cp
Alterlit

Свиновик

Машка чëтко понимала: в этот Новый год всё будет совсем иначе. Хотя бы потому, что ни разу до этого в её холодильнике не было головы. Ни в новогоднюю ночь, ни в любую другую. А тут вот она, пожалуйста, здрасьте.

Машка открыла холодильник. Не поверила своим глазам. Закрыла холодильник. Открыла снова. Голова лежала на нижней полке и внимательно смотрела на Машу усталым взглядом.

— Одна здесь отдыхаешь? — Ляпнула Машка, немного подумала, и снова захлопнула дверцу. 

— Тьфу, дура! — Сообщила она сама себе.

"Потому что Дора — дура! " — Услужливо подтвердил телефон. 

— У вас заговор? — Огрызнулась Маша и ответила на звонок. 

— Алло! 

— Машуля, привет, ты уже дома? — Зазвучал в трубке тёплый баритон. Хозяином баритона был Олег, Машин жених. 

— Уже дома, — осторожно ответила она, — а что? 

— Нашла мой сюрприз? — Легко засмеялся голос.

— Возможно, — уклончиво ответила Маша. — А какой именно? 

— Открой холодильник, там для тебя подарок. 

— Допустим, подарок я уже видела, а чем именно он для меня? — Уточнила девушка.

— Ты же хотела понравиться моей маме, помнишь? Я придумал, как тебе помочь! — Олег был явно доволен собой. — Заказал у мясника самую классную свиную голову. Если ты сваришь холодец, матушка это оценит! Она всегда говорила, что настоящая хозяйка проверяется по холодцу. Так что дерзай! Вечером приезжай вместе с ним, будем встречать Новый год всей нашей будущей семьёй.

— Но... Я не умею варить холодец! — Возразила Маша. 

— Научишься! Ты же у меня умничка. Всё, целую, до встречи! — Олег повесил трубку.

— За-ши-би-сь, — чëтко по слогам произнесла Мария и третий раз открыла холодильник.

"Какой холодец? У меня даже макароны подгорают! Сначала развариваются, а потом подгорают!" — Возмущалась Машка про себя. Из еë ежедневного рациона — капучино, шоколадные батончики и овощные салаты — ничего и близко не походило на холодец.

— Ладно! Врагу не сдаётся наш гордый свиняг, и перца никто не желает! И не жалеет! Женщина я или посудомойка, в конце концов? — Уговаривала себя Маша. — Что я, холодец не сварю? Три международных контакта заключила к концу года, а свинью не побежу?! Не побежду... Побегу, короче! Позвоню маме, она должна знать, как варится холодец. 

— Рыбка моя золотая! — Ответила мама счастливым голосом. — Если бы я таки знала, как варится холодец, я бы сейчас сидела дома с твоим отцом, смотрела "Иронию судьбы" в бигудях и халате. А мы с ЕлизаветПалной и Сонечкой в Анталье, и у нас тут вечеринка у бассейна начинается, так что позвони мне через недельку! С новым годом!

 

— Ла-адно! — Протянула Машка уже чуть менее уверенно, постукивая пальцами по столу. — Что не знает мама, то знает интернет! Привет, Алиса, как варить холодец? 

— Добрый вечер! По запросу "Как варить холодец" я нашла следующее: "У свиной головы нужно отрезать уши..."

— Что? Уши?! Вот эти маленькие поросячьи ушки, как у Фунтика? Хрюшины уши из "Спокойной ночи, малыши"? Это не рецепт, это садизм какой-то! — Возмущалась Маша, громыхая кастрюлями. — Не буду я ничего отрезать! Сварю с ушами!

 

Маша налила кастрюлю воды. Матерясь и содрогаясь, опустила в неё свиную голову, накидала горошин перца, порезала морковки, плюхнула большую луковицу, закрыла всё крышкой. Поставила на плиту. Включила огонь.

— Фух! Теперь ждём... Сколько там? — Посмотрела она на рецепт. — 8 часов?! Ну, как раз успею накраситься.

Маша налила себе ванну, накидала вокруг ароматических свечей, плюхнула туда большую цветную бомбочку. Матерясь и содрогаясь, залезла в горячую воду и попыталась расслабиться.

Расслабиться получилось, но не у неё. ХЛОП! — и Машкина квартира погрузилась в декабрьский полумрак.

— Ла-а-адно! — Зло сказала Мария, вылезая из тëплой ванны. В банном халате с ароматической свечкой в руках прошлëпала проверить электрический щиток. В нëм, как в сериале, был закон и порядок. Тогда Машка позвонила в аварийную службу. 

— А у вас авария! — Бодро сообщила ей женщина по ту сторону телефона. — Когда починим? Да бог его знает! Может, в следующем году! — Захохотала она над собственной шуткой и бросила трубку.

 

— Я спокойна, я совершенно спокойна, — твердила себе Машка, заходя кухню. — Сейчас выпьем кофейку... 

— А нет, не выпьем, — поняла она на кухне. — Чайник-то у нас электрический. И плита... Плита тоже не работает! Мамочки, холодец!

Холодец медленно остывал. Машкины надежды остывали вместе с ним.

 

Но Мария была не из тех, кто легко сдаётся. Об этом говорили и три международных контракта, и то, что Олег, наконец, решил познакомить её со своей мамой. Такая честь, как понимала Машка, была оказана не каждой. Поэтому срочно надо что-то придумать, чтобы не опозориться перед возможной будущей свекровью.

И Машка придумала. Она предупредила подругу Свету, у которой всегда был свет, что сейчас приедет к ней с новогодним платьем, косметикой и свиной головой. Света восприняла это абсолютно спокойно, ведь она четыре раза в неделю ходила на йогу. Машка наощупь нашла платье, косметичку размером с небольшой чемодан, накинула пуховик прямо на халат, завернула кастрюлю с будущим холодцом в толстое махровое полотенце, и вызвала такси.

— Интересно, надо ли в комментариях указать, что я еду с животным? — Подумала Маша.

 

Таксист Рустам оказался в меру любопытен. Он ничего не сказал по поводу Машкиного внешнего вида: в длинном банном халате с уточками и элегантном приталенном пуховике. Чего только не увидишь в новогоднюю ночь! Но вот кастрюля, которую Маша нежно прижимала к себе, привлекла его внимание. 

— У вас там оливье, да? — Спросил он таким тоном, словно ответ ему был вовсе не нужен. 

— Угу, — пискнула Машка, — непорезанный. 

— А я вот не люблю оливье, — то ли расстроился, то ли похвастался Рустам. — Жена мне режет салат с маринованными шампиньонами. Пробовали такой? Обалденно! Дать вам рецепт? Сейчас найду, он у меня где-то зде... 

Рустам полез в телефон и не увидел, что впереди резко затормозила машина.

ХЛОП! 

От сильного удара свиная голова отбросив крышку, вылетела из кастрюли и прыгнула на колени к таксисту. 

— А-А-А-А-А! — Завизжал таксист от неожиданности. 

— А-А-А-А-А! — Завопила Машка от досады. 

— А-А-А-А-А! — Заорал им в окно водитель второй машины, потому что в этом году не успел продлить страховку.

 

О происходившем дальше у Машки остались только обрывочные воспоминания. Вот полицейский спрашивает, с какой целью гражданка Мария катает по городу отделëнную от тела голову мёртвого животного.

Вот таксист Рустам сокрушается, что теперь придётся покупать новые джинсы и, заодно, кардиостимулятор, потому что во время аварии пострадали его честь, достоинство и нервная система.

Вот подруга Светка забирает Машу и две её головы из отделения и отпаивает одну из них на своей кухне коньяком. Потом, спохватившись, наливает и Маше тоже.

Вот они запихивают Машку в новогоднее платье, рисуют ей на лице маску улыбающейся панды, и, перекрестив на прощание, отправляют на метро в дом будущей свекрови. Потому что Машка поклялась, что в этом году и с этой головой больше ни в одно такси не сядет.

 

— Свет, а что с холодцом-то? — Опомнилась Маша на пороге. 

— Всё будет хорошо! — Успокаивала её Светка. — Пока зайдешь, познакомитесь, расшаркаетесь, то-сë, салатики, шампанское, куранты, ты поставь там у них кастрюлю на плиту, как раз спокойно доварится. 

— Но как я объясню, что пришла со свиньёй? 

— Скажешь, что для любименькой будущей свекрови хотела приготовить всё самое свежее! Иди, рецепт я тебе пришлю, пока едешь, у меня проверенный есть.

— Ла-а-а-адно! — Недоверчиво тянет Машка, но другого решения всё равно нет.

 

Так Машка и оказалась новогодним вечером в полупустом вагоне метро с кастрюлей под мышкой. В кастрюле мерно билась о стенки в такт движению поезда свиная голова. Машка устало прислонилась к надписи "НЕ ПРИСЛОНЯТЬСЯ" и слегка задремала. Из сладкого забытья её выдернули мужские голоса:

— Какая хорошенькая и нарядная барышня! 

— А куда это мы едем? 

— А поехали лучше с нами на площадь, Новый год встречать!

Маша открыла один глаз. Оказалось, что её обступили трое нетрезвых парней в шапочках Дедов Морозов и мишурой на всех возможных и невозможных местах.

— Ребят, — ответила им Маша, не моргнув открытым глазом, — я еду в гости, к своему папе, полковнику ФСБ. У него как раз уже весь отдел собрался, только меня ждут.

— Ха-ха, скажешь тоже, полковник ФСБ, — неуверенно засмеялся один из Дедов Морозов. — Может у тебя ещё и мама космонавт? 

— Нет, мама у меня Олимпийский чемпион по метанию ножей. А знаете, что она мне на каждый новый год дарит? 

— Ну-ка, и что же? — Заинтересовался второй Дед Мороз. 

— Головы моих врагов! — Крикнула Машка и сдернула крышку кастрюли. 

Ой! — Икнул третий Дед Мороз.

Парней сдуло попутным ветром прямо в закрывающиеся двери вагона. Остались от них только шапочки да мишура.

— Фух, — выдохнула Машка, аккуратно возвращая крышку на место. — А ты, оказывается, полезная Хрюшка! 

Голова стукнулась изнутри, как будто хотела ответить "На здоровье!"

 

— Так, сейчас я приду, позвоню в дверь, — настраивала себя Маша, подходя к подъезду Олега, — скажу: "Добрый вечер! Приятно познакомиться! С Новым Годом! Я Маша!". Нет, не так. Сначала "Я Маша!", а потом уже "Приятно познакомиться!". 

— С Вечерним Машем, я Года! Приятно... Эээ.. Познадобро... — Пролепетала Машка, когда дверь в квартиру Олега открылась. На пороге стояла строгого вида пожилая дама с выражением лица точь-в-точь как у учительницы химии, когда Машка в очередной раз путала катоды и аноды.

— Здравствуйте, Мария, — сухо произнесла строгая дама. — Проходите, раздевайтесь. Что это у вас? — Воззрилась она на кастрюлю. 

— Да вот, — смущённо ответила Машка, — холодец принесла. Вам. Только он ещё не совсем готов! Надо кое-что доделать... 

— Холодец — это интересно! — На лице строгой дамы появилось подобие улыбки. — Меня зовут Витольда Аполлоновна. Олег отошёл в магазин за шампанским. Вы пока проходите, Мария, мы с вами побеседуем.

Маша приткнула кастрюлю на полочку для обуви, сняла верхнюю одежду и прошла в гостиную. Там всё было готово для праздничного вечера: строго наряженная ëлка и строго расставленные приборы на строго-белоснежной скатерти.

— Итак, Мария, — воткнулась в Машку взглядом Витольда Аполлоновна. — Олег много о вас рассказывал. У вас прекрасное образование, вы работаете в крупной компании, это всё похвально, несомненно, похвально! Но что вы можете сообщить лично о себе? Любите ли готовить? Сколько раз в месяц посещаете театр? Как давно проходили медицинское обследование? Сколько у вас было мужчин до Олега?

Машка сначала открыла рот, но тут же захлопнула его назад, прямо как дверцу холодильника.

— Я должна быть уверена в физическом и психическом благополучии своих внуков, согласитесь? — Продолжала Витольда Аполлоновна.

— Ка-каких внуков? — Не поняла Машка.

Строгая дама посмотрела на неё точно как химичка в конце четверти. Во взгляде неоновыми буквами светилось: "Я вынуждена поставить тебе три, но, поверь, ты не заслуживаешь даже половины этой оценки".

— Что значит каких внуков? Моих! Ваших с Олегом детей. Воспитание, конечно, я никому доверить не смогу, но, как мать, вы всё же будете должны принимать хоть какое-то участие в их жизни.

У Машки начала кружиться голова. От падения носом в ковёр её спас весёлый баритон Олега:

— Мамуль, Маша уже пришла? — Донеслось из коридора. — Очень хорошо! Представляете, я отхватил последнюю бутылку шампанского, всё разобрали! Конец света какой-то.

Сияющий розовыми щеками Олег зашёл в комнату. 

— Дорогая Маша! — Взял он руки невесты в свои. — Я чрезвычайно счастлив, что вы с мамой поладили! Когда мы поженимся, нам предстоит всю жизнь прожить вместе, бок о бок, голова к голове!

— В-вместе? — Едва слышно прошептала Машка.

— Ну, конечно, вместе, глупышка! Я не смогу обойтись без главных женщин моей жизни ни дня! Кстати, ты принесла холодец? Мама должна оценить твои старания! 

— Я... Я его в коридоре забыла... — Машкин голос звучал всё тише и тише. 

— А голову ты дома не забыла? — Захохотал Олег химичкиной интонацией.

Он прошагал в коридор и вернулся обратно с кастрюлей в махровом полотенце. Торжественно водрузил еë на стол и снял крышку. Витольда Аполлоновна склонилась над открытой кастрюлей. Из кастрюли ехидно улыбалась недоваренная свиная голова.

Строгая дома Витольда Аполлоновна весьма нестрого, но ловко, вскочила на диван, восклицая слова, которые мы не можем здесь напечатать. Олег бросился её успокаивать.

Машка, словно очнувшись от дурного сна, рявкнула на всю гостиную: 

— Знаешь, Олег, голову не забыла, а тебя постараюсь! Пойдём, свинка!

Схватив со стола кастрюлю, Машка побежала в прихожую, моментально оделась, и за три секунды, как пожарный, вылетела на улицу, так хлопнув дверью, что со строгой ёлки упали и весело покатились по ковру стеклянные шарики.

 

Отбежав от дома на приличное расстояние, Машка, наконец, остановилась отдышаться. Со всех сторон послышались крики: "Ура! С Новым годом!", затрещали салюты. 

Маша присела на скамейку. У себя в руках, кроме кастрюли с неудавшимся холодцом, она неожиданно обнаружила ту самую последнюю бутылку шампанского, за которой уже не-её-жених Олег бегал в магазин. Оглядевшись вокруг, Машка увидела большого, старательно вылепленного снеговика. И, надо же такому случиться, вместо морковки у него из головы торчал штопор.

— Новогоднее чудо, не иначе! — Хмыкнула Машка. 

Одним движением она снесла снеговику голову, подняла и отряхнула от снега штопор. Открыла кастрюлю, достала свиную голову и прилепила её на безголового снеговика. Почти безголового снеговика. 

— Ну что, Хрюша, с Новым Годом, с новым счастьем! — Поздравила Маша свиновика, прихлëбывая шампанское прямо из бутылки.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 3
    3
    98

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.