Karl Kremnev207 29.09.22 в 22:51

День трезвости

– И, давно это у вас? – спросил меня доктор. Я вытащил телефон и принялся показывать доктору смс из банка. – Смотрите доктор, смотрите, смотрите. Полгода примерно, как жена ушла.

– Любезный, – остановил меня доктор, – меня не интересует ваши проблемы с сотовым оператором, банком или пенсионным фондом. Давно ли у вас эти ощущения? – Какие? – спрашиваю.

– У меня кроме вас другие пациенты ждут! – раздражённо ответил доктор, – то, что вы мне только что рассказывали, ощущения того, что некто снимает с банковской карты вашу будущую пенсию, – уже который раз повторили доктор.

– Доктор, это вовсе не ощущения, это факты, – упорствовал я, – мне сорок пять. Так? Так. На дворе 2022 год. Так? Так, а смс о снятии денег мне приходят за 2045 год. Посмотрите же наконец. В 2045 году я уже как пять лет на пенсии должен быть.

 

Доктор нехотя взял мой телефон, и брезгливо начал листать пальцем сообщения по заляпанному экрану.  Потом заглянул в мою амбулаторную карту, чтобы удостовериться в моём возрасте.

– Хм, действительно, любопытно, – произнёс доктор. И, что характерно, смс об оплате спиртного.

– Спиртного!? – удивился я.

– Да-с сударь, спиртного – магазин "Винная долина", что на Горького 35. И дата покупки действительно за 2045 год. И, что характерно, голубчик снятие происходит с утра. Очевидно, мошенник научился похмелиться за счёт вашей будущей пенсии. Гениально! Ха-ха-ха… Следующий! – крикнул доктор. – Вы должны мне помочь! – не унимался я.

 

– Следующий! Выйдите или я вызову охрану! – пригрозил мне доктор, – успокоительные я вам выписал. Не потеряйте талон на приём к психиатру. Я бы нам вашем месте, и к наркологу обратился, – это были последние слова доктора.

 

Я вышел из кабинета с чувством апатии и сел на кушетку. Возле кабинета в преимущественном большинстве сидели старушки. Очень хотелось напиться и принять своë, уже за несколько месяцев, привычное состояние. Но зарплата к счастью была пропита  в день еë получения. Да и внутри щебетала птенцом сила воли. «Я же завязать решил. Железно», –  сказал я себе. И, вспомнил, как я полгода назад в День Трезвости в церковь ходил и к иконе «Неупиваемая чаша» прикладывался, вспомнил, как жене своей Клаве, перед Богом обещал, что пить брошу. На коленях стоял перед иконой, трезвости у Бога просил. А потом.... Потом и вспоминать противно. Сорвался в пропасть беспросветного пьянства.


Мрачные мысли мои, прервал разговор двух пожилых соседок, о сегодняшней прибавке к пенсии. Моментально в телефоне моëм звякнуло смс-оповещение. Я посмотрел на экран телефона и ахнул.


– Бабочки, родненькие, – обратился я к пожилым дамам, – вам также как и мне, пенсию прибавили? И показал телефон одной из них. – А ты сынок депутатом, небось, трудишься? – спросила одна из старушек, подсчитав нули моего баланса. – Откуда такая пенсия большая у такого молодого? – Нет, – ответил я, – я в «Водоканале» тружусь. Вы мне лучше скажите, что вы про прибавку к пенсии говорили?

 

– Не связывайся с психом, – одëрнула старушку соседка, вон как ему доктор резко сказал, мол, к наркологу ему надо…



– Да, ну вас! – сказал я и побежал за джинсами в дорогой магазин. По пути к бутику, в моей голове рождались схемы новой трезвой и богатой жизни с Клавдией.

Но, радость пролетела, как и пенсия за 2045 год. Приняв для храбрости сто грамм,  я решил обмыть с корешами новые джинсы и поло, которые я приобрëл по случаю предварительного воссоединение с Клавдией законным браком.


Проснулся я уже дома с жуткого похмелья, башка разламывалась, сушняк иссушал мозги. Рядом с кроватью на полу валялся букет цветов купленный видимо Клаве, новые джинсы и поло были на мне но совсем не презентабельного вида. «Теперь точно, пора завязывать» – пронеслось молотом в голове. «Но сначала похмелиться, что бы не сдохнуть, а то и завязать не успею».

 

Трезво оценив своё самочувствие, я  вспомнил про полученную вчера пенсию за 2045год, и схватился за телефон. Баланс на счëте показывал мизерный остаток. Вдруг тут же бздзынькнуло смс ( кто-то в режиме он-лайн купил пузырь дорогого алкоголя): «Снятие со счëта, магазин Винная долина, Горького, 35». – Сука! – выругался я. – Убью падлу!

 

Преодолевая головную боль, позыв к рвоте и общую слабость я бросился на Горького, 35. Этот магазин находился недалеко от моего дома, но так как там продавался элитный алкоголь, то я туда не захаживал.


Хмель вчерашних возлияний бушевал в моей башке со звериной силой, бился о стенки сосудов кровеносной системы как запертый в бутылке Джин. Я ворвался в дверь магазина и метнулся к прилавку. Продавец была миловидная бабëнка непонятного возраста.
– Кто?! Кто!? – спросил я запыхавшись у неë, – кто только что покупал у вас алкоголь?! Смотрите. Смотрите, – я полез в карман за телефоном, что бы показать продавщице сообщение о списании со счёта за покупку. Но продавец совершенно равнодушно к моему возбуждëнному состоянию, глядя через меня,  кому-то говорила, – Чего стоишь? Иди, забирай! Слышишь что ли?

 

Уж полгода ходит, каждый день ведь пьëт, – вдруг обратилась она ко мне, словно я был с ней знаком.

 

– Слышишь, что ли, забирай, говорю! – прикрикнула продавец и протянула бутылку виски кому-то, очевидно стоящему позади меня.


– Кто полгода ходит? – спросил я у продавщицы. – Вон чай! – ответила она и показала взглядом сквозь меня. Вдруг я почувствовал, что мне сделалось хуже: с большей силой подступила тошнота и появилась слабость в ногах. Я осторожно стал поворачивать голову, схватившись руками за прилавок, что бы в случае падения не ударится головой о пол, и, у двери, рядом с кассой я увидел человека.


Это был пьяница, намного старше меня, с иступлённым взглядом. На нём была потерявшая цвет майка-поло и грязные засаленные джинсы. Комок подступил к моему горлу. На дрожащих ногах я подошëл к пьянице и спросил, от волнения осипшим голосом,

– Этот ты сейчас оплатил этот пузырь? Пьяница смотрел в одну точку взглядом безумного человека и молчал. Он был такого же, как и я роста и показался мне знакомым от чего холодок пробежал по моей спине.

 

– А! А! А! – пьяница вдруг забился в судорогах и запрокинул голову, глаза у него закатились и  он начал оседать на пол. Из гортани его исходил хрип. Лицо его искажала маска ужаса и безумия. Изо рта выделялась пена. Его содрогающаяся в конвульсиях тело я уложил на пол, перевернул на бок и стал придерживать его в этом положении, что бы он не захлебнулся пеной. Расторопная бабëнка продавец вызвала скорую и вставила обмотанною тканью ложку ему в рот, чтобы он не прикусил себе язык, хотя уже у него изо рта выделялась розовая пена.


Через минуты три острая фаза приступа миновала. Он тяжело дышал и вскрикивал, закрывал лицо руками, когда его мутный взгляд попадал на меня.


Ещë через минуту дыхание его стало спокойным. Он сел на пол и растерянным взглядом стал осматриваться по сторонам. Потом, стал шарить по карманам.


И тут я заметил  истёртый кожаный лейбл на его джинсах. «Странно, – подумал я, – фирма на джинсах была такой же, как и у меня, а равная и грязная майка поло напоминала мою вчерашнюю обновку».


– Что ты ищешь? На месте, на месте все твои вещи, – сказала ему продавщица – И карта твоя здесь.


Я подошëл к кассе. И, на прилавке увидел своё портмоне, только оно было сильно потёртым. Рядом лежала банковская карта незнакомца. Вдруг меня пробило электричеством страха – на его пластиковой карте я увидел своë имя. Срок действия карты был 2045/2047года.

 

– Это же я! – закричал я и выбежал из магазина.  Похмелье моментально покинуло меня, я даже забыл про него. Я бежал по улице подальше от незнакомца или нет, я бежал от самого себя, только бы не видеть это спившееся чудовище. Мне захотелось избавиться от этой одежды, телефона с смс от всего того, что мне напоминало об этом ужасном больном человеке, которого я увидел в винном магазине.

 

Я бежал, к реке, к мосту. Когда я оказался примерно на середине моста, то остановился, вытащил телефон и швырнул его в воду, за ним  последовал мой лопатник с банковской картой. Затем я разулся, снял с себя поло и джинсы и зашвырнул их за ограждение моста. Вдруг сзади я услышал визг тормозов, и не успел я повернуться, как вдруг почувствовал, что кто-то хватает меня за руки, – Ты что, дурак, жить надоело! – услышал я незнакомые голоса, – хоть бы родных пожалел, прыгать он собрался.

 

Двое крепких людей, в униформе медицинских работников затолкали меня на заднее сидение машины, которая остановилась на мосту.


Когда автомобиль зашуршал по трассе, я услышал голос человека, который сидел на переднем пассажирском сидении.


– Я, кажется, говорил вам, голубчик, обратиться к психиатру? Почему вы сбежали из поликлиники?


Этот голос мне показался знакомым.


– Мало того, – продолжил он, – я рекомендовал вам обратился к наркологу, а вы вместо этого опять ударилась в пьянство. Ай–яй-яй.


– Кто вы? Отпустите меня! – закричал я и пытался вырваться, но сильные санитары с обоих сторон держали меня железобетонной хваткой.


Вдруг человек на первом сидении повернулся ко мне. И я узнал в нём доктора из поликлиники. – Доктор, вы? – удивился я. – Я-я, голубчик, – ответил доктор.

 

– Куда вы меня везёте?


– Как куда голубчик, лечится, лечиться, – мило ответил доктор. – Я обещаю доктор, –запричитал я, – что никогда не притронусь к бутылке, начну новую трезвую жизнь.

 – Похвально, похвально голубчик, – произнёс доктор, – но сначала надо восстановить вашу необычную банковскую карточку. Мне ужасно хочется разобраться в этой истории.

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 1
    1
    149

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.