cp
Alterlit

«СМЕТАНА ПОДАВЛЯЕТ ВОЛЮ ЖЕРТВЫ»

...Человек смотрел на селёдку под шубой, как девочка на кобру.
— Я не буду ЭТО есть.
— Почему?
— Она живая.
— О чём ты? Она уже давно померла и засолена.
Гость мнётся. Я сразу понимаю, отчего учившиеся в Москве вьетнамцы жарили селёдку, распространяя по общагам тошнотворный запах. У них спокойно едят сырую рыбу, но вот сырая солёная — им непривычно. Эдакое извращённое сашими. Дипломат из Малайзии, которого я угощал в ресторане русской кухней, так и не смог себя пересилить. Мне всегда забавно смотреть, как иностранцы пробуют привычные нам, но экзотические для них русские блюда. Кому-то ужаснейше нравится с первого укуса, а кто-то горестно всю командировку в дремучую Россию исключительно на суши и гамбургерах держится.

Кстати, на удивление, зловещую селёдку под шубой не только в Азии, но и в Южной Европе местные жители считают творением демонов. Ладно ещё азиаты, у них вкус специфический. Однако же, я наблюдал и вполне себе итальянцев с греками, кои при виде популярного у нас салата крестились и чуть ли не норовили полить его святой водой. «Шуба» заходит в основном скандинавам, их селёдкой не испугаешь — да и говорят, корни сего салата, появившегося в СССР в семидесятых годах, шведские либо норвежские. «Вот ты сам подумай», — сказал мне японский журналист в Таджикистане, говоривший по-русски, как мы с вами. — «Это жертвоприношение. Мёртвая солёная рыба погребена в майонезе, среди картофеля, моркови и яиц. Наверное, ваши языческие предки приносили это злым богам». Я в ответ патриотично наехал на суши, но в глубине души задумался.

Безусловный лидер — оливье. И с колбасой, и с курицей, и с мясом. Он завоёвывает желудки гостей России не глядя, делая их своими жалкими рабами, аки самая прекрасная в мире голая фотомодель. Оливье на моей памяти безумно восторгались китайцы, хотя сперва приступали к поглощению осторожно, ожидая подвоха. Ему поклонялись немцы, англичане и индусы. Кто-то хотел меньше майонеза. Кто-то предпочитал курицу вместо колбасы. Но покорены были все. Повар Люсьен Оливье, чьё изобретение мы постоянно вкушаем на Новый год и вне него, находясь в раю (ибо куда ещё он мог попасть?) чрезвычайно доволен. Почему? О, есть маленький секрет. Оливье под названием «русский салат» широко распространён во всём мире. Аж в горах Непала встречал. Но НИГДЕ его не готовят правильно. В Испании это было кулинарное чудовище из картошки, моркови и болгарского перца. В Германии — тупо картофель, йогурт (!) и свинина. В Польше вообще что-то страшное, символизирующее тьму угнетения поляков Российской империей. Иностранцы едут в Россию, ожидая сущее убожество, а им приносят майонезное счастье с курицей. Надо Байдену тайком оливье прислать, глядишь, вкусит и душой подобреет.

Как ни странно, неоднозначны мнения про борщ. Да, армия фанатов многочисленна — я лицезрел семью пакистанского дипломата — его самого, жену и дочь, каковые целой группой без зазрения совести страстно отдавались борщу. Конечно, они заказывали его с говядиной (по причине мусульманства), и когда к супу полагался чёрный хлеб и сало, с умильной кротостью просили таковые не приносить. Пакистанцы кушали борщ зажмурившись, улыбаясь и чмокая, и не уставали от него никогда. Далее, я наблюдал, как девушка, работник китайского посольства, первый раз в жизни ела борщ. Сначала её напугало, что он красный. Она долго не решалась притронуться — видимо, боясь, что сие кровавый суп вампиров из Трансильвании. Но едва слизала чуть с ложки — всё, её было не остановить. Она готова была нырнуть в борщ, и плавать в нём — тем паче, что китайцев сало не смущает. Странно, но борща побаивались отдельные встреченные мной американцы. Даже в комедии «Полицейская академия: миссия в Москве» есть момент, где коменданта Лассарда угощают борщом, а тот выливает деликатес в мусорку. Нет, Лассарда после этого не убивают — хотя и не сомневаюсь, что желание возникло у всех.

Несомненный хит наравне с оливье — блины. О, они сражают заграничных гурманов поголовно, особенно вкупе с красной икрой и со сметаной. Я знавал людей из Китая и Франции, повернувшихся на блинах. Они потом жить без них не могли, а масленицу считали сошествием на землю ангелов. Кстати, о лососевой икре. С чёрной-то понятно — нынче она деликатес, стоящий чуть менее, чем до хрена. Но и по красной мнения у иностранцев сумбурны. Жена малайского дипломата в сыром виде икру есть пугалась, и пыталась сварить её или запечь. Естественно, получился ужас ужасный. Европейцы широко осведомлены о люксовой осетровой икре, лососевая же есть у финнов, но не так, чтобы повсеместно. Совсем недавно я встретил американскую (!) красную икру в гордой Литве — нашу, как я понимаю, они по причине излишней любви к нам не покупают. «И как?» — вежливо осведомился я. «Как дерьмо собачье» — не менее вежливо ответили мне. Казалось бы, лосось есть везде, и удивлять он особо не должен. Но и в Азии, и в Европе к икре отношение настороженное. Да, могут попробовать типа варварский деликатес, но чтобы вкушать её постоянно на праздники как обязаловку, тут абсолютно Боже упаси.

Повальную любовь азиаты испытывают к сметане. Это, безусловно, продукт далеко не только русской кухни, но она вызывает у граждан стран Азии дичайший расколбас. Вероятно, потому, что в Китае или Японии всякие молочные штуки не были приняты исторически — наверняка там животных съедали так быстро, что не успевали их подоить. Я недавно спросил на встрече выпускников советских вузов в Бангладеш — что им больше всего запомнилось из русской еды? Все, не думая, назвали сметану. Она божественна и жирна. Она обволакивает рот, подавляя волю жертвы к сопротивлению. Её хочется ещё и ещё. Люди рассказывали об этом так вкусно, что я еле дождался возвращения домой через две недели, ибо все мои мысли заняла сметана. Я бы не сказал, что она у нас такая особенная, но похвальбы в адрес русской сметаны я слышал от японцев, корейцев (кстати, те добавляли в неё перец чили), бангладешцев, индийцев и ланкийцев. Европейцы же нашу сметану никогда в числе любимых предпочтений не называли, подло игнорируя её вкусность, и обращая взоры в адрес продукции из Финляндии, Франции и Швейцарии. 

Под конец скажу, что существует один русский продукт, по которому сходятся абсолютно все, и противники, и сторонники России. И те, кто любит борщ, и те, кто его ненавидит. Обожатели лососевой икры и её враги. Догадаться тут в принципе будет довольно легко.

Это водка.

Георгий ЗОТОВ.

P.S. И вы знаете, это ещё не всё. Самое страшное мы припасли напоследок. 

#новые_критики #русская_еда #селедка_под_шубой #оливье #борщ #блины #икра #сметана #водка

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 24
    16
    6271

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • ivan74
    Tenkara 17.11 в 23:04

    Не знаю, как сейчас, но еще несколько лет назад американской красной икры и в России было завались. Практически вся, что в железных баночках - покупалась мороженной на Аляске, там ее не жрут. Да и в развес по всей России ее было полно, с понтом "камчатская" или "сахалинская".  

  • bastet_66
    bastet_66 18.11 в 06:59

    Автор так вкусно описал наши традиционные блюда, аж слюнки потекли. Сразу чувство патриотизма взыграло. Понимаю, что в любой стране найдется, чем удивить взыскательных туристов, но упомянутые в статье блюда выше всяких похвал. А под водочку непременно кстати будут и шуба, и оливье, да и борщ горячий, наваристый.

  • YaDI
    ЯДИ 18.11 в 12:52

    как по мне, красная икра с бленаме - аццкий изврат, ибо только на свежий белый хлеб со сливошным маслом и запивать сладким чаем

  • Karakum
    Karakum 18.11 в 14:38

    Признаю за автором талант рассказчика и тема реакции иностранцев на «наше все» благодарна и интересна читателю, вроде такого чего-то: «Ой, а что же это про нас, сирых и убогих варваров, думают господа в цивилизованном мире». Я вот срать хотел что думают, а что не думают. Нам надо думать о том, что мы сами о себе понимаем и знаем. Но это к слову. По сабжу — кишкоблудная тема одна из самых низких и пошлых. Имхо.

  • tasha1963
    Наталья Колмогорова Сегодня в 13:52

    Вкусно написано)