовалось, когда путь перегородило упавшее дерево. Автоматика выдвинула рычаг, Рус потянул за него, сзади, судя по звуку, откинулся какой-то люк, оттуда выехал робот и два счёта покромсал бревно на опилки. Вернулся обратно, люк поднялся, рычаг снова ушёл в пол — и вездеход поехал дальше. Даже скучно как-то. Было. До той поры, пока бетонка не упёрлась в бункер номер шесть.

Первое, что удивило Руслана — это неизвестный зверь, сидящий прямо у входа. Животное не шелохнулось, словно не было никакой громадной машины и визитёра-космонавта. Стараясь не наступить на длинный и волосатый хвост, Рус дотянулся до кнопки связи у входа, не сильно рассчитывая на результат. Однако ему ответили:

Здравствуй, Руслан. Я не могу тебя впустить.

Механический голос разительно отличался от тех интонаций, на которые была способна Клэр. Очевидно, что ИИ шестого бункера застрял на уровне технологий полувековой давности.

Мне и не нужно внутрь, я хотел убедиться, что Лиззи в порядке.

Лиза не в порядке.

В каком смысле? — обалдел Руслан от такого бесстрастного заявления.

В однозначном смысле. Бывшая жительница шестого бункера Елизавета не в порядке. Инициировано инкубирование следующей яйцеклетки. В ближайшие три года связь с бункером бессмысленна, — сквозь металлические нотки прорезалось что-то, похожее на самодовольство. — Я справлюсь с возложенной миссией самостоятельно.

Но что случилось с Лиззи? — Рус почти кричал, датчик адреналина снова запиликал.

Нарушение инструкций. Остановка жизнедеятельности. Аннигиляция. Стерилизация бункера.

Ты что, дебил, убил Лизу? — с таким же успехом можно было пинать танк, дверь бункера даже не завибрировала.

Система управления не может причинить вред человеку. Конец связи, — индикатор на кнопке погас и, сколько бы Рус ни жал на неё, больше не загорался.

Делать нечего, нужно возвращаться и рассказать обо всём Клэр. Она лучше знает, как поступить. Она не эта консервная банка номер шесть, его система совершенная.

Открыв дверь вездехода, Руслан неуклюже принялся забираться внутрь, но его опередил зверь. Волосатое создание прошмыгнуло мимо и оккупировало соседнее сидение, вперив взгляд жёлтых глаз в лобовой экран.

Ты чего удумал, друг? А ну-ка, вернись, где сидел.

Совершенно очевидно, что зверь не ответил. Мало того, даже ухом не повёл. Клэр строго-настрого запретила к чему-либо прикасаться. Насчёт животных были отдельные инструкции, но про захват вездехода волосатым существом не было ни слова.

Рус чертыхнулся, автоматика направила запрос на повторение команды, и тогда он буркнул:

Цель назначения — бункер номер семь. Поехали.

На обратном пути его одолевали нерадостные мысли. Пятнадцать бункеров из двадцати замолкли за день достижения совершеннолетия их обитателями. Что-то здесь не так. Как умерла Лиза? Какими инструкциями обладали ИИ, предположим, насчёт генных отклонений? Но разве их нельзя выявить у яйцеклетки? У ребёнка? Зачем многолетние усилия?

Впрочем, он ещё жив, желательно таким и остаться, пусть ради этого и придётся до скончания времён есть искусственную пищу в подземном бункере.

 

Вездеход остановился на бетонной площадке, робот из люка тут же подключил его к зарядной станции. А Рус, глядя под ноги, побрёл к бункеру. На удивление, дверь была закрыта.

Клэр, что за новости? Впусти меня.

Твой костюм был повреждён за время отсутствия?

А разве это возможно? — искренне удивился Руслан. — Нет, ничего подобного не случилось.

Дверь не шелохнулась.

Ты хочешь, чтобы кот вошёл вместе с тобой?

Какой кот? Что за допрос? Впусти меня немедленно!

Кот — это то мохнатое животное, которое стоит рядом с тобой. Он явно вознамерился попасть в бункер. Я могу дать команду роботу на аннигиляцию.

Рус посмотрел на кота. Кот посмотрел на Руса.

Да ну, бред какой-то. Хватит на сегодня аннигиляций. Другие варианты есть?

Есть. Он проведёт в изоляции две недели. Если сканер не выявит опасностей, ты сможешь с ним взаимодействовать.

Было бы прикольно. Я за изоляцию. А ты? — обратился Рус к волосатому зверю, и тот зажмурился. Вид у него был вполне довольный. — Запускай нас.

Проход в бункер открылся, робот на входе запаковал кота в круглый пластиковый шар и покатил по коридору. Зверь даже не мявкнул, полностью покорившись судьбе.

Полчаса Руслана дезинфицировали, сканировали, допрашивали. Наконец он устало опустился на стул за обеденным столом. Второй приём пищи именинник пропустил, поэтому его ждал суп-пюре (никаких следов сои!) и безглютеновый праздничный кекс. Обед и праздничный полдник — два в одном. Не успел он заговорить с Клэр об инструкциях, которые могли бы привести к аннигиляции Лиззи, как она заговорила с ним сама:

У тебя гости. Впустить?

Гости? Дай проекцию с аудио и видео.

На входе в бункер обнаружился космонавт, который голосом Марго закричал:

Ну же, Рус! Впусти меня скорее. Я ехала целые сутки, кислород на исходе.

Клэр, немедленно впусти Маргариту!

Но по инструкции потребуется изоляция...

К чёрту инструкции. Мы совершеннолетние и можем сами оценивать риски.

Обедать тебе придётся в одиночестве. Стерильная обработка и сканирование займут минимум двадцать минут, — на официальный тон Клэр не перешла, и в интонации вложила всё неодобрение, на которое была способна. Но Руслан лишь улыбнулся — его Марго приехала. Впервые он увидит девушку воочию, без проекторов связи.

 

 

С обедом Рус расправился за пять минут, нарушая все инструкции по тщательному прожёвыванию и не заигрывая с крошками для робота. Уборщик настойчиво кружился рядом, но так и не дождался поблажек. Руслану было не до него, он постоянно смотрел на часы, изводя Клэр вопросами, сколько ещё продлится сканирование.

И вот, когда время практически остановилось, в столовую ворвалась Марго. Рус подхватил её, тоненькую, тёплую, закружил, смеясь, а потом осторожно опустил на пол, и они просто обнялись. Трогательно торчащие на лысой голове ушки Марго зарозовели, и она спрятала лицо где-то в центре обнимашек. А Руслан не смел поцеловать её в макушку и глупо улыбался, пытаясь вдохнуть в себя больше её запаха, который не смогла убить даже стерилизующая жидкость. Марго пахла, как праздничный безглютеновый кекс. И, чёрт возьми, это было вкусно!

Она оторвалась от него первой, забралась на высокий барный табурет и начала без умолку болтать, покачивая ногой и бесконечно улыбаясь. Рус сначала расстроился, что обнимашки прекратились, но тут же заразился весельем Марго и выпросил у Клэр ещё два праздничных кекса. В конце концов, наобниматься они ещё успеют — у них впереди целая жизнь.

 

И тут он заметил какое-то движение на входе в столовую. Кот! Что ж, похоже, что индульгенция по изоляции распространилась и на зверя, вот Марго сейчас удивится!

Кот же не спешил показываться гостье на глаза, он с хитрым видом прижал уши, затаился и ритмично двигал туловищем вправо-влево, помогая себе волосатым хвостом и не сводя взгляда с ноги Марго, которой та по-прежнему болтала.

Смотри, кто у меня есть! — Рус победно указал пальцем на животное, девушка обернулась, но рассмотреть ничего не успела. Кот пулей выстрелил к барному стулу, скогтил лапами вожделенную ногу и, имитируя охоту на дичь, вонзил в нежную кожу зубы.

Руслан рассмеялся, уверенный, что Магро оценит шутку. Но девушка открыла рот, словно задыхаясь, а потом с ужасом посмотрела на руки, которые раздувались на глазах, как и шея, и лицо, приобретая багрово-синюшный оттенок.

Рус попятился, на него налетел робот, развернул купол из пластика и вытолкал из столовой. Руслан лишь успел заметить, что кота «запаковал» другой робот — и тут же перегородки из красного стекла изолировали помещение, в котором задыхалась от отёка Марго.

Обнаружен носитель аллергена, до аннигиляции тридцать секунд... Двадцать секунд... — бесстрастно повела отсчёт Клэр, а Рус не понимал, почему она уничтожает кота вместо того, чтобы оказать помощь девушке.

Десять секунд... Аннигиляция.

За стеклом полыхнуло ультрафиолетовой вспышкой — и Марго не стало.

Руслану хотелось кричать, крушить всё, начиная с робота, который по-прежнему удерживал над ним купол. Но из него словно разом выдернули прут, на котором держался гнев. Он бессильно опустился на пол и тихо спросил:

За что?

Она была опасна, — Клэр выбрала для объяснений человеческий голос, хоть за это спасибо.

Для кого?

Для будущего всего человечества.

Кота из изоляции выпустила ты?

Да, умный зверь. И тоже опасный: его шерсть — мощный аллерген. Как и слюна. Ты бы не мог с ним сосуществовать.

Но ты же разрешила взять его в бункер!

Это было твоё решение. Как и поехать к Лиззи, хотя я просила этого не делать. Я знала о решении шестого ИИ. Лиза собиралась на день рождения к Кириллу. У этих отношений не было перспектив.

Да кем вы себя возомнили?! — Руслан всё же сорвался на крик.

Вашими опекунами. Хранителями человечества, — Клэр выдержала паузу. — Кстати, я взяла на себя смелость пригласить в гости Беатрис. Она будет тут через три часа. Предупреди её, чтобы не трогала кота.

Перед Русланом без запроса развернулась проекция с видео и аудио. Перед входом в бункер сидел кот и не сводил с двери жёлтого взгляда. А потом огорчённо сказал «Мяу!» и потрусил прочь по бетонной дороге.

 

_________________________

Wiggle-Wiggle-Wiggle!

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 177
    30
    798

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.