Хороший урок

Жарко тут. Надоело. Вроде и недолго пробыл в командировке, а уже тянуло домой. Зажарить бы шашлычка, да под свое холодное вино… Здешнее вино – говно еще то, а не вино. Приходилось пить виски – тоже довольно дрянной. И мечтать. А пока солнце было готово из меня самого пожарить шашлык. Я сидел на скамейке, закинув лицо к чужому небу. Солнце давило даже через стекла фирменных солнцезащитных очков. Как в таких местах люди живут?..

            В левый локоть что-то ткнулось. Я повернул голову и открыл глаза – вместо игривого котенка обнаружилось грязное переднее велосипедное колесо. Здорово же меня разморило, если не заметил, как перед скамейкой оказалась орава местной молодой гопоты. Старею. Пора завязывать с этим бизнесом. Пора к родным осинам и березкам. И холодному вину…

            – Слышь, чо, – проговорил велонаездник, по виду лет шестнадцать-семнадцати, на чудовищной смеси местного наречия с ломанным английским и французским. Гопота во всем мире одинакова, так что на фоне растущей деградации переводчики рискуют остаться без работы. А в подобных местах – и без головы, – ты мое колесо задел. Плати.

            – Сколько? – по-английски поинтересовался я.

            – С тебя… – велосипед ловко соскочил со скамейки, а «беспечный ездок», явно главарь кодлы, спешился, прислонив своего железного коня к скамейке. Однако, и тут, в голодном краю, акселерация. Довольно высокий, с меня ростом. И крепкий, – три штука баксов. А то…

            – Что?..

            – Завалим тебя, сука бледная, – вякнул коренастый крепыш из толпы и, задрав вылинявшую футболку с ковбоем Мальборо, вытащил из-за ремня потертый М1911, судя по виду, помнивший еще самого Браунинга. – Понял?

            Чего тут не понять? Интересно, раритет стреляет?

            – Ты понял, тварь? – вожак склонившись навис надо мной, приблизив угреватое покрытое шрамами лицо. – И еще отсосешь у меня, белоснежка! На колени!

            Вот она – всемирная интеграция. ВLM и сюда добрались. Что ты будешь делать?

            Я вцепился зубами в рожу вожака и резко рванул голову слева-направо, подражая собаки. Он истошно завопил, но было уже поздно – мой рот был полон крови и сырого мяса. Оттолкнув терпилу в сторону, я вскочил и впечатал тяжелый ботинок, а они у меня с металлическим подноском, в пах крепышу с пистолетом. Выплюнул мясо главаря в остальных, остолбеневших от такого зрелища. Жидковаты они в коленках по сравнению с нашей провинциальной шпаной. Поднял выпавший из руки «ковбоя» пистолет, рубанул крепыша ребром ладони по шее, ломая. Еще шаг вперед и впечатал лоб в лицо ближайшего хулигана, уронив его на землю. Каблуком раздавил ему пальцы на правой руке. Остальная кодла испуганно шарахнулась. Я не стал гоняться за двуногими шакалами. Вернулся к скамье, походя пнув истошно завывающего главаря под колено, сшибая его. Подхватил велосипед и, резко развернувшись, швырнул в шпанят. Еще двоих приложило и нехило. Расстегнув ширинку, помочился на теперь уже бывшего главаря. Тяжело посмотрел на притихших «пацанчиков».

            – Слушайте, черти черножопые, и запоминайте. – Я поднял левую ладонь с тремя растопыренными пальцами. – Ты, – показал стволом на самого мелкого, – принесешь мне через два часа, скажем… – посмотрел на искореженный велосипед, – три тысячи долларов. За то, что колесо коснулось моей руки. И еще три – за то моральный ущерб. Мне плевать, где вы их найдете. Это ваши проблемы. – Я загнул один палец. – Если денег не будет, то к ночи вы все будете желать только одного – умереть быстро. Я разобью вам все кости, – вспомнив классический труды Элиаде, пообещал я, – и поверну глаза в глазницах так, что они будут смотреть внутрь ваших безмозглых голов. – (А как еще прикажете общаться с деревенскими дикарями?) Я загнул второй палец. – Вы, валите вместе с ним. Еще раз увижу – умрете. – Я опустил ладонь. – Если решите, обезьяны черные, что старшие гамадрилы с калашами вам помогут, то вот, – достал из кармана и щелчком послал визитку им под ноги.

            Забавно, как могут бледнеть здешние жители, при виде хорошо тут известной визитки ЧВК «Врангель» – будто долго лежащий шоколад плесенью покрылся. Да еще и мочевые пузыри слабые – двое бандюшат точно обоссались. Еще бы – многие «горячие головы» видели эти строгие буквы перед смертью. А уж детей «демонами» из «Врангеля» пугают с рождения.

            – Пускай звонят. Так что тебя жду с деньгами, – я постучал трофейным стволом по своим «командирским» часам на левом запястье, – а вы – проваливайте. И запомните этот урок на всю жизнь!

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 10
    4
    223

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.