cp
Alterlit

НЮ

 «Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей, наказывается лишением свободы на срок от трех до шести лет». ( Статья 131, часть 1 Уголовного кодекса Российской федерации.)

Моя собеседница — человек в своем роде уникальный. Не внешне, конечно. Небольшого росточка, рыженькая, смешливая, довольно ладно сложена. Ежели исходить из моего личного убеждения, что некрасивых женщин вообще не бывает, то Людмила тянет на первую десятку. А уникально само ее деяние, то бишь, преступление.
Людмила по кличке Разбойница освободилась в июне прошлого года, отсидев на зоне пять лет по статье 131 УК РФ. И не девчонку-соперницу изнасиловала, что само по себе давно уже перестало шокировать, а своего одногодка, шестнадцатилетнего парнишку. И не как-нибудь «понарошку», а самым что ни на есть натуральным образом — «с полным проведением и завершением полового акта», как следует из обвинительного заключения. В отечественной судебной практике дело Людмилы было беспрецедентным, и, хотя суд был закрытым, подсудимая по праву стала «знаменитостью»
Людмила К. согласилась побеседовать со мной «за жизнь» и дала «добро» на публикацию нашего разговора.
— Люда, полиция сетует на то, что в последние несколько лет количество преступлений именно по «твоей» 131-й статье резко возросло. Каковы причины, как ты думаешь?
— А чего тут думать? В тюрьме, а особенно на этапах, пересылках, потом на зоне я получила крутое «образование» на данную тему и теперь твердо убеждена, что причины кроются в нашем беспросветном кретинизме в вопросах секса. И полными бестолочами в этом вопросе являются как раз пацаны, а не девчонки.
— Просвети, пожалуйста, почему, на твой взгляд, так?
— Почему? Да вот взять моего Кольку, потерпевшего. Пацан в полной силе уже был, онанизмом занимался до потери пульса, а девок как огня боялся. Ладно бы они от него шарахались, а то ведь липли, как мухи на говно. Ну, я его и решила обучить. Раздела, а постель завалила, чуть-чуть придушила, чтобы не дергался, не суетился, и трахнула. От души. Видел бы ты, какой он счастливый был...
— Ну и?..
— Ну, он тут же губы раскатал: давай, мол, еще? Я в тот момент тоже упыхалась вдрызг — и в отказ! А он давай орать благим матом, словно погремушку у него отняли. Дело-то на даче у него было: родители набежали, бабка. Короче, повязали меня. Бабка Колькина сдала, коммуняка трухлявая...
— Так уж и коммуняка? У пожилых людей свои принципы, свое собственное видение проблемы, и перестраиваться им поздно...
— Ага! Всю жизнь в телогрейках и кирзовых сапогах прошагали, светлое будущее строили, голую коленку мужу ни разу не показали. Слыхали. А детей им ветром в форточку, что ли, надувало?
Людмила задумывается на минутку, затем продолжает:
— Знаешь, у французов есть детская книжка о сексе, и обучать по ней детей начинают еще с детского сада. Не читал, грешным делом?
— Читал. «Энциклопедия сексуальной жизни для детей 4-13 лет» называется. Там несколько авторов, и один из них — президент Всемирной ассоциации сексологии, генеральный секретарь французского общества клинической сексологии, доктор Жильбер Торджман — ученый с мировым именем. Умная книжка. С картинками. Я ее, грешным делом, и сыну своему подсунул, когда тому четыре годика стукнуло. Благодаря этой книжке он четко уяснил, откуда дети берутся, и потом, в процессе взросления, уже не задавал мне никаких конфузных вопросов.
— Ну вот, видишь! Я бы рекомендовала эту книжку не только молодежи... И пусть прямо со страниц для четырехлеток начинают. Может, тогда дойдет, что женщину всегда и во всем уважать надо.
— А мужчину?
— Да ладно тебе, уел, называется. Говорю же, темная была. А кто меня просветил? Мать все время убеждала, что в капусте нашли, а у отца где-то классе в пятом попыталась выяснить, что такое контрацептивы, так он мне такой Содом с Гоморрой устроил — чертям, наверное, тошно стало; и проститутка я, дескать, и шалава подзаборная... Задницу ремнем исполосовал: неделю на уроках стоя сидела... А что я такого у него спросила? По «ящику», блин, день и ночь про всякие «олвейзы- олдейзы», презервативы и контрацептивы крутят, а он — шалава, проститутка... 
— Погоди, Людмила! Зачем было провоцировать родителей, когда наверняка в твоей же школе был такой предмет: «Этика и психология семейной жизни»?
— Ага, был... Училкам этот предмет поначалу как дополнительные часы навязывали, чтобы подзаработать, а теперь и вовсе из перечня обязательных предметов вывели. Нынче его преподают в свободное от уроков время. Кому, скажи, охота торчать в школе после занятий? Да и сами училки в этом деле ни хрена не волокут. Наша биологиня в девятом классе, бывало, жует-жует резину о личной гигиене девочки, а задашь вопрос: как у нее самой насчет оргазма, сразу краснеет, пулей из класса вылетит и бежит директрисе жаловаться. Целка-подпольщица, блин! Четырех мужиков сменила, а прикидывается дурочкой нецелованной... У нас ведь этот предмет раздельно велся, без мальчишек, так чего ж, как говорится, между нами, девочками-то, не пооткровенничать.
— Люд, ты меня все дальше и дальше уводишь от заданной темы. Мне бы твое мнение о преступлениях по сто тридцать первой статье узнать. Как с насильниками-то бороться?
— А я тебе о чем толкую? Учить надо всех. И пацанов — в первую очередь. Совершенно ни к чему кидаться на бабу в кустах или в темном подъезде, рвать одежду, бить по морде, душить. Увлеки, приласкай — сама даст.
— Ну уж и сама?...
— Отвечаю! Бабе это дело как хлеб нужно. Только не нахрапом надо, а с лаской, со словами всякими нежными. И не кидайся, как вшивый в баню, имей терпение. А коли уж совсем приперло, то руки-то на что дадены? Отвали в сторонку и поработай руками... На бабьих зонах в ходу поговорка: «Попробуешь пальчика, не захочешь и мальчика» К мужикам это тоже относится. Чего на дураков-то косить, невинными прикидываться: почти все: и девки, и мужики время от времени онанизмом, мастурбацией занимаются. Солдаты в армии, матросы на кораблях, зеки и зечки на зонах. Врачи советуют. Если бы все знали, как выйти из сексуального ступора, не кидались бы насиловать девок и баб. А для взрослых я бы ликбез открыла по всей стране. Вот, скажем, бабушки и дедушки шипят, плюются, что по телевизору порнуху кажут. Где-то я согласна: какая на хрен порнуха, в смысле, эротика в ток-шоу «Про это»? Сплошное убожество и пошлятина. А показывали, к примеру, «Плейбой», «Пентхауз». Балдежно, красиво и умно. Этим бабкам с дедами никто не запрещает «Тропиканок», «Диких Роз» всяких, «Семейные узы» и прочую пургу несусветную смотреть с утра до ночи. Не хрена и нам запрещать смотреть то, что нам, молодым, хочется, и что, кстати, нам только на пользу будет. А то вон, в Госдуме, уже колготятся придушить помаленьку видеокассеты, журналы эротические. Народ, дескать, требует. Какой народ, откуда? Где они его, депутаты наши, народ тот видели? Даже кучка закомплексованных столетних импотентов и «железных бабушек», что с пионерскими флажками по митингам тусуются и орут, чтобы запретить любовь — это еще не народ. Люди, конечно, но не народ. Не им же, блин, детей рожать, державу в цивилизацию тащить. Так пусть не мешают нам получать свое удовольствие. Хорошее, здоровое потомство рождается не от запретов, а от наслаждения.
— Ну ты, Люда, и разошлась...
— Не одобряешь?
— Как тебе ответить... зациклилась ты на бабушках, будто они и есть источник всех наших бед. Пожалела бы старушек. Неизвестно ведь, что ты сама запоешь, когда старенькой станешь.
И еще вопрос. Из чистого мужицкого любопытства, так сказать... Не встречала после освобождения своего потерпевшего?
— Встречала. Каждый вечер встречаю, каждое утро провожаю.
— ?
— Замуж я его взяла. Через месяц после зоны расписались. Он как с момента совершения моего преступления «завис» на мне, так за все пять лет ни на одну девку не глянул. Письма писал мне на зону, насколько раз приезжал на краткосрочные свиданки. И охота была ему, бедному, таскаться ко мне за тысячу верст, чтобы только поглядеть на дуру-бабу. Мне все зечки на зоне и сотрудники колонии завидовали. Говорили, держи малого при себе, не прогадаешь... А мужик из Кольки получился стопудовый, в смысле, — настоящий мужик, такое наслаждение в постели доставляет: полный улет. Во, обучила-то! 
— Значит, ты, Людмила, считаешь, что изнасилование, одно из самых тяжких преступлений против личности, можно свести на «нет» посредством солидного сексуального образования?
— Убеждена в этом. Но не только в образовании дело. Мне думается, нам нужны в нашей стране легальные публичные дома. Чем снимать путанок на вокзалах и в гостиницах, не лучше ли пойти культурно в «веселый дом»? И от СПИДа будешь гарантирован, и от другой прочей заразы. Все равно с проституцией бороться бесполезно, хоть удавись семьдесят три с половиной раза. Что сейчас государство имеет от путанок? Сплошной хрен без масла! А в лицензированных публичных домах они бы и налоги платили, и юных кобельков по сходной цене обслуживали: в те моменты, когда весь разум ниже пояса опускается. Согласен?

От автора. Отбив на «клаве» последнюю точку в этом разговоре, я вдруг почувствовал его незавершенность, именно так: не разумом осознал, а почувствовал, надо сюда еще что-то добавить.
Звоню знакомой учительнице математики из соседнего с моим дома. Прошу меня принять минуточек на несколько. Читаем. Откладываем рукопись. Молчим, довольно долго молчим.
Я жду реакции педагога. Свою-то собственную реакцию я знаю. В данный исторический момент никому она не интересна, потому и молчу. Мне, край головушки, важно выслушать мнение специалиста. Наконец Валентина Андреевна (любое совпадение совершенно случайно, понеже учительницу на самом деле зовут иначе. — В. К.), солидная дама, имеющая в наличии двух внуков, задорно сверкает чудесным образом помолодевшими глазами и выдает:
— А ведь молодец девчонка! Как это она: «хорошее, здоровое потомство рождается не от запретов, а от наслаждения». Право, молодец!
Конечно, не по всем позициям Валентина Андреевна согласилась с Людмилой, но, как человек мудрый, приняла информацию к сведению. И рассказала мне кое-что о пресловутой «Этике и психологии семейной жизни». Том самом учебном предмете, который фактически так и не прижился в школе. Дали тогда, в пору разгула демократии, учителям, согласившимся добровольно вести сексуальное воспитание подрастающего поколения, пробное учебное пособие, методичку 1984 года выпуска, в которой речь шла исключительно о дружбе и взаимопонимании в коллективе между мужчинами и женщинами, о высоком моральном облике строителя коммунизма. Обрыдаешься со смеху, пытаясь пристегнуть естественное половое влечение к грандиозным задачам и великим свершениям какой-то там очередной пятилетки ускорения и качества...
В общем, похихикавши, мы с Валентиной Андреевной и пришли к выводу, что лозунг, выдвинутый когда-то вождем мирового пролетариата: «Учиться, учиться и еще раз учиться!» (за точность цитаты не ручаюсь, подзабыл уже за давностью лет. — В. К.) актуален и сегодня. Только вот знать бы, чему в первую очередь учиться? А напоследок солидная дама Валентина Андреевна рассказала анекдот в тему:
Мальчики из 7-в пишут записочку девочкам из 7-а: «Приходите после уроков за школу целоваться».
Приходит ответ: «Если будем только целоваться, то пишите девочкам из 1-а.»
Смешно? Да, чуть не забыл. Людмила К. мне ведь тоже напоследок кое-что сказала. Вот ее слова: «Мы с Колькой через годик собираемся начать рожать детишек. Пять штук пацаняток планируем. Балдежное это дело — пацанятки!»

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 34

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют