cp
Alterlit

Мальчишник в окрестностях Вегаса

Дружить в наше время становится все труднее. Жизнь не просто разбросала, а хлесткими поджопниками катапультировала в диаметрально противоположных направлениях земного шара.

География разлёта друзей оказалась такой: Дубай (эмират Дубай), Бостон (штат Массачусетс), Рочестер (графство Кент), Москва (столица нашей Родины), поселок Безмеин (Ахалский велаят), и наконец — Беднодемьяновск (Пензенская область). Причем самые состоятельные и зажиточные из нашей компании живут именно в двух последних. Для конспирации.

Ведь от места жительства очень сильно зависит попросят ли у тебя в долг. Живёшь в Эмиратах — значит купаешься в нефтедолларах, кадиллаки меняешь каждые две недели, а поэтому просто обязан занять другану тысяч этак несколько. И желательно — без отдачи.

Но если ты другу говоришь: «Да, у меня все нормально. Живу хорошо... в Беднодемьяновске», его первой реакцией будет: «Может тебе чем помочь?».

Человек незнающий, чисто по названию, подумает — ну что такое Безмеин? Затеряный в песках Каракумов буранный полустанок. И живут там одни дервиши в пыльных рубищах, которые питаются исключительно насваем.

Ан нет! Этот цветущий пригород Ашхабада по праву называют туркменской Рублевкой. А спрашиваешь этого типа: «Владик, у тебя хоть компьютер есть?». Он горестно так отвечает: «Компьютер есть, но к интернету не подключен. Я же в Безмеине живу». Все вопросы с заёмом денег сразу отпадают.

Ну а про дальне-зарубежных и говорить нечего — в мире циничного чистогана и оголтелой жажды наживы нет места и времени на дружеские сантименты. Вечная погоня за сверхприбылью в виде соц-пособий ожесточила их мохнатые сердца.

Так что, как видите, дружеское общение было затруднено до крайности.

Насмотревшись «Мальчишников в Вегасе» решили устроить свой. С блэк-джеком, но без фанатизма. Потому как двое деревенских олигархов в свое время намотали на винты столько венерических водорослей, что один стал убежденным холостяком, а второй не изменяет жене вот уже 13 лет.

«13 лет, 5 месяцев и 14 дней» — глубокий горестный вздох.

Поскольку вышеозначеные блюстители нравственности и являлись спонсорами грандиозного проекта, падшие женщины были вычеркнуты из культурной программы так яростно, что аж порвалась бумага.

Где собираться? Ну что за вопрос? А где у нас центр Европы, да и всего мироздания? Конечно — в Москве!

Да, да, это раньше центр Европы был в Казани. А теперь специальным постановлением его перенесли.

Время проведения слёта тоже ни у кого не вызвало нареканий. 10 дней новогодних праздников — идеальное время для сплочения и укрепления настоящей мужской дружбы.

Московский обзавелся такой бесчисленной оравой детей, что даже по телефону говорит сюсюкающим голосом: «Алё-алюшеньки! Здравствуй, Гришенька, здравствуй родненький! Мальчишник? На десять денёчков? Тогда записывай: "Джек Дэниэлс", сигары, бильярд, коньяк, стриптиз, косяк, казино, а потом можно и по... Вычеркнули? Хуёвенько!».

План был разработан заранее, ещё в сентябре. И участники предстоящего мальчишника стали предвкушать, представлять и фантазировать на тему: «Как это будет!».

Ведь во всех фильмах, когда друзья собираются после долгой разлуки, всегда происходит что-то феерическое, незабываемое и очень весёлое. Происходит много такого, о чем можно будет вспоминать до старости, и с упоением рассказывать внукам, правнукам, любовнице от первого брака и своему лечащему врачу.

И допредвкушались!

Первым сошёл с дистанции представитель Бостона. Будучи заядлым охотником и просто фантастически косым стрелком, он ухитрился всадить заряд мелкой дроби прямо в левую ягодицу своего напарника по охоте. И ведь договаривались же: «На звук не стрелять!». А напарник как раз таки и произвёл массу звуков, усаживаясь в зарослях камыша по надобности. Да еще и крякнул от удовольствия, когда у него стало получаться. Тут наш бостонский Клинт Иствуд, недолго думая, и разрядил оба ствола в сторону кряканья.

С диким воплем: «Сука, ты мне всю простату отстрелил!», раненый напарник выпал из камышей, щедро орошая окрестности кровью и помётом. В его протяжном крике причудливо сплелись клич Тарзана дуэтом с верхней фа-диез великого Паваротти под аккомпанемент сирены из фильма «Сайлент Хилл». И вся эта богатая звуковая композиция была положена на слова Тихона Хренникова.

К счастью, терпила ошибся в ощущениях: весь удар на себя приняли мягкие ткани и могучая жировая прослойка.

От долгих лет тюрьмы нашего бостонского друга спасли две особенности организма, которые в обычной жизни ему особо не помогали: лёгкое косоглазие и латентный фатализм, который в народе зовётся просто распиздяйством. А чем ещё объяснить тот факт, что, сидя в засаде на кабана, Бостонский зарядил оба ствола утиной дробью? Нетрудно представить тот ужас, который пережил подстреленный, когда подумал, что ему сейчас жаканом полбулки оторвало.

Подводя итоги: в большущую и жирную цель попало только несколько дробин, а пострадавший засранец всего за 8 тысяч долларов согласился дать показания, что, мол, по собственной неосторожности сел на заряженное ружьё.

Ну естественно, после всей этой кроваво-фекальной трагедии и финансовой кастрации Бостонский приехать уже не мог.

Вторым пропал с радаров Безмеинский. Конечно, все можно было бы списать на очередной приступ паранойи... По секретной и закрытой линии связи, которая называется Ватсап, он сообщил, что за ним, как ему кажется, следит местное НКВД. И поэтому его отъезд могут расценить как попытку бегства из страны. «Снимут с рейса и на шишку!» — лаконично прокомментировал он свои опасения. Почему грозные спецслужбы могли заинтересоваться мелкооптовым торговцем ржавыми холодильниками и бэушными кондиционерами, Безмеинский не пояснил.

Это сообщение всех, конечно, сильно озадачило. Ведь наш друг в политической жизни страны принимал участие, только когда ходил единодушно голосовать за переизбрание президента на очередной пожизненный срок. В высказываниях был сдержан, в поступках весьма осторожен, в связях, порочащих его, почти не замечен. Да и то, это была его престарелая бухгалтерша.

Но у всех в голове почему-то сразу зашевелилось слово на букву «Ж». Жадность! Сам Безмеинский эту черту своего характера ласково называл «бережливостью».

И ведь никто его за язык не тянул вызываться в спонсоры. Ну «спонсор» это, как-бы, громковато сказано. Просто Безмеинский широким жестом пообещал оплатить гостиницу за всех. Первые два дня проживания. И даже по интернету, которого, по его словам, в Безмеине нет, нашёл подходящую гостиницу: бывшее общежитие вертолётостроительного завода в городе Люберцы, а ныне — отель «Звезда». Три звезды. Было у той «Звезды».

Однако, прочитав отзывы на «Трипадвайзере», складывалось ощущение, что под крышей этого рассадника уюта и комфорта скрывается будоражащий воображение конгломерат мирного сосуществования двух тысяч гастарбайтеров и пяти миллионов тараканов.

В ответ на такой аттракцион невиданной щедрости, дабы не ударить в грязь лицом перед азиатским торгашом и показать, что не перевелись еще на земле русской купеческая удаль и размах, наш Беднодемьяновский товарищ разослал всем уведомление о том, что профинансирует торжественный ужин в рэсторане. И приписал: «Один ужин на 6 персон». А потом добавил: «Включая безалкогольные напитки». Вот так культурные люди тонко и интеллигентно намекают: «За бухло башляйте сами».

Когда прояснилась ситуация с Бостонским, Беднодемьяновский среагировал моментально: «Однократный ужин на 5 человек».

Было у нас два спонсора... И одна «Звезда». А теперь вот и «Звезда» пошла по своей тёзке, потому, что Безмеинский её даже не забронировал!

Итак, один спонсор соскочил. Второй с облегчением выдохнул и проинформировал: «Торжественный ужин (1шт.) на 4 персоны».

Дубайский, измученный сухим законом и веригами шариата, собирался лететь в Москву через Амстердам. И обещал привезти оттуда... Чего же такого интересного можно привезти из Амстердама, что очень пригодится на мальчишнике?

Проституток? Не имеет смысла. Их всё равно найдут и отберут на таможне. Да и вычеркнули мы их из плана мероприятий.

Луковицы голландских тюльпанов? Альбом репродукций Ван Гога? Пару килограмм знаменитого сыра? А что же тогда еще? В Голландии ведь больше и нет ничего, заслуживающего внимания сороколетних пацанчиков, которые собрались весело провести время.

Удивительно, но оказалось, что — есть.

Дубайский пообещал научить нас церемониалу и правилам распития семидесятиградусного абсента «Tunel» . Для этого он должен был доставить набор, в который входит специальный фигурный стакан, ложка с дырками и, собственно, 2 литра абсента.

О, как всем понравилась эта идея! Сразу представилась такая картина.

Ночь. Гостиница «Звезда». За окном постанывает вьюга. В шестиместном номере-люкс царит уютный полумрак...

Какие-то смутные тени пробегают по закопчённому потолку. Из углов доносятся шорохи и еле слышное бормотание. Это тараканы шёпотом матерятся на фарси. Ну а что вы хотели — столько лет симбиоза.

Дубайский неспешно разливает абсент. При звуках «бульк-бульк-бульк» тараканы затихают и начинают алчно принюхиваться. Дубайский кладет в дырявую ложку кусочек сахара и окунает его в стакан.

Бостонский «чвакает» зажигалкой «Zippo», инкрустированной черепами убитых на охоте насекомых, и полупрозрачный голубоватый язычок колдовского пламени трепещет на белоснежном рафинаде.

Сахар плавится и тягуче капает в зелёную глубину абсента. Все завороженно наблюдают за священнодействием.

Вдруг Дубайский решает несвоевременно почесаться, потому что один особо дружелюбный таракан начал шептать пошлости в самое ухо. Рука с ложкой дрогнула и горящий сахар падает в стакан с абсентом. Над ним вздымается нешуточное пламя.

Безмеинский реагирует молниеносно.

Он точно знает, что если к огню перекрыть доступ кислорода, огонь потухнет. И накрывает горящий стакан бумажной салфеткой.

Клубы дыма, паника, грохот опрокинутого стола, крики: «Чё зажал нормальную посуду? Зачем мы эту хрень в пластиковых стаканчиках бодяжили?». Зеленое озеро полыхающего семидесятиградусного напалма разливается по загаженному линолеуму. Дробный топот шести пар убегающих ног быстро стихает вдали.

Заголовки газет на следующий день: «Циклопический пожар в люберецкой гостинице премиум-класса лишил крова две тысячи проживавших там инженеров вертолётостроительного завода. Поджигатели объявлены в международный розыск».

Так что, мы попросили Дубайского привезти из Голландии что-нибудь не столь огнеопасное.

А он взял и вообще не доехал. Только в конце января в его Твиттере появилось сообщение: «Искусство Ван Гога просто потрясает, восторгает, завораживает, затягивает и не отпускает. Уже вторую неделю брожу по залам музея. В поисках выхода. Ван Гог — гений. А я — его потерянное ухо».

Как это очень точно описано в романе Агаты Кристи «Десять негритят»... Простите, простите за вопиющую неполиткорректность! В романе «Десять несовершеннолетних афроамериканцев» наша ситуация выглядела так: «Четыре негритёнка пошли купаться в море. Один попался на приманку и их осталось трое». А вот сейчас была уже не просто неполиткорректность, а настоящий расизм — каких «афроамериканцев»?! «Афробританцев», конечно же!

Ну и прекрасно! Мальчишник на троих. Чисто русская традиция. Мы вполне себе прекрасно повеселимся и без абсента, и без «Звезды», гори оно там всё синим пламенем.

Но радость длилась недолго. Оголтелая расистка Агата Кристи и тут, как в воду глядела: «Трое негритят в зверинце оказались, одного схватил медведь и вдвоем остались».

Эсэмэска из Беднодемьяновска грянула, как гром среди ясного неба: «Моя медведица подала на развод. Хочет урвать половину всего и алименты в придачу. Занят сокрытием активов — освобожусь не раньше марта. С торжественным ужином разбирайтесь сами».

И тогда оставшиеся два персонажа: Московский, он же — Сикимякин и Рочестерский, он же — Ништяковский, решили перенести место проведения мальчишника куда-нибудь поближе к Вегасу. Например — в Гагры. Там зимой, чудо, как хорошо!

Увы, в жизни не всегда, как в кино. Но это не жизни вина, это вина кина!

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 2
    2
    64

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.