cp
Alterlit
vasyukhin Влад Васюхин 24.11.22 в 09:18

Наш Брель

Понимаю, что в глазах миллениалов буду выглядеть динозавром, но сказано давно и не мной: «не отрекаются любя». Люблю французский шансон! И не только те самые заезженные золотые хиты, что собирают на CD и продают (или продавали) во всех сувенирных лавках рядом с консервными банками, в которых запаян «воздух Парижа». 

Эти песни и есть настоящий воздух. Но моя эрудиция, как и моя коллекция, не ограничиваются только волшебным, но, прямо скажем, попсовым калейдоскопом — от Les feuilles mortes до Tombe la neige. От «Опавших листьев» до «Падает снег». Всякий раз я привозил из Франции какие-то редкие, даже редчайшие диски, пусть и купленные за гроши, найденные в коробках «всё по евро». Могу вытащить из глубин памяти даже такое экзотическое имя как Мистенгетт (кому интересно, посмотрит в википедии, сейчас речь не о ней, экзотической птице кабаре столетней давности). 

Если иногда включаю даже ветхозаветного основоположника жанра Мориса Шевалье, то что уж говорить про таких звезд, как Эдит Пиаф, Ив Монтан, Далида, Джо Дассен, Барбара, Серж Генсбур, Жильбер Беко, Сальваторе Адамо, Лео Ферре!.. Более того, я — о, счастливчик! — слушал живьем на сольных концертах Шарля Азнавура, Жюльетт Греко, Патрисию Каас, Мирей Матье, Гару, Нильду Фкрнадеса, Клода Нугаро, Нану Мускури, Жоржа Мустаки (между прочим, это он написал для Пиаф песню «Милорд»). Был в «Олимпии» на выступлении Карлы Бруни (вы же знаете, что бывшая модель и первая леди — еще и певица?). Короче, про эту важнейшую часть мировой музыкальной и поэтической культуры могу говорить от заката до рассвета. Или просто одной строчкой Окуджавы: «Вот музыка та, под которую / мне хочется плакать и петь».

И поэтому, когда я узнал, что осенью в столичном театре «Мастерская Петра Фоменко» появился спектакль-концерт «Мой Брель», немедленно озаботился контрамаркой. Потому что Жак Брель — это отдельная страница или глава в истории моей негасимой любви к французскому шансону. 

Обложки дисков Жана Бреля

Он родился в Бельгии, в 1929 году. Его первая пластинка провалилась. Но он стал популярным за счет гастролей. Он после даже в СССР выступал — целых пять недель в 1965 году. А в 38 лет, на пике популярности, оставил сцену, его последний концерт прошел за три месяца до моего рождения. А в 49 лет Бреля не стало. Причина — болезнь легких. 
Он умер во Франции, а похоронен на Маркизских островах Французской Полинезии, его сосед по кладбищу — Поль Гоген. Конечно, Брель не берёг себя. Один из посвященных ему документальных фильмов назывался «Жизнь в тысячу оборотов». 

О чем-то из того, что перечислено выше, рассказывают в часовом спектакле «Мой Брель» три актера. Они играют не Жака в разных его ипостасях, не пытаются устроить шоу «Точь-в-точь», а говорят от первого лица. Даже в программке написано, что в ролях самих себя — Юрий Титов, Николай Орловский и Юрий Буторин. Это хорошие артисты, но не «первачи» этого театра, не звезды. Возможно, и «брелевский» проект у них возник отчасти из-за нереализованности и невостребованности. Ну или не той востребованности, о которой мечтается. А здесь — главные роли. Титов к тому же выступил автором и режиссером. 

Сцены из спектакля «Мой Брель»

Спектакль играется в малом зале, где всего-то сто мест, но для того, чтобы доверительно и душевно говорить с публикой, это идеально. Зрелище сделано в жанре кабаре, когда не только поют, пританцовывают или что-то рассказывают, но и общаются со зрителями, шутят с ним, как в стендапе. Кроме трио, на площадке — оркестр из одиннадцати музыкантов, а это уже серьезно. Это обязывает.

Проблема подобных музыкально-биографических спектаклей или композиций, скажем, про Вертинского, Высоцкого или Эдит Пиаф, коих море разливанное, в том, что часто артисты пытаются изображать этих легендарных людей. И публике даже нравится, что лицедеи похоже повторяют движения или имитируют голос. Хотя, конечно, никакой это не Вертинский. Ну а вторая проблема — заезженный и предсказуемый сценарий, когда в основу берутся одни и те же мемуары, факты, анекдоты. 

А вот в данном случае «фоменки» говорят — остроумно, самоиронично, сентиментально, искренне, недолго — о своих встречах с песнями Бреля, как эти стихи и мелодии возникли в их жизни, как повлияли на их душу (у меня тоже есть такая история, даже не одна). И, конечно, поют эти песни — «на нижегородском французском», как заметила одна критикесса. Разумеется, никто не может спеть Бреля, как сам Брель. И наша троица, к счастью, даже не пытается дать тот же накал страстей, ту же наглость. 

В концерте звучит всего восемь композиций, но, конечно, не обойдется без главного его хита — великой Ne me quitte pas — «Не покидай меня». Брель посвятил ее певице Сюзанн Габриэлло. Так утверждала Сюзанн, с которой у него была пятилетняя бурная связь. А сам Брель назвал эту песню «историей мудака и неудачника». 

Время показало, что он неправ: когда в начале нулевых жители Франции, Бельгии, Швейцарии и канадского Квебека выбирали самую популярную песню ХХ века на французском языке, Ne me quitte pas оказалась на первой строчке.

 


#новые_критики #театральный_обзор #театр #французский_шансон  #мастерская_фоменко #мой_брель

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 5
    4
    110

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • chey_tuflya
    Чей туфля? 24.11 в 09:32

    Не являюсь поклонником или знатоком жанра,  но «слушаю не морщась»

    Некоторые песни очень нравятся,  некоторые даже в «большом избранном»

  • chey_tuflya
    Чей туфля? 24.11 в 09:32

    Забыл поблагодарить за знание темы и душевную статью. 

  • bitov8080
    prosto_chitatel 24.11 в 10:59

    А я послушала уже, и да, не знала такого исполнителя. Спасибо, Влад, большое

  • horikava_yasukiti
  • Arhitector
    Arhitektor 25.11 в 20:46

    Почему-то "французский шансон" не вызывает абсолютно никаких положительных откликов в душЕ и мозге. Субъективно это воспринимается даже более нейтрально, чем чириканье синиц на ветке, которое чем-то напоминает мне этот неперевариваемый "птичий французский язык". В общем, как говорится, принял, но не воспринял. Я лучше немецкого шансончика врублю, под названием "Рамштайн", а шлифану Шнуром и Нейромонахом Феофаном.)))