bitov8080 prosto_chitatel 22.12.22 в 09:23

Искусство собирать. Выставка "Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых"

В музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина недавно закончилась грандиозная выставка, посвященная коллекции картин братьев Морозовых, Ивана и Михаила. Для того, чтобы она состоялась, свои усилия объединили Эрмитаж, фонд Луи Виттона в Париже, Третьяковка и Пушкинский музей. Идея выставки «Брат Иван. Коллекции Михаила и Ивана Морозовых» по задумке кураторов состояла в том, чтобы с одной стороны приблизить посетителей к процессу выбора и покупки картин, которые находили братья Морозовы на аукционах, вернисажах, в частных собраниях, в мастерских художников и через знакомых галеристов, а с другой — организовать пространство с картинами так, чтобы получился как бы именно тот музей, который рисовали в своем воображении Михаил и Иван. То равновесие красоты, искусства и таланта, до которого они не успели довести коллекцию и дело своей жизни, постарались воссоздать современные исследователи.

После революции собрание национализировали, а в 1949 году разделили между Пушкинским музеем и Эрмитажем. И вот сейчас, впервые за сто лет, собрали всё вместе, причем, изюминка экспозиции состоит в том, что картины развесили не в произвольном порядке, а так, как их собирали братья, последовательно раскрывая грани таланта каждого открытого ими художника.

В.А. Серов Осенний вечер. Домотканово. Камиль Коро Пруд в Вилль д, Авре

Для Морозовых характерно то, что братья собирали не только западную живопись, много картин покупалось ими и у отечественных художников. Поэтому сейчас на выставке можно увидеть произведения русских живописцев из Третьяковской галереи, куда в том числе в свое время попала часть коллекции Морозовых. 

6.К.А. Коровин Гаммерфест. Северное сияние, 1894-1895гг

Еще одна отличительная особенность выставки — акцент на семью Морозовых, на личности двух братьев, не только Ивана, который собрал большую часть коллекции, но и старшего, Михаила, с которого она началась. 

Иван и Михаил Морозовы это тверская ветвь большой семьи знаменитых Морозовых, родоначальником которой был Савва Морозов — крепостной крестьянин. Старший брат Михаил был как раз по характеру близок с своему знаменитому предку. Жил на широкую ногу, закатывал шумные балы, где рекой лилось шампанское, был человеком неуемного темперамента, увлекающимся и очень разносторонним. Я, признаюсь, случайно открыла для себя Шаляпина — писателя. Его мемуары прекрасны в своих деталях, рассуждениях и искренности автора. Удостоились и братья Морозовы чести быть упомянутыми великим певцом вот в таких вот строчках: 

«А то еще российский мужичек, вырвавшись из деревни смолоду, начинаеть сколачивать свое благополучие будущаго купца, или промышленника в самой Москве. Он торгует сбитнем на Хитровом рынке, продает пирожки, на лотках льет конопляное масло на гречишники, весело выкрикивает свой товаришко и косым глазком хитро наблюдает за стежками жизни, как и что зашито и что к чему как пришито. Не казиста жизнь для него. Он сам зачастую ночует с бродягами на том же Хитровом рынке или на Пресне, он ест требуху в дешевом трактире, в прикусочку пьет чаек с черным хлебом. Мерзнет, холодает, но всегда весел, не ропщет и надеется на будущее. Его не смущает, каким товаром ему приходится торговать, торгуя разным. Сегодня иконами, завтра чулками, после завтра янтарем, а то и книжечками. Таким образом он делается «экономистом». А там, глядь, у него уже и лавочка или заводик. А потом, поди, он уже 1-ой гильдии купец. Подождите — его старший сынок первый покупает Гогенов, первый покупает Пикассо, первый везет в Москву Матиса. А мы, просвещенные, смотрим со скверно-разинутыми ртами на всех непонятых еще нами Матисов, Манэ и Ренуаров и гнусаво-критически говорим:

— Самодур...

А самодуры, тем временем, потихонечку накопили чудесныя сокровища искусства, создали галлереи, музеи, первоклассные театры, настроили больниц и приютов на всю Москву..»

Пьер Огюст Ренуар, Портрет актрисы Жанны Самари
Пьер Огюст Ренуар Портрет актрисы Жанны Самари

Михаил Морозов был эксцентричным персонажем того времени с бурными увлечениями, карточными проигрышами, щедрым меценатством, благотворительностью и, наконец, коллекционированием. Он даже успел попробовать себя в драматургии — писал пьесы, которые ставились на сценах театров. Но над ним и посмеивались, тогда же в Малом театре шла пьеса Сумбатова-Южина «Джентльмен», где купец Ларион Рыдлов сообщает всему свету: «Я чувствую в себе честолюбие и обширные планы. Я себя испробовал — и что же оказалось? Я могу быть и критиком, и музыкантом, и художником, и актером, и журналистом. Почему? Потому что я русский самородок, но смягченный цивилизацией. У меня только в том и затруднение, что меня от одного на другое тянет, потому что я чувствую избыток сил. Котик, раздели со мной мою славу! Прогремим, будь покойна!»

Анри де Тулуз-Лотрек Певица Иветт Гильбер, Эдгар Дега Вытирающаяся женщина
Клод Моне Поле маков

В обществе Морозова считали чудаком, а он, по словам куратора выставки Алексея Валерьевича Петухова, оказался провидцем. Его заслуги это первый в России Монэ, первый Огюст Роден, единственное полотно в России Эдварда Мунка, первый в России Поль Гоген и первый же Винсент Ван Гог. 

Огюст Роден Ева
Эдвард Мунк Белая ночь, Осгардстран Девушки на мосту
Винсент ван Гог Море в Сен-Мари

Нашел, оценил, приобрел и собрал в своем доме их Михаил Морозов.

Брат Иван был на год младше и совсем другим по складу характера человеком. Заниматься коллекционированием картин он не собирался, хотя в девятилетнем возрасте и посещал вместе с Михаилом студию художника Ивана Мартынова, брал уроки у Константина Коровина. Но, окончив реальное училище, поступил на отделение химии в политех Цюриха, а после вернулся на Родину и стал управлять тверскими фабриками. В противоположность Михаилу Иван очень осторожный, взвешенный делец, с основательным подходом к делу, и коллекция его начинается с работ русских художников-пейзажистов и продолжается западными пейзажами Сислея и Писсаро. К тому времени Иван перебирается в Москву, бывает в доме старшего брата, знакомится с людьми искусства, художниками, артистами. 

Альфред Сислей Опушка леса в Фонтенбло
Камиль Писсарро Осеннее утро в Эраньи
И.И. Левитан Свежий ветер. Волга
В. Васнецов Три царевны подземного царства

В 1903 году из жизни уходит старший брат Михаил, ему было всего 33 года. Перенесенная в детстве скарлатина принесла различные осложнения, и во взрослом возрасте он не соблюдал предписания медиков. Когда врачи диагностировали заболевание почек он, по воспоминаниям жены «..каждый день пил водку и закусывал её сырым мясом с перцем..»

Иван глубоко переживал смерть брата, которая также повлияла на решение заниматься коллекционированием картин и искусства. Начинаются его поездки в Европу. Он не пропускает ни одной значительной выставки, аукциона, покупает картины в мастерских художников, у маршанов (торговцев произведениями искусства), пользуется советами знакомых художников Коровина, Виноградова, Серова. Самый знаменитый французский маршан того времени, Амбруаз Воллар, называл Морозова «русский, который не торгуется» 

Поль Гоген Пейзаж с двумя козами
В.И.Суриков Голова юродивого
Эжен Каррьер Поцелуй матери
В.И.Суриков Княгиня Урусова

С годами Иван Морозов сумел развить в себе такое художественное глобальное мышление, что видел и ценил не только какие-то конкретные признанные шедевры, но и понимал и предугадывал ценность картины и работы художника в их историческом контексте.

Это глобальное мышление и способности предугадывать гениальное Морозов воплотил, собирая работы своего любимого Сезанна. При жизни Поль Сезанн был не понят современниками, над ним смеялись, и ни на одной его картине даже нет подписи и года создания полотна. Поль писал, как иные писатели, которых считают графоманами — в стол, он знал, что его работы никто не купит, поэтому попросту ничего не подписывал. Признание пришло к художнику уже в конце жизни, и после его смерти за картинами началась настоящая охота. Морозов мало того, что собрал полотна, он еще и разгадал хронологию создания этой отдельной коллекции и сделал подборку в той последовательности, какой ее представляют и современные исследователи. 

Поль Сезанн Равнина у горы Святой Виктории
Поль Сезанн Деревья в парке (Жа-де-Буффан)
Поль Сезанн Берега Марны. Чек на покупку картин Сезанна
Поль Сезанн Большая сосна близ Экса

Если общество знало Морозова как обстоятельного и прочно стоящего на ногах человека, в глубине души он был тонкой ранимой натурой. В пользу этого говорит его влюбленность в простую певицу из «Яра». Это была женщина простого происхождения, не аристократка, не дворянка, приезжая с юга России, Евдокия Кладовщикова. Они жили гражданским браком, в 1903 году у них родился ребенок, а в 1907 Иван Морозов устроил пышную свадьбу. Он узаконил отношения и обвенчался с матерью своего ребенка. Свадебным подарком жене было панно росписи Мориса Дени, это цикл по истории Амура и Психеи — простой девушки, которая завоевывает сердце Амура. Они встречаются тайно и в итоге приходят таки к признанию их союза богами, попадая в пантеон богов на Олимп. Позже еще одно большое панно Морозов заказывает у художника Боннара.

В своем доме Морозов размещал коллекцию так, что что русские и французские картины оказывались рядом, так дополнительно раскрывая достоинства друг друга, так же кураторы выставки разместили картины и в залах музея. Происходит некая перекличка русских и западных художников, откуда становится видно влияние одних на других, и можно понять, что и тогда мир не был герметичен, просачивались какие-то веяния, настроения, идеи. 

Морис Дени Зеленый берег моря. Перро-Гирек
Поль Гоген Кафе в Арле
Внсент ван Гог Красные виноградники в Арле. Монмажур
Винсент ван Гог Пейзаж в Овере после дождя
Винсент ван Гог Прогулка заключенных
А.П.Рябушкин. Втерся парень в хоровод

Таитянский Гоген у Морозова назывался современниками ожерельем, в котором каждая картина выглядела, как жемчужина. Так же собраны картины и сейчас в отдельном зале, только здесь же висят картины русского быта, как бы беседа традиционных культур из разных уголков мира. 

Поль Гоген Чудесный источник. Сладкие грезы
Поль Гоген Женщина, держащая плод
Поль Гоген Беседа
Поль Гоген Смерть. Пейзаж с павлинами
Поль Гоген Цветы Франции

Следующий зал посвящен фовизму. Фов значит дикий. Это первый — изм, за которым последуют и прочие другие -измы 20-го столетия. Здесь Анри Матисс и другие представители авангардного направления, которых Морозов соединил их с русскими коллегами, Коровиным, Гончаровой, художницей русского авангарда. 

Анри Матисс Сидящая женищина
Анри Матисс Букет. Ваза с двумя ручками
Н.С. Гончарова Мальчишки на коньках

Триптих Матисса в Танжере и Киргизия Кузнецова— на одной стене, это фантазии художников о далеких от Европы культурах и природе, которые Морозов увидел и объединил именно так.

Пабло Пикассо Портрет Амбруаза Воллара
Пабло Пикассо Арлекин и его подружка (Странствующие гимнасты)

Последний зал называется «открытый финал». Здесь находятся последние приобретения Морозова, это Пикассо «Девочка на шаре», самая дорогая картина на художественном рынке, а рядом гуаши Марка Шагала, которые Морозов приобрел в 1917 году, когда Шагал был еще не очень известным. Здесь картины словно тоже беседуют и оттенками красок, и популярностью художников. 

Пабло Пикассо Девочка на шаре
М.З.Шагал Вид из окна Витебск
М.З.Шагал Парикмахерская, Чек на покупку Шагала

В 1918 году Морозов предал и коллекцию и архив государству, сначала он развешивал картины и водил экскурсии, потом принял решение уехать, но без своих картин и своей страны прожил всего два года. Открытый финал завершает эту выставку, которая посвящена коллекционерам Морозовым и их наследию. 

Поль Синьяк Гавань в Марселе
С.А.Виноградов Цветник
Андре Дерен Тропинка в скалах. Соссе-ле-Пен
К.А.Коровин Париж. Бульвар Капуцинок
Клод Моне Мост Ватерлоо. Эффект тумана
Клод Моне Стог сена в Живерни
Анре Дерен Декоратиная ваза Птицы
Морис де Вламинк Декоративная ваза. Листья и плоды
Огюст Роден Поцелуй. Паоло и Франческа

КсюШа как-то под одним из обзоров выставки задала вопрос, мол, где вывод? Ну вот сходила, и что? Что хотела сказать-то, какие мысли посетили, какие выводы, какие послесловия. И я теперь думаю, что вот да, сходила, и какие мысли и выводы.

Мысль вообще всего одна, она зарождается в процессе и растет по мере продвижения по залам. Мысль эта звучит как название одного маленького телеграм-канала про, собственно, искусство, на который я подписана: «Искусство делает меня». Это хорошо ощущается сейчас, в очень сознательном возрасте, в молодости как-то не сильно близки музеи, скрип половиц паркета, дубовых дверей и тусклый блеск латунных ручек. Сейчас же я чувствую, что в искусстве, в том, что человек оставил после себя, в наивысшей точке проявления человеческого разума и таланта — в картинах, скульптурах, книгах, музыке, содержится тот ресурс, который наполняет, поддерживает и делает счастливым. Делает меня. Ну и вас, друзья. Понимаю, что не все могут дойти куда-то и доехать, поэтому делюсь, чем и как могу. 

С вами был p_ch, до новых встреч.

#alterlit #imhoch #новые_критики #пушкинский_музей #выставки #искусство

 

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 42
    18
    485

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.