cp
Alterlit

Роман с бетонными тапочками

Возвышенная в своей любви к искусству, Леночка мечтала о романтической встрече с мужчиной, разделяющем ее любовь к прекрасному.

Он мог быть грубым внешне, разбрасывать свои носки по дому, забывать смыть воду в унитазе, жевать на ходу, рассыпая крошки повсюду... но однозначно - ценителем прекрасного. В том числе и Леночки. А еще лучше – творителем прекрасного.

Но мужчины ей попадались неподходящие. В голову к 30-летней Леночке уже прокрадывались мысли, что она живет в неправильный век, в котором мужчины предпочитают компьютерные игры или даже спорт, а интеллигенция вообще умирает.

Например, ярый футбольный болельщик, вгрызшийся в свой отвратительный по эстетичности шарф с надписью "Спартак", душевно ранился после того, как она отнесла на свалку этот шарфик, и тут же бросил ее.

И к лучшему, подумала Леночка. Ведь выбирать между ней и шарфом — это гораздо оскорбительней, чем предпочесть ее тонкую натуру толстому коту, который разбил ее любимую вазу. Тогда, вроде бы, более-менее подходящий учитель музыки отказался отдать кота в приют.

Такой вазы у Леночки больше не было. Ее сделал один залетный керамист, который отправился в далекие странствия, оставив влюбленной Леночке след от своего никотинового парфюма и дырку от сигареты в старом диване.

Но диван - ладно, можно простить творческой личности. Личность этого керамиста тоже можно было простить. Он не мог жить с одной музой, ибо чтобы пришло вдохновение требовались новые впечатления.

Но какая была ваза... Такой у Леночки больше не будет. И никто ее больше не будет называть музой.

Наступал Новый год. А у Леночки уже не оставалось надежды на что-то хорошее.

Не оставалось и Эдуарда, которого уволили за пьянки, и который, зачем-то, решил за это отомстить Леночкиному унитазу. Точнее, мстил он своему работодателю, пытаясь смыть в Леночкин унитаз свою рабочую футболку.

Ненавистный Эдуарду рабочий аксессуар с трудом смылся в водных безднах канализации частного дома Леночки, и сам Эдуард после этого смылся от Леночки, потому что она добавляла ему стресса, заставляя прочистить унитаз.

Новогоднюю ночь ей предстояло провести одной, но это было еще полбеды. Футболка Эдуарда решила усугубить ситуацию. Можно было, конечно, как-то обойтись без санузла, наши предки же выживали без канализации. Но на дворе 21 век, и Леночка не имела необходимых навыков.

И тут на ее жизненном пути обозначился брутальный мужчина.

Спасать ее комфортный быт согласился только один сантехник. Пришел на помощь в последний день старого года. Нужно сказать, что идти на помощь он не торопился. Обещался к трем, пришел к шести.

Ввалился в ее квартиру вместе с запахом салата «Оливье», объяснив свое опоздание тем, что на предыдущем заказе хозяйка пригласила его к праздничному столу.

Леночка, глядя на это лохматое и не в меру стройное существо, решила, что на месте предыдущей хозяйки ни в коем случае не кормила бы этого мужчину. Хотя… Кто знает, зачем женщины вызывают в праздничные дни сантехников. Не у всех же унитазы забиваются футболками бывших.

- Что у вас тут? - деловито спросил сантехник и, не снимая грязноватых ботинок, прошел в дом. - Кстати, можно перед работой сходить в ваш туалет? - бесцеремонно спросил он.

Леночка возмутилась такой наглости, но только про себя. Внешне она всегда старалась оставаться спокойной и возвышенной.

- Можно только после работы! - холодно сказала она.

- Ладно, - вздохнул сантехник. - Показывайте.

По его виду Леночка поняла, что она ему категорически противна. Что, впрочем, было взаимно.

- А, ну, так сразу бы так и сказали, - мерзко-недовольное лицо сантехника сменилось в чем-то приятной улыбкой.

Леночку это ничуть не тронуло. Первоначальная рожа мужчины глубоко засела в ее памяти.

Сантехник постоянно болтал. Рассказал, что ей повезло, что он согласился прийти в предновогодний вечер. Рассказал о дорогих инструментах, с которыми может сделать все, что захочешь. По пути предложил поприсутствовать при его работе, чтобы было понятно, какая эта работа ответственная.

Но наблюдать за процессом Леночке не позволяла природная брезгливость. Сославшись на важные дела, она оставила сантехника наедине с унитазом.

- Надо же, - не прошло и десяти минут, как громко воскликнул сантехник, перепугав Леночку, которая тонкими пальчиками набирала в телефоне сообщение виртуальному Пабло, который был любителем Пикассо.

С Пабло она переписывалась уже больше месяца. Он ей казался интересно-загадочным, но вызывал некоторые подозрения. Как-то перепутал "Девушку, бросающую камень" с "Фигурами на пляже". А ведь писал, что Пикассо - это его любимый художник...

- У вас тут прямо абстрактный образ Рихтера, - продолжал орать из туалета сантехник.

Леночка оторвалась от виртуального Пабло и замерла. Ее сердце забилось с бешенной скоростью. Взволнованность коснулась ее пухлых губ, спустилась по изящной шее к мягким грудям, и ниже...

- Вы мне сразу скажите, что вы еще в унитаз запихивали, - в комнату зашел сантехник, держа в одной руке ведро, а в другой - ту самую мерзкую футболку, которой наградил Эдуард Леночкин унитаз.

В таком мокром и помятом виде по цветовой палитре футболка действительно была похожа на картину Герхарда Рихтера "Абстрактный образ". И только творческая душевная организация могла заметить это сходство.

Леночка растерялась.

- Просто нужно знать, вылавливать еще что-то, или достаточно, - уточнил сантехник.

- Больше там нет ничего ненужного, - выдохнула Леночка. - Чаю хотите? - осторожно спросила она, и в срочном порядке начала вглядываться в грубые пальцы мужчины, надеясь не обнаружить там обручальное кольцо.

- Я, вообще, только недавно после «Оливье», но от чаю не откажусь, - широко и мило улыбнулся сантехник.

Чуть позже он втягивал в себя горячий имбирный напиток и причмокивал. Леночка любовалась своим счастьем и ей не терпелось узнать, какими еще творческими личностями увлекается Роман.

- Печенья или чего-то к чаю нет? - трогательно-нагло спросил мужчина, и пояснил, что чай в его понимании идет в комплекте со сладким.

Леночка покраснела. Сладкое в доме она не держала, чтобы не соблазняться. Но пообещала к новогоднему столу приобрести булочек.

- Это что, намек, что ли? - чуть не поперхнулся чаем Роман и тоже покраснел.

- Не прямо так… Просто не хочется расстраивать хорошего человека, - поспешила оправдаться Леночка, ведь ей не хотелось выглядеть женщиной легкого поведения. - Вы так тяжело трудились... - она томно посмотрела на него.

- Это, да, - Роман сделал еще один глоток.

Выяснилось, что сантехник работает в праздничные дни от одиночества. Планов на новогоднюю ночь у него нет, и он согласен составить очаровательной хозяйке спасенного унитаза компанию.

Пока Роман побежал переодеваться, Леночка постаралась постараться с булочками.

Ровно в девять ноль семь в дверь позвонили. Причесанный Роман стоял перед ней в неприлично деловом костюме и с букетом петрушки. Это выглядело трогательно и неординарно. Творческих личностей в костюмах она раньше не видела.

Роман пояснил свою петрушку практичностью и еще подарил даме коробку, наспех, завернутую в помятую оберточную бумагу. Градус трогательности зашкаливал.

Леночка смущенно взяла подарок и чуть не упустила его на пол. Коробка была тяжелая.

- Кирпичи, что ли? – непроизвольно вырвалось у нее.

- Не то, чтобы… - смущенно пробормотал Роман, подхватив коробку. – Давайте ее под елку, а ровно в полночь откроем, - предложил он.

Леночка еще больше заценила мужчину. Ровно в полночь, несомненно, будет очаровательней.

Правда, елки не было, была только большая драцена. Но Роман одобрил это дерево в качестве новогоднего. И еще больше удивил Леночку, вытащив из кармана пакетик с блестящим дождиком, и украсив им драцену.

Атмосфера становилась все праздничней. Давно у Леночки не было настоящего Нового года. С парнями она умудрялась расставаться раньше, а друзей у нее было мало, и те семейные.

Ровно полночи еще было время, и Леночка снова предложила чаю.

- С булочками, - уточнила она, заметив удивленные брови Романа. – Все так спонтанно, я же ничего не готовила, еду заказала из кафе. Пока только чай. Простите уж, - виновато опустила глаза она.

К чаю уже все было готово. Булочки она, на всякий случай, не купила, а быстренько испекла сама. Наверняка мужчины это ценят больше.

- Тю ты, три тысячи... - заныл Роман после первого укуса, и что-то выплюнул. - А говорили, материал хороший, - нахмурился он.

Леночка сначала не поняла, почему ее булочки оценили на три тысячи, а потом сама попробовала одну откусить. Сразу же пообещала Роману дать контакты хорошего стоматолога.

- А там сколько пломба стоит? - уточнил Роман и сказал, что больше трех тысяч платить не готов.

В общем, что-то в нем было. Леночку все равно за булочки похвалил, пообещал свести ее со своей мамой, та научит готовить.

Уже с семьей знакомит! Восторгалась про себя Леночка, глядя, как Роман макает булочку в чай, и ждет, когда та размякнет.

Как она себе и представляла свое счастье, мужчина был брутальным, и где-то внутри него была та самая тяга к прекрасному. О которой не терпелось Леночке поговорить.

Потом привезли еду из кафе. Роман сказал, что в доме все равно не хватает новогодней атмосферы и предложил Леночке украсить дом.

- А у меня ничего нет, - растерялась Леночка.

Ну, правда, зачем ей что-то, если последние несколько лет Новый год ее разочаровывает?

- Не страшно! – бодро заявил Роман. – Газеты есть? Сейчас гирлянды и снежинки вырежем.

Знает, как вырезать снежинки! Загорелись глаза у Леночки. А снежинки-то – это удел творческих личностей. Правда газет у нее не нашлось, а салфетки уже были красивыми.

Зато была целая библиотека мировых классиков. Не успев получить одобрения от хозяйки, Роман вытащил первую попавшуюся книжку, и предложил превратить ее в декор.

Леночке впервые за этот день стало дурно. Отказать сияющему Роману она не решилась. Тот был так вдохновлен, что обрезать ему крылья не хотелось. Он же – творческая личность, если вдохновение уйдет, то впадет в депрессию.

Ладно, подумала Леночка. Может, он не любит Филдинга. Глядя, как Роман ловко разделывает новенькую, ни разу не открытую книжку, Леночка приходила в себя.

Снежинки получились корявыми и малоажурными. Но предъявить претензию по этому поводу Леночка не посмела. Творческая личность так видит, значит, нужно принять этот факт. В конце концов, осудить можно и творчество Рихтера. Не все понимают. А много ли людей вообще знают о таком живописцу?

А тут живой сантехник, который в курсе. Генри Филдинга, конечно, было жалко, она так его и не прочитала. Мог бы взять другую книжку, например…

Леночка осматривала свою библиотеку, пытаясь найти что-то, что ей было не жалко. Мало ли, вдруг Роман решит еще какие-нибудь новогодние оригами сделать.

Но практически все книжки были нечитанные. А те несколько, который она начинала читать – недочитанными. Что поделаешь, творчество художников она любила больше.

Подкупало в Романе и то, что он сам все делал. Не дергал ее, дескать, давай, ножницы в руки, вырезай. Ему хватало и того, что она принимала участие в беседе.

Леночка уже знала, что у Романа есть два брата и три сестры. Родители живут в деревне, на море не ездят, потому что рядом пруд, а у них хозяйство. Что в женщинах он ценит искренность, а ему попадаются меркантильные. Что он планирует заняться своим делом, но еще не нашел каким. Что сантехника – это не его призвание, но он может все.

Леночка слушала и все ждала, когда же начнется разговор о возвышенном. Хотелось обсудить квадрат Малевича и цирк Миро. Или того же Герхарда Рихтера, Леночка мало о нем знала.

- Все, теперь можно праздновать, - радостно сообщил Роман, приколов к шторе последнюю снежинку.

А потом развернулся и споткнулся о свой подарок. Леночка в шоке смотрела на коробку. А ведь у нее нет подарка!

- … - некультурно выругался Роман.

Его можно понять. Никакая интеллигенция не выдержит боли сломанного мизинца.

- Может, скорую? – все-таки решила спасти Романа, а не его подарок, Леночка.

- Заживет, - выдохнул Роман. – Еще их с пальцем в новогоднюю ночь беспокоить.

Чай Леночка предлагать не стала. Не хотела травмировать еще один зуб. Редких творческих мужчин нужно беречь.

Предложила напиток покрепче. Когда пили, все-таки решила поговорить о великих художниках.

- А у вас кто любимый живописец? – спросила Леночка, делая глоток игристого.

Роман проглотил свое залпом и задумался. Леночка представляла себе в каких культурных дебрях бродит сейчас сознание Романа. Сложно ведь отдать предпочтение одному художнику, их так много талантливых…

- Вот, у нас стену в садике разукрашивать Катька приходила, вот она живописец, - мечтательно проговорил Роман. – Таких лебедей и реку нарисовала, что дети лбами туда пытались нырять. Вот это талантище.

- Дети лбами? – озадачилась Леночка. – Зачем так?

- Так натуралистично и обманчиво, - пояснил Роман.

- И что с детьми? – взволнованно спросила Леночка.

- А кто их знает? История умалчивает. Выросли, вероятно, - пожал плечами Роман. – Стену жалко только. Пришлось какому-то неумехе там камыш дорисовать. Испортил всю картину.

- Досадно, - вздохнула Леночка, уже почти забыв о сути своего вопроса, но опомнилась. – А с великими живописцами, что? – еще раз уточнила она.

- А кто их знает? – задумался Роман. – Тоже, наверное, выросли.

Леночка опешила, а потом засмеялась. А мужчина не такой простой, как кажется. Чувство юмора ко всему прочему есть. Хотелось, конечно, узнать о предпочтениях Романа, но тут начал вещать президент. Леночкин гость оживился, и снова наполнил бокалы.

- Желание загадываем, - шепнул он, когда начали бить куранты.

Мужа! Сразу же возникло желание в голове у Леночки и от волнения она не смогла добавить критерии, которым он должен был соответствовать. Но Роман под них уже подходил.

Потом они выпили на брудершафт и Роман ее нежно поцеловал в руку. Ну, все, растаяла Леночка. Именно о таком мужчине она мечтала всю жизнь.

Потом Роман подскочил и вытащил из-под елки-драцены свой подарок. Леночка с ужасом поняла, что ответить ей нечем. Хотя…

От предпоследнего бывшего у нее остались вполне почти новые тапочки. Чтобы не смущать последующих бывших, она их спрятала. Ждали они лучшего часа. И, кажется, именно сейчас он и настал.

Леночка верила, что к тапочкам когда-нибудь приложится муж. Но в предыдущих кандидатах она не была уверена.

- Постойте, - Леночка изящно встала и побежала в комнату.

По пути придумывая, во что бы можно было завернуть тапочки, чтобы они смотрелись эффектнее. Но ничего не придумалось. И тут ее озарило. Зачем брутальному мужчине подарочная упаковка? Достаточно перевязать лентой. Пусть это будет и изолента.

Рулон изоленты у нее оставил любитель толстого кота. К счастью, Леночка его не выкинула вместе с любителем кота. Место он много не занимал, вазы не бил. В отличие от кота.

И вот она уже протягивает брутальные тапочки, перемотанные изолентой, озадаченному сантехнику.

- Это мне? – растерялся Роман, а Леночка быстро-быстро закивала. – А это – вам.

Роман протянул ей коробку. И Леночка, чтобы не показаться слишком расчетливой женщиной, с которыми так не везло Роману, аккуратно взяла пальчиками воздушную с виду коробку и тут же упустила ее.

Роман не успел ничего сделать, а культурная Леночка уже некультурно выругалась.

- Да, что же у вас там? – со слезами на глазах спросила она. – Кирпичи, что ли? – снова предположила она.

- Нет, бетон, - виновато ответил Роман, и открыл коробку.

В обувной коробке лежала бетонная обувь. Тапочки… Леночка не могла скрыть своего удивления.

- Увидел в интернете, - Роман снова расцвел. – Мне показалась идея интересной. Тапочки – горшки для цветов. Сам сделал. А у вас свой дом, можно как декор в саду использовать.

- Очаровательно, - выдавила из себя Леночка.

Тапочки были, конечно, таким себе посредственным арт-объектом. Но если творческая личность это изготовила, то, возможно, это претендует на шедевр.

Роман тоже оценил свой подарок. Сказал, что тапочки ему еще никто не дарил.

- Это так по-семейному, - почти всплакнул он, шевеля пальцами ног в недрах мягких тапочек.

Леночка тоже не могла сдержать слез. Ее бетонные тапочки, кажется, отбили ей мизинец. Тот противно ныл и даже распух.

Роман, увидев слезы на глазах у нежного создания, поинтересовался:

- Вам мои тапочки не понравились?

- Не то, чтобы, - всплакнула Леночка.

Ради дамы Роман согласился поехать в травматологию. Конечно, не хотелось с такими пустяками беспокоить медперсонал, но мизинец дамы был важнее всяких предрассудков. Заодно и свой показал.

Первый день нового года Леночка с Романом доедали черствые булочки и скакали по Леночкиному дому с перебинтованными ногами. У обоих было по перелому.

Мягких, уже Роминых, тапочек хватило на двоих. После выздоровления Роман обещал купить Леночке новые – женские.

1 января Леночка все же решила выяснить, кто из художников больше всего импонирует Роману, кроме Катьки, которая разукрашивала стену садика.

- Да, я в них особо не разбираюсь, - невозмутимо заявил Роман.

- А как же Рихтер? – растерянно спросила Леночка, не зная, как воспринимать заявление Романа, возможно это опять шутка…

- Рихтера я увидел у той тетки, которая меня перед вами «Оливье» кормила, - улыбался Роман. – У нее на стене какая-то размазня висела. Я думал, внуки у нее балуются, а оказалось, что Рихтер. А тут и у вас футболка такого же цвета в унитазе. Кстати, может на «ты»?

Такого разочарования Леночка никогда в жизни не испытывала. Роман ни в литературе не был специалистом, ни великих художников не знал.

Но желание уже было запущено во Вселенную, а бок Романа так уютно располагался рядом, что Леночка решила попробовать. К тому же бетонные тапочки удачно прижимали отвалившуюся доску на крыльце. Роман обещал весной починить.

Значит, хороший мужчина. Все-таки, творческий, как Леночка и хотела. Творил все по дому. А это для жизни лучше, чем голая творческая возвышенность.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 10
    5
    89

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.