Самонадеянность юности (на конкурс)

 

                               -1-

Кыпчак пришел в себя и открыл глаза. Мрак, время от времени чиркали всполохи огня, и грохот ходил кругами вокруг. Он приподнялся, оказалось, он лежит на огромном плоском валуне около ручья Высокогорного. Сильно болит голова, он, вероятно, ударился головой о камень, но не сильно, иначе бы голова была бы разбита. А так она только шумит. Однако он все-таки ударился, ведь он потерял сознание. Стал вспоминать, что же случилось.

Вспомнил, что они с Воващем и Вовкой Кузековым быстро спускались вниз по Высокогорному, спасаясь от надвигающейся грозы. Опустилась ночь, шли почти наощупь. Лучше стало, когда вышли на поляну, но там путались в высокой траве. Часто падали. Сзади, словно стреляли в них,- грохотало, и время от времени за спиной возникали на мгновение изломанные нитки молнии. За поляной опять пошел спуск, полный вросших в землю валунов. Вот тут падение бегущих стало правилом, окликали друг друга, брались за руки, молили Бога.

Вдруг недолгую тишину мрака прорезал голос:

– Кыпчак! Кыпчак! Ты где?

Кыпчак: – Тут я!

Это был Воващ, прямо перед Кыпчаком он распластался, и головой своей оказался перед ногами Кыпчака, который успел встать. Тот наклонился и поднял Воваща на ноги.

– А Вовка где?

– Он там.

И закричал: – Вовка, иди, Кыпчак здесь.

В это время вспыхнуло зигзагообразное пламя молнии, округа осветилась, Воващ и Кыпчак увидели, как к ним приближается Вовка Кузеков. Грохот же, последовавший за этим, всех их троих заставил присесть и схватиться за уши.

                            -2-

Утром того же дня эти три парня бодро шли на покорение Большого Зуба, величайшей вершины Кузнецкого Алатау. Вышли они из лагеря на реке Казыр с таким настроением, словно их ждало счастье. А ведь для такого настроения были все основания: на небе ни облачка, солнце очень чувствительно пряталось за хребтом и деревьями, но лучи, проходящие сквозь преграды, так нарастали своей силой света, что сомнения не было: день будет ясный и жаркий. Роса приятно холодила, птицы пели созвучно бегущему сердцу и кувыркающимся струям ручья.

Вот и каскад водопадов, а справа, на полянах, плантации золотого корня. Начались курумники по берегу. А дальше пошел цирк Большого Зуба, место чрезвычайно красивое. Впереди – почти на горизонте – широчайший снежник, спускающийся с Соболиного перевала. Он спускается далеко, почти до дна цирка. Левее – крутые склоны хребта Поднебесные Зубья, которые заворачивают одной своей частью к ручью Высокогорному. Правее – красавец Большой Зуб, остроконечно впившийся в синее небо. От него к цирку спускаются два снежника, а между ними зеленая шапка скалы, вместо лица – крутоватые коричневые стенки с множеством тёмных расщелин.

При входе в цирк друзья разожгли огонь, вскипятили себе чай из золотого корня, и стали подниматься вверх.

А в это время с природой что-то произошло. Подул сильный ветер, придуло низкие облака. Причем одно облако зацепилось за вершину Большого Зуба, стало кружиться вокруг него. Пока ребята поднимались на зеленую шапку скалы, выше их было уже всё в облаках.

Наступил момент, когда ребята очутились внутри облака. Это густой туман, такой насыщенный, что вокруг видно только молоко, и почти ничего не слышно. Друзья чуть не растерялись, хорошо, стали искать друг друга, кричать. Удивительно, но на мгновение облако с них было сдуто, они ясно увидели друг друга и вокруг.

Вот тогда-то Воващ завел разговор о том, что надо спускаться, а не идти вверх, так как такие облака не предвещают ничего хорошего. Вышел спор, большинством голосов и голосом самонадеянной юности решили, что покорить вершину они успеют, и ещё успеют спуститься до грозы и темна.

Быстро пошли вверх. Как это обычно бывает в таких случаях, пришлось подниматься дольше, чем обычно (они покоряли гору уже раза два-три). Снежник, что справа от горы, пришлось обходить снизу. Дело в том, что Кыпчак, идя по кромке снежника, случайно поскользнулся (когда настигло облако, крутящееся вокруг горы) и покатился на попе вниз. Так бы и скатился до низу, но появился камень в центре снежника, он уперся в тот камень ногами, перекувыркнулся и дальше покатился кубарем. Было невысоко (не самый верх снежника, да и он не крутой), на камни выбросило не сильно. Ребятам пришлось спускаться вниз, отыскать и спасти Кыпчака, который оказался лишь слегка помят.

Кыпчак настоял на продолжении восхождения.

На вершине было очень зябко, ветер пронизывал насквозь, посидели немного за вертикальным камнем.

                            -3-

Спустились с горем пополам в цирк уже сумерках. Вверху ничего не было видно, шел мелкий занудный дождь. Скользко, падали, берегли фонарики от сырости, освещали пути друг друга.

Ничего особенного, они привыкли, что, когда набегают облака на гору, начинается мелкий занудный дождь неделю или больше, и никакой молнии, и никакого грома. И сейчас, думали, будет так же.

Но, повторимся, в природе что-то произошло. Когда ребята спустились к каскаду водопадов, у них за спиной появились яркие вспышки, зарницы. Друзья поспешили, так как вслед за вспышками послышались раскаты грома. И по всему было видно, что гроза приближается к ним.

Гроза на равнине страшна, но в горах она страшней в сто раз. В горах гроза может испепелить человека, или оглушить навеки. Ведь ребята до этого на горе ходили в облаке, а сейчас под самыми облаками находятся. Страшно!

Друзья побежали от зарниц за спиной – как от чумы. Падали, поранились от кустарников и камней.

Благо, успели достаточно спуститься вниз.

                               -4-

– Так ты, Кыпчак, «потерял сознание, очнулся – гипс», ударившись об камень? – спросил Воващ, доставая сигаретку. Увидел, что все они или промокли, или поломаны, но взял обломыш и прикурил от зажигалки (они воздерживались весь день. Хотели покурить на вершине, но разве покуришь на пронизывающем ветре, даже за камнем).

– Нет, кажется, это гроза меня вырубила. Я думал сначала, что ударился об камень, но тогда бы я был мёртв. –Кыпчак тоже стал искать у себя сигареты.

– А разве так может быть, чтоб гроза вырубила? – Воващ все-таки закурил.

– Еще как может быть. Звук грома в горах – как кувалда, от нее не увернуться. – Кыпчак протянул сигарету Вовке Кузекову, но тот закачал головой.

– А я ведь, и вот Вовка тоже здесь был, а нас не вырубило. – Воващ как будто улыбнулся.

– Вы лучше меня! Это я знаю, потому и тянусь к вам! Ну ладно, пора домой и благодарить Бога, ведь мы могли погибнуть, а спаслись, не без Его помощи.

И друзья направились домой, к месту впадения ручья Высокогорного в реку Казыр.

 

 

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 2
    2
    107

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.