БЕРРОУЗ

Книги Уильяма Берроуза — это прежде всего война, война против всех, против себя, против общества. Он писал книги так, как если бы хотел спалить ими дотла Вселенную. Слова «компромисс» не существовало в его голове в виде оформившейся идеи. И он здорово, надо честно признать, постарался над тем, чтобы, как следует, разложить Западное общество потребления: все мыслимые и немыслимые пороки чувствуют на страницах его обжигающих душу книг как у себя дома.

ДАЙТЕ МНЕ ЖИВУЮ ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ ДУШУ, И Я НАСАЖАЮ В НЕЙ НЕ ДЕРЕВЬЯ, А ЗЕЛЕНОГЛАЗЫХ И ХОХОЧУЩИХ ЧЕРТЕЙ.

И он делал это...

... делал самозабвенно.

В этом смысле, его книги есть ничто иное, как вход в преисподнею со всеми вытекающими последствиями для души неосторожного читателя. Врата, за которыми таятся кошмары, которые Уильям видел не то что во снах, а наяву, грезил ими, переживал их, вечно трансформируясь и изменяясь в лихорадке мусорной болезни и патологического жопараздирающего фантазирования.

И вот парадокс!

Он был — нью-эйджером. Это не скажет ни одна, я уверен, биография писателя, поскольку это расходится с общепринятым и растиражированным его образом: шляпа, плащ, зажатая под мышку печатная машинка... «мусор», пистолет. Но главное — расходится с образом битника.

Он не был битником ни по своему менталитету, ни по образу жизни, чтобы кто не твердил на этот счет... Да и можно ли представить в роли битника выпускника Гарвардского университета?.. Впрочем, сточная канава марокканского Танжера всегда принимала его за родного, как принимала она всегда за родных отражавшихся в ее зловонных водах звезды и луну.

Беспорядочные половые связи, главным образом, гомосексуальные, собственный палец, отрезанный ножницами для разделки индейки в каком-то дешевом мотеле и врученный в знак любви какому-то парнишке, психушки, наркоклиники, попытка найти в Южной Америке Супернаркотик — эквивалент атомной бомбы, чтобы, как следует встряхнуло и его самого и весь этот «Гребаный Сортир». Наконец, убийство собственной супруги... что, собственно, и подвигло его к писательству.

Писать Берроуз начал очень поздно, если я ничего не путаю, даже позже, чем начал писать Руссо.

Он испытывал к писанине отвращение. Но после насильственной смерти Джоан, он уже испытывал отвращение не к писанине, а к самому себе... чувство вины, боль от утраты... это надо было куда-то девать... Непроницаемый чехол «мусора» время от времени давал прореху... прошлое неумолимо возвращалось во время «протяжек»... и тогда мозги Джоан снова ползли по стене напротив... А он стоял и смотрел... смотрел... и не мог никуда деться от этой картины. И тогда, возопив, он бросался за Ундервуд и стирал в пыль клавиши печатной машинки.

Его книги есть ничто иное, как одна Большая энциклопедия человеческого безумия... «мусор» в крови... мусор и на бумаге.

Основное направление: сюрреализм. 

Любимые темы: «пушки», наркотики, секс... и, особенно, вирусные эпидемии.

По вирусам Берроуз болел всей душой. Нет ни одной книги, из тех, что я у него прочел, на страницах которой не свирепствовали бы самые разнообразные, выходящие за рамки всего разумного эпидемии. Болезнь Христа, болезнь Хуя... тысячи и тысячи других.

Мой любимый: вирус мистера Харта. Он не был изобретен в секретной лаборатории. Потому что вирус мистера Харта был обыкновенным герпесом, растиражированным миллионом печатных и информационных изданий. Поданным на блюдце с голубой каемочкой в каждую американскую семью:

«Не выходи из дома Мэри»

«А что там?» 

«Там герпес!»

Контролю понадобился герпес, чтобы контролировать, как несколько лет тому назад Контролю понадобился...

Что-что, а мозги у чувака были... Гарвард абаплы все же не заканчивают.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 13
    6
    212

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • udaff

    С вашего позволения, выложил это в ИМХОЧ. 

  • chey_tuflya

    Довольно мерзкий тип был при жизни. 

    Не понял,  кстати,  что такое ньюэйдж

    Гуглить лень

  • chey_tuflya

    состояние отмены 

    Даже смысла не понял, что вы написали. 

  • horikava_yasukiti

    Чей туфля?, эзотреическое учение такое. Всякие там абсолют, гармония, карма, бла-бла-бла.

  • Otmena

    Чей туфля? 

    Да я просто ошибся, и написал вам коммент, который принадлежал другому. 

  • max_kishkel

    Все так. "на сажать в душу хохочущих чертей"  - это он мог и по-прежнему в силах. Бывает, я даже радуюсь тому, что мои сыновья не читают книг. И слава Богу. Творчество Берроуза отношу к разряду "экстремизм и растление". 

  • udaff

    Мне его творчество совсем не зашло. 

  • Otmena

    Дмитрий Сок

    А я вообще не знаю, ни одного человека, кто бы торчал на Берроузе и мог сказать несколько слов в его защиту.

    Тот чье имя не говорят, агент под прикрытием.

    И вы даже не можете представить, что чувствует человек процедивший Ад через соломенную трубочку по капле… Это ведь значит смеяться, когда тебе больно, улыбаться, когда тебе страшно и плакать, когда маленькая хрустальная девочка танцует на уровне под корки твоей головы… Вечно фальсифицируя жизнь: не тем и не этим.

    В любом случае этот человек легенда. И не только среди писателей.

  • Otmena

    oblong box 

    Сорокин конечно хорош, как автор… Но Берроуз совсем другая кухня (см. выше).  

  • horikava_yasukiti

    oblong box, спорное заявление. Сорокин просто кривлялся, а Берроуз мучительно и напряжённо искал в происходящем смысл (спойлер: не там искал). В какой-то степени его безотрадные, жуткие фантазии - отличный слепок сознания буржуазного общества и наглядный показатель идейного кризиса из которого оно не выбралось до сих пор.

  • Otmena

    Он был ангелом... под прикрытием.