cp
Alterlit
Anubis MaryPoppins 24.11.22 в 14:12

Код Земля-Москва-90е

На Сириусе случилось ЧП. Все сотрудники элитной клиники репродукции и оплодотворения Сирэко, включая роботов-уборщиков, собрались в актовом зале.

Седовласый красавец Архи, бессменный главврач заведения, которому по слухам было 1033 года, молча разглядывал присутствующих. Его дочь, Сета, тоже была здесь. Еще бы! Целый начальник Службы Охраны. «Безупречная, просто безупречная, — подал автошифратор нужное понятие из лингвословаря. Индикатор эмоций за правым ухом Архи отчаянно порозовел. Тысячу лет назад на Земле сказали бы: «гордится девочкой!»

КА-17, личный робот-помощник, тихонько пожужжал, интеллигентно напоминая, что пора бы уже и начать. Индикатор эмоций почернел и заискрился фиолетовым. «Злой, как собака!» — сказали бы на Земле.

Архи настроил автошифратор так, чтобы и иностранцам было понятно каждое слово, и начал очень издалека.

— Все вы знаете, зачем несколько сотен лет назад была создана наша клиника.
Мы собираем и храним все когда-либо существовавшие в нашей галактике генетические коды, в том числе и самые архаичные. Описываем, классифицируем. Удаляем нежелательные признаки и клонируем удачные сочетания. Любой гражданин Галактики может выбрать понравившийся ему код и либо купить у нас готового младенца с этим кодом, либо по старинке, — тут индикатор эмоций стал цвета детской неожиданности, «какая гадость», сказали бы на Земле, — родить его, вживив код с заданным набором комбинаций. Если же Галактическое правительство решит осваивать новые планеты, мы всегда сможем обеспечить нужное количество поселенцев.

Сотрудники откровенно зевали, Архи пришлось подрегулировать уровень громкости голоса.

— Сегодня утром к нам приехали наши клиенты, которым два года назад была осуществлена подсадка. В положенное время они родили ребенка, за которым сразу начали замечаться некоторые странности. Ребенок отказывался от бутылочек с питательным концентратом, необходимым для правильного развития, и требовал альтернативного кормления.
Кто-то в зале загорелся вопросительным удивлением.

Архи только махнул рукой и продолжил.
— Потом у него прорезался зуб. Один зуб...
— Как? Не все сразу? У нас же заложено это в стартовой программе, — загомонили наперебой теперь уже все присутствующие в зале.
— Тише, тише. Это еще не все. Чуть позже стало понятно, что у него дезактивирована функция режима. Он перестал засыпать в положенное время. Кричал, нервничал. И успокаивался только после тактильного контакта с кем-нибудь из родителей или, что еще хуже, воспроизведения ими музыкальных произведений.
— Подожди, я не понимаю, — вмешалась Сета. — Они что, все это время не связывались с нашей службой поддержки?
— Пара живет на самой окраине Галактики и редко общалась с кураторами. Видимо, халатно отнеслись к нашей памятке-инструкции. И всполошились только тогда, когда ребенок начал называть их «мама» и «папа».

После этих слов актовом зале воцарилась мертвая тишина.

— Как вы понимаете, — индикатор эмоций Архи снова почернел. — Мы провели всеобъемлющий анализ кода ребенка. И это не тот код, который проходит у нас по всем документам. Это ЗМ-90. Код, запрещенный к использованию по всей Галактике. Он хранится в единственном экземпляре в изолированном помещении на планете ДИ-8. И доступ туда есть только у меня. Был ли код ЗМ-90 вшит ребенку по ошибке или мы имеем дело с межгалактическим преступлением, предстоит выяснить. У нас на это всего три дня до приезда галактического Органа Надзора. Приказываю никому не покидать пределы клиники. Все свободны кроме руководителей основных подразделений.
— Чем так страшен этот код? — робко и смущаясь, спросил кто-то из молодых.
Архи, даже не скрывая багровый цвет своего индикатора, щелкнул пальцами. На огромном экране друг за другом побежали кадры: ракетные взрывы, танки на мирных улицах городов, умирающие от голода дети, теракты, слезы, страдания, смерть...

На собрании узкого круга лиц Архи был предельно краток.
— Младенца изолировать до моего особого распоряжения. Родителям стереть все файлы памяти за последние два года. Подобрать нового ребенка с качественным кодом. Создать полноценную иллюзию, что он два года с момента рождения провел с этими родителями. Вшить иллюзию всем троим. Поднять записи со всех камер и доложить. Кто, когда и насколько покидал Сириус. Кто регистрировался на ДИ-8. Завтра к обеду все отчеты мне на стол. Я вылетаю в хранилище.

Клиника встретила вернувшегося Архи встревоженными пустыми коридорами. Одинокие роботы-уборщики, попадавшиеся ему по пути в кабинет, прятали панели управления и всячески от него отворачивались. Причина крылась в папке, аккуратно раскрытой на фотографиях его дочери, открывающей хорошо знакомую ему дверь в изолированный спецхран. В справке, которую он запрашивал, значилось только одно имя. Индикатор эмоций, не найдя нужный цвет, цвет боли, поморгал и выключился.

Все теми же пустыми коридорами он дошел до квартирного блока. Сету он нашел в ее любимой гостиной. Заперев дверь изнутри, он приблизился к ней, хотел по привычке обнять, но одернул себя и просто положил ей на колени фотографии. Когда молчать уже стало невыносимо, он спросил: «Зачем?»
Сета хотела рассмеяться, но у нее не получилось.
— Ты зря научил меня русскому, папа. Я еще в детстве прочла твой дневник. Ты — носитель кода ЗМ-90. Почему ты никогда не говорил со мной об этом? Чем они тебя купили? Или напугали? Я так хотела, чтобы у меня была дочь. Чтобы она получила этот код. Ведь ты вчера подтасовал факты. И не сказал главное. Доминирующее качество кода ЗМ-90 — способность инакомыслия. Ты специально умолчал об этом? Почему? Да. Я была в хранилище. Все верно. Сгенерировать аналог твоего доступа было не сложно. В конце концов, я не только твоя дочь, но и начальник охраны. Но я не брала код, папа. Я не смогла. Я испугалась.
— Прости меня, Сета, так надо, ты — такой же носитель кода, как и я, — еле слышно прошелестел Архи, запуская программу уничтожения биологического существа. «Исходника, меня и Сеты больше нет, а парня, парня они не найдут никогда...!» — индикатор стал морозно-белым прежде чем исчезнуть.

***
«Я ждал сотни лет, подожду еще. Если бы не ошибка программиста. Такая досадная мелочь! После того, как я украл код из хранилища, я спрятал его в общей базе. Всего одна цифра и его вживили младенцу на продажу. Ты ошибаешься, Архи, я обязательно его найду, куда-бы ты его ни спрятал,» — жужжал себе в панель приборов КА-17, удаляясь от Сириуса на межгалактической скорости.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 5
    3
    22

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.