cp
Alterlit
papavad Виктор 23.09.22 в 16:13

Вечер с Матвеем 2. Сержантская школа и чайник

    Погнули хуторяне спины в совхозе, а потом в хозяйстве дома и на огороде и повалили к Матвею. Выпили самогончика, закусили, посидели на порожках, покурили, сыграли в дурачка, и за рассказы.

— Ну, Матвеюшка, начинай. И бреши побольше, чтоб нам веселее было.

— История не брехливая, а правдивая о чайнике, — говорит Матвей. — Служил три года я в советское время в сержантской школе. Располагалась она не далеко от города Остёр возле деревни Выползово. Был слух, что жители её помогали немцам в войну.

— И название деревни какое-то змеиное, — плевались бабы, а мужики матерились.

— Нас, когда привезли, стали переодевать в военную форму. Мы гражданку в кучу сбросили, а выползовцы тут, как тут, всю её растащили. Осмотрелись мы. Мама родная. Кругом пески, кустарники, ни одного деревца. Пустыня, да и только. Разместили в казарме и взялись за нас службе учить. Гоняли сильно. Десяти километровые марш — броски с полной выкладкой: автоматы, пулемёты, гранатомёты, противогазы, скатки. Бежим. Команда: окопаться. Как кроты роем. В атаку. Вскочили. И так раз десять. Дыхание только настроишь, а тут команда: ползком. Сбилась дыхалка. Кто отстаёт, ремень снимаем, один конец себе на руку завязываем, другой отстающему бросаем и тянем. Полосы препятствий с колючей проволокой, водой, грязью, плац, строевые. Ногу выше плеча тяни.

— И ты не сдох.

— Видите — живой. — улыбается Матвей. — Правильно, что гоняли. Настоящих мужиков делали. Я до армии кочергу не сгибал, а после армии, как алюминиевую проволоку гнул. Летом — жара, весь в песке. Зимой — холодина.

Дедовщины не было. Солдат над солдатом не издевался. Дружно жили. Соревновались, кто быстрее, ловчее, сильнее и мечте. Командиром роты был Рубцов. Одна фамилия о чём говорит. Не дай Бог. Жёсткий, но такой и нужен для дела, а дело было одно: Родину уметь защищать. Что не так, например, не успели солдаты в отпущенное время противогазы натянуть. Рубцов в голос: рота! десять километров! Ну братцы не подведите! После марша, как снопы падали, а некоторые ребята говорили, что кончали, как на бабе.

— Там что бабы были у вас?

— Да нет. Организм после такого напряжения так срабатывал.

— Слышите, — наседали бабы — Наших мужиков сколько не гоняй — толка всё равно не будет.

— А вы плохо работаете, — огрызались мужики. — Нужно, чтоб мужик до потолка взлетал на кровати. Подмахивать надо умеючи.

— Ну да. До потолка взлетит, а потом с потолка через окошко к другой бабе полетит, а после брешет: на работу вызвали.

— Да хватит вам, — осекал Матвей. — Дома обсудите, куда, кому летать.

— А что же о чайнике? Обещал рассказать. Он же, наверное, какой — то волшебный.

— Да. Не простой. Такие чудеса откалывал похлеще, чем космические корабли. С виду обыкновенный. С носиком. Ничего особенного, а внутри колдовской. Как он нам помогал.

— Да ты не тяни, Матвеюшка. Ты рассказывай. Фу. Аж сердце заходится. Так хочется узнать.

— Добрые мамаши и папаши, — Матвей разглаживал бороду, — посылки сынкам присылали. Прежде, чем отдать посылку солдату, старшина роты проверял её. Вызывает солдата, открывает посылку, а в ней конфеты, пряники, колбаса и бутылка водки.

— Так, — говорил старшина, — всё сладкое и не сладкое забирай и ребят угощай, а водку оставляй. Не положено. Я её выливаю на твоих глазах, чтоб ты видел.

— Вот дурак, — возмущались мужики.

Открывает старшина бутылку, подходит к окну и начинает выливать. У солдата слёзы на глазах. Старшина трёт рукой глаза.

— Жалко, — спрашивает солдат.

— А ты, как думал, мать твою. Конечно жалко. Иди.

— Да Вы пейте, товарищ старшина, я никому не скажу.

— Да не могу, не могу, — чуть не кричит старшина и бьёт себя в грудь. — По Уставу не положено.

— Совсем охренел. Сдвинулся. Такое добро, — облизываются мужики.

— Да не совсем охренел, — говорит Матвей, — под окном стоит сержант с чайником и водку ловит. Потом с чайником в каптёрку. Вот так. Праздник.

— Эх, Матвей, Матвей, — вздыхали бабы, — и зачем ты это при мужиках рассказал. Мы бы своих дочек научили под окнами с чайниками стоять.

— А один раз. Занесли чайник с водкой. А тута Рубцов. Старшина позеленел. Пропали. А один сержант сапоги снял, вытянул тазик, вылил водку и ноги в тазик.

— Парим ноги! Мозоли!

— А, — протянул Рубцов. — Парте, парте...

— Вот такие дела были.

— А что с водкой после парки сделали, — заволновались мужики. — Неужели вылили?

— Нет. Выпили, — усмехнулся Матвей и обречённо махнул рукой. — На сегодня хватит. Завтра расскажу о советской десяти рублёвке.

Хуторяне довольны. Ложиться спать будут не с мыслями о работе, а о том, что Матвей рассказал, да и сами что-нибудь придумают.

-

  • 4
    1
    39

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • 13k
    13k 23.09 в 17:11

    Ура. Мой любимый автор очередной шедевр написал. Что мне в нём нравится, ни разу не разочаровывает. Сплошные перлы. Сразу видно, человек работает над собой, потому что случайно такие фразы не придумаешь. 

    Первое же предложение и: "погнули хуторяне спины к совхозе... ". Так наверное с погнутыми и ходили. Или потом. на СТО отрихтовали. 

  • 13k
    13k 23.09 в 17:17

    "...марш-броски с полной выкладкой: автоматы, пулемёты, гранатомёты, противогазы, скатки... "  И это всё у одного солдата? Или у кого-то автомат, у кого-то пулемёт, а у кого-то скатка? 

  • 13k
    13k 23.09 в 17:21

    "Я до армии кочергу не сгибал, а после армии как алюминиевую проволоку гнул". А зачем он кочергу гнул? Или, как хуторяне спины погнули, так он решил и кочергу погнуть? 

  • 13k
    13k 23.09 в 17:31

    Действительно очень увлекательная история. Вот прям так и вижу, как народ со всего хутора собирается и слушает такие незабываемые былины. Да, наверное, ещё и повторить просят на бис. 

    У меня вот тоже одна интересная история есть: я сегодня в магазин пошёл, а он закрыт, написано "ревизия", ну я обратно и вернулся. 

    Тоже может пойти по хутору народ собрать, рассказать им это?