cp
Alterlit

Ночь сыроежек

Рассказ выставлялся на СИ конкурс "МОЯ ПЛАНЕТА-2017"

 

Позабавил Влад Ааронович. Ох, и позабавил рассказом своим. И как же это мы раньше не встречались. Огромное удовольствие получил от прочитанного. Весь колорит, который если только в деревне повстречать можно, представил нам автор. Видно по всему, что не понаслышке написал и не придумал, а пережил и с нами поделился.

  Каждое слово в строку. Всё, как на самом деле происходило и удавалось подглядеть ненароком, когда в деревне оказывался. Правда, та ситуация не с грибным сбором случилась, а... Но это уже другой рассказ, который с этим мало общего имеет.

                                                                                              Грошев-Дворкин Евгений Николаевич 

 

            Когда я был маленьким, наша семья жила в довольно глухой деревне. Если бы вы в описываемое время решили навестить ее, то пришлось бы доехать до поворота и либо топать пешком двенадцать километров, либо надеяться на крайне редкую попутку. Отец был директором совхоза, мать бухгалтером, а мы с младшим братом Пашкой учились в школе. Однажды летним субботним днем отец рано прибежал с работы. Мать сидела в прихожей за обеденным столом и наматывала на палец обрывки ниток.

            – Бабушка, покойница, учила, что если ниточку вокруг пальца можно обмотать, то ее нельзя выбрасывать – пригодится, – объясняла нам.

            С левой стороны уже скопилась приличная кучка разноцветных ниток, отвечающих критерию «полезности». Тут, хлопнув дверью, блестя каплями дождя на лысеющей голове, влетел отец.

            – Чего сидите, как сурки, по норам забившись? А люди грибы носят!

            – Грибы? Рано еще, – усомнилась мать. – Может, врут?

            – Мешками носят, пока вы тут спотыкаетесь как инвалидная команда!

            – Грибы надо на Станислава-грибовика собирать, – мать не мыслила своей (и нашей) жизни без народных примет. – Обычай такой.

            – А когда этот грибовик? – плюхаясь на табурет, поинтересовался отец.

            – Да вроде как на днях, – начала загибать пальцы на руке мать. – Аграфена, Марья-пустые щи, Тимофей…

– Пожрать есть чего? – перебил отец, косясь на холодильник.

            – Ботвинник будешь?

            – Он мне в тюрьме надоел! – любимой присказкой отозвался несудимый глава семьи. – Яичницы лучше пожарь, и побыстрее. Похарчусь и по грибы пойдем.

            – Там же дождь!

            – Какой это дождь? Так, мелкая морось. Вон, на барометр глянь, ясно кажет.

            Барометр, украденный отцом где-то в Москве, висел над входной дверью. Мать уставилась на него, но, не признавшись, что не понимает показаний стрелки, с сомнением протянула:

            – Да, вроде как оно того…

            – В морось даже лучше. Никто не будет по лесу чкаться.

            – Вить, вымокнем.

            – Люди мешками грибы таскают, – повторил отец. – Это совершенно недопустимо! Нужно немедленно идти в лес!

            – Огурцов соленых надо взять, – стала собираться смирившаяся мать.

            – Зачем? – не понял жадно поглощающий глазунью из пяти яиц отец.

            – А вдруг леший встретится? А так Сидор-огуречник поможет.

            – Не, ну тогда да, – поперхнулся куском глава семьи. – Вдруг и, правда, леший того…

            – А вы чего сидите, не собираетесь? – набросился на нас. – Думаете, что батька вам грибы до пенсии таскать будет? Мигом вскочили и скачками понеслись!

            – Вить, может, не будем их брать? А-то змея какая укусит, а нам потом хоронить…

            – Валь, не каркай! Какие змеи в дождь? – плюнув в опустевшую сковородку, папаша вскочил шустрым мячиком и начал хаотично метаться по дому. – Влад, ты понесешь мешки и ведра. Ведра хорошо спрячь в мешок, чтобы никто не понял что это такое. Паша, ты с нами пойдешь, напяливай форму школьную, – продолжал раздавать указания. – Валь, одевайся!

            – Мы пойдем за грибами! – начал скакать по прихожей обрадованный брат.

            – Баран, не так громко, – проходя мимо, отец семейства отвесил ему подзатыльник. – Не умеешь ты язык за зубами держать! Плохой из тебя разведчик.

            – Посерить сходите на всякий случай, – дала указание мать. – А то вдруг в лесу захочется.

            – А в лесу почему нельзя? – не понял Пашка. – Можно же газету в лес взять…

            – В каком лесу? В лесу! Там леший порчу на тебя наведет по говну!

            – И еще надо заговор от гнуса прочесть, а то привяжется какой крапивный гнус, – озабоченно сообщила она.

            – Это да, – глубокомысленно согласился отец. – От гнуса заговор первое дело.

            Родители нарядились как на вечерний бал. Отец натянул пиджачную пару, коричневые лакированные штиблеты и зеленый галстук, мать декольтированное платье и туфли на каблуках.

            – Надо помолиться Фоке и Матфею, – вспомнила мать, – иначе грибов не будет.

            – Так молись, – голосом Шекспировского Отелло, вскричал отец.

            Мать пробормотала что-то вроде: «Пашапашетамшамашетполяполеттоняспит» на икону, принесенную из спальни.

            – Так, присядем на дорожку! – потребовала мать.

            Мы плюхнулись на стулья и табуретки в прихожей.

            – А зачем присаживаться, мы же никуда не едем? – спросил я.

            – Не твое дело! Обычай такой! – ответила мать. – Сиди молча!

            – Валь, мы долго еще?

            – Вить, что ты как зудень зудишь?

            – Шашки в мешки и ходу! Мы будем по дороге идти. СтаршОй, ты пойдешь по саду, понесешь мешок с ведрами. И смотри, если увидишь кого, то к нам не подходи, – распорядился через пару минут отец.

            – Почему?

            – Ты что, дебил? – в один голос поинтересовались родители. – Чтобы никто не догадался, что мы по грибы идем.

            – А-то сглазят, – дополнила мать, оправляя лацкан пиджака Пашки. – И будем без грибов. Стоп! – внезапно всполошилась. – Надо герани нарвать!

            – Зачем? – в один голос проорали мы втроем.

            – Герань проверенное средство от колдунов и ведьм!

            – Валь, мы так никогда не выйдем! – сквозь зубы процедил отец.

            – Сейчас нарву, и сразу выходим, – обдирала стоящий на подоконнике цветок. – Суньте листья в карманы и с Богом!

            Родители прогулочным шагом пошли по проселку от дома к асфальтовой дороге, ведущей к лесу. Пашка семенящей походкой мультипликационного Пятачка бежал следом, держа в руках закрытый зонтик, украденный у мальчика в детском саду. Я крался по саду вслед за ними. Дождь усилился. На перекрестке с улицей Пищуков пугливые грибники повстречали идущего навстречу водителя ГАЗ-51, Сашку Садка по кличке Газон.

            – Здорово, Владимирович. Здравствуйте, Егоровна. Привет, Паша.

            – А мы к грибоеду идем! – в лоб ошарашил его Пашка. Он постоянно путал слова. Например, боровик называл бордовиком, а хлев хулевом.

            – Здравствуйте, Саша, – неестественно засмеялась мать. – Паша шутит так. Вот, гуляем…

            – Ну, гуляйте, – запахнулся в плащ-палатку водитель и прошел мимо.

            – МладшОй, ты что, совсем дебил? Ты как в разведку пойдешь? Первому встречному шпиону все выложил! – начал бушевать отец. – И что это у тебя в руках?

            – Зонтик, – пискнул брат.

            – Вижу, что не топор. Откуда он у тебя?

            – Нашел…

            – Смотри мне! – папаша погрозил узловатым пальцем и, вырвав зонт, попытался его открыть. – Точно спер где-то?

            Тут с боковой улицы вывернулась бабка Максиманиха.

            – Здравствуйте, Виктор Владимирович, здравствуйте Валентина Егоровна.

            – Здравствуйте.

            – Мы не к грибнику, и не в разведку! – попытался обмануть бабку Пашка. – Просто гуляем…

            – Странный он у вас, – перекрестилась Максиманиха, на всякий случай, обходя их стороной.

            – В школе им сейчас задают много, вот ребенок и заговаривается, – вслед старушке объяснила мать.

            – Дебил, ты лучше вообще молчи! – папа стукнул зонтиком малолетнего путаника по голове. Зонтик от удара раскрылся. – А ты чего там сидишь, придурь? – сдавленным голосом прошипел он мне. – Беги скорее в посадку, пока нет никого.

            Я, согнувшись, перебежал через асфальт и, прижимаясь к деревьям, двинулся по защитной лесопосадке, растущей вдоль шоссе. Незадачливые грибоискатели продолжили прогулочное шествие под дождем и покинули деревенские пределы. Километра через полтора, когда до большого леса оставалось не более пятисот метров, их нагнал трактор ДТ-75, управляемый парторгом[1] Крахой, который был неравнодушен к нашей матери.

            – Здорово Владимирович, привет Егоровна! Куда собрались?

            – Гуляем…

            – Гуляете?

            – Гуляем…

            – Паш, а ты не замерз?

            Пашка угрюмо молчал и делал вид, что вопрос к нему не относится.

            – Егоровна, чего это он?

            – Да не выспался он, Николай Ефимович. Не обращай внимания, – ответила мать.

            – Может, подвезти вас?

            – Нет, не надо, – отказался отец, косясь на лес.

            – Ладно, поехал я, – трактор развернулся, обдав семью липкой грязью из-под гусениц, и рванул к деревне.

            – Вить, может, вернемся? Мы уже как зюзики, – попыталась призвать супруга к благоразумию мать.

            – Куда мы вернемся? Тогда нас сразу заподозрят! Пошлите, недалеко уже. В лесу не так льет.

            – Витя, какой же ты бурдулек!

            – Молчи, кекельба драная!

            Так, громко переругиваясь, добрались до леса.

            – Поносил? Дай поносить другому! – потребовал отец, срывая надетый на меня плащ ОЗК[2]. – Буду как Черный плащ – ужас, летящий на крыльях ночи!

            – Вить, ты и так уже как ужас, без всякого плаща, – то ли польстила ему, то ли съехидничала мать.

            – А я как? – обиженно поинтересовался я. – Голый буду?

            – Одень вот, – он протянул мне свой промокший насквозь пиджак. – Ты у нас закаленный, не замерзнешь.

            – Витя, какой же ты бесчувственный. Прямо как носорог! – укорила его супруга. – Он замерзнет.

            – Чего это он замерзнет? Я с пиджака воду струхивал, тепло будет. Как говорится, дружба дружбой, а пиджачок врозь.

            – Только струхивать ты и умеешь, ни на что больше не годен!

            – Не до тебя. Давайте грибы искать!

            Мы начали искать грибы. Мать бдительно следила за Пашкой.

            – Стой балбес! – внезапно закричала она. – Там волчье лыко не подходи!

            Испуганный ребенок шарахнулся в сторону.

            – И туда не иди!

            – Почему?

            – Там волчьи ягоды!

            До позднего вечера мы лазили под проливным дождем по мокрому лесу, но ничего не нашли. Еще и едва не заблудились.

– Гриб нашел! – только Пашка едва не съел мухомор. – Смотрите, какой красивый!

– Немедленно брось! Это яд! – был остановлен грибник бдительной матерью.

– А что это? – побледнел брат и растоптал коварный гриб ногой.

– Это мухомор! Их раньше молоком заливали и ставили на подоконник – от них мухи дохли.

– Поэтому так и назвали? – догадался ребенок.

– Да.

– Еще ими лоси лечатся, – вставил я.

– Может, домой его возьмем? – посмотрел брат на поверженный гриб. – От мух поставим.

– Ты хочешь, чтобы батя твой его сожрал?

– Чего он сожрет? Он же не лось, – не понял брат.

– А он и без рогов жрет все, что ни попадя!

– Что вы орете на весь лес! – раздался медведеподобный рык отца. – В деревне ваши вопли слышны!

– Да в деревне все по домам в тепле сидят, только мы как придурки с Бердянска таскаемся! – кричала ему в ответ мать. – Говорила же, на Станислава-грибовика надо идти!

– Иди ты на хрен, ломехуза драная! – взбеленился отец. – А я домой пойду, с вами каши не сваришь и грибов не наберешь! И вообще, у кого рога?

– Ты и без рогов как баран!

– Да ну вас всех! – он бросил ведро в ствол осины и поскакал по лесу как козлик молодой в капустном поле.

– Витя, ты туебень! Дубень бесчувственный! – вслед ему разорялась мать, потрясая пустым ведром. – Теперь из-за твоей твердолобости и жадности дети замерзнут и от воспаления легких помрут!Что вы стоите! – набросилась на нас. – Бегом домой! Не хватало еще, чтобы леший какой на вас выперся.

Мы кинулись из леса так, как будто за нами и правда гонится леший. Мать неуклюже, как лягушка за Иваном-царевичем, бежала на каблуках следом, приговаривая:

– Свят, свят, свят!

Вот так и закончился наш внезапный семейный поход за грибами.

 

Бурдулек – человек с лишним весом, жирный, толстый;
кекельба – африканская трава;
Ломехуза – жук небольшого размера, примерно в три раза меньше рыжего лесного муравья. Отличительной особенностью ломехуз является то, что они заползают в муравейники и живут среди муравьев.

 

[1] Парторги бывшими не бывают.

[2] ОЗК - общевойсковой защитный комплект.

«Наследники Мишки Квакина. Том I» https://ridero.ru/books/nasledniki_mishki_kvakina/

 

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 30
    7
    154

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Tardaskin

    - Сыроежкин, выходи!

    https://m.youtube.com/watch?v=RuBy2_dKycM

  • VladK
    Влад Костромин 03.12.2022 в 17:28

    oblong box 

    выйдет, но позже

  • malyshsorokmegatonn
    sorokmegatonn 03.12.2022 в 18:14

    читала уже., но все-равно прекрасно

  • VladK
    Влад Костромин 03.12.2022 в 18:56

    malyshsorokmegatonn 

    читали?

  • plot

    А знаете, автор,  мне совсем не понравилось. Муть какая-то. Чушь.   С надеждой начал читать,   кончил с  холодным неприятием в душе.  Даже не знаю, хотели вы повеселить читателя или ишшо какой расчет имелся, однако мне ваш рассказ показался  не принятой к съемкам   серией про семью Звездуновых или Симпсонов в  квазипосконном исполнении.  Это даже не ерунда,  а ерундовина.   Никакого  особенного деревенского колорита в рассказе я не приметил, одна дишь дурь, мракобесие  и бестолковщина, так и передайте г-ну Грошеву-Дворкину Евгению Николаевичу. 

  • VladK
    Влад Костромин 04.12.2022 в 12:24

    тов. Плотский-Поцелуев 

    а кто такие Звездуновы?

  • horikava_yasukiti

    "одна дишь дурь, мракобесие  и бестолковщина" - как будто этго в жизни нет? Я похожие типажи и в городе наблюдал.

  • horikava_yasukiti

    тов. Плотский-Поцелуев, но вы часто на свой пример ссылаетесь.)

  • plot

    Господин Хорикава Ясукити  Хотите сказать что я часто свой жизненныннй опыт противопоставляю  авторскому? Это  правда))  Потому что это  мой опыт, я свидетель всему тому, о  чем пишу в  критических  и развлекательных комментариях,  и не настолько легковерен  чтобы принимать за правду разный авторский домысел, который, в данном конкретном случае, выдается за некий деревенский колорит для чего и пришпилена  к рассказу похвала некоего  г-на  Грошева-Дворкина Евгения Николаевича, не имею чести знать кто это. Да хоть бы и знал,  не обучен   молча поддакивать  -  мы тут сами с усами)))

  • horikava_yasukiti

    тов. Плотский-Поцелуев, я в вас никоим образом не сомневаюсь.)

  • mayor
    mayor1 04.12.2022 в 10:11

    Грошев-Дворкин — голова. Кстати, кто это?

  • VladK
    Влад Костромин 04.12.2022 в 12:26

    mayor1 

    ну...