cp
Alterlit

Осенняя незнакомка (на конкурс)

На улице светало. В сей осенний день с самого раннего утра я была на ногах. Ах, переезды. На этот раз меня никто никуда не вёз и перемещаться из города в город приходилось исключительно самой.

Да-да, я вновь спешу.

— В сутках слишком мало времени! - раздраженно пробурчала я сама себе под нос и бегло схватив сумку, вылетела со ступень дома.

Нервно добравшись до вокзала, кучерявая дама (т.е. собственно я), облегченно вздохнула.

Серый пирон. Каждый рядом стоящий человек считает своим долгом вытянуть голову вдаль, дабы проверить не показался ли грациозный носик резвой электрички «ласточки». Во мне вновь проснулась ворчливая дева и устало закатив глаза, я отвернулась от очередной толпы людишек, тщательно охраняющих взглядом рельсы.

— Она придёт вовремя, глупенькие. Ведь рулю не я!

И правда. 6:30.

Ровно в срок показалась серая пташка, которая увезёт меня сегодня в безгранично дорогой сердцу край.

Посадка прошла удачно, я расположилась на семнадцатом месте не у окна. Рядом было еще одно, занятое девушкой. На неё я не обратила никакого внимания и положив свою сумку на колени, попыталась поудобней устроиться.

— Девушка, простите, я Вас где-то видела? Ой, то есть привет! Я Катя.. Так вот, говорю же, точно где-то видела! А можно на ты? Ну да, определённо знакомое лицо.. Ты учишься в «кубике»? Точно там! Иначе где же ещё я могла тебя видеть! Я тебя узнала!

Слегка приподняв и без того изогнутую бровь, я прибывала в неком изумлении. Это дама вдруг проговорила все столь быстро, что мне казалось её не остановить. Но сейчас она определено ждала ответа, ведь глядела девушка до того самонадеянно, словно мы с ней давние приятели и я обязана поскорей поддержать диалог. Собственно говоря, в ней мне не распозналось ничего известного или привычного. Мы не были знакомы однозначно.

— Я там не учусь.

— Да нет, я же тебя видела.. У меня память очень хорошая и ошибаться я не могу. Может к кому то приходила?

— Нет.

— Так странно. Ведь я тебя точно помню. Я все запоминаю, поэтому и назначили меня старостой в моей группе. Знаешь, хотя я сама вызвалась и не жалею не капли, интереснейшая жизнь.. Студенческая. Настоящая. Я даже жила в общаге первое время. - она бегло перевела взгляд на мои руки. — А что ты читаешь?

От излишнего и ненужного потока информации реагировалось мне слегка туговато. Нахмурившись, я медленно промурчала.

— Не знаю, дарила подруга. - и перевернув книгу, дала возможность настырной соседке оглядеть обложку самостоятельно.

— А! Я думала что-то экономическое. Я то учусь на экономику! Третий курс! Сама поступила. Сложно конечно, но ничего. А ещё в кружках участвую в разных и старостой тоже приходится быть. Ну и готовить люблю. А ещё на красный учусь, моя мечта ещё на вышку поступить, но хотя бы эту сначала закончить.. Все таки знакомое у тебя лицо. Чертовски. Эх.. - взглянув в окно, незнакомая болтунья на минуту умолкла. — Не люблю уезжать. Хотя. Там мой парень меня ждёт. А тут моя мама.. Я часто к ней езжу. А ты зачем ездила?

— К родителям. - все ещё пытаясь трезво оценить происходящее, коротко проговорила я.

— Да, и я к ним.. Смотри- ка, нафоткалась! Теперь можно и не ездить никуда ещё год!

Достав сотовый малость несуразная и странная блондинка начала бегло показывать разнообразные моменты из собственной жизни. Волосы ее были завязаны в косу, кожа нездорово светилась от ламп в электричке, худощавая, с вздёрнутым носом. С виду ей было лет двадцать пять.

— Смотри, я готовила. Люблю готовить. Вообще мне нравится быть всегда в делах.. Ой чего это ты?

Признаться откровенно от незапланированной беседы у меня резко разболелись виски, поэтому, дабы облегчить боль, мои белесые пальцы пытались спасти ситуацию мягкими надавливаниями.

— Слегка болит голова. - безразлично прошептала я.

Белокурая соседка вмиг достала из портфеля шоколадку и обеспокоено протянула.

— И таблетки найду.

Шоколад я не взяла, но с радостью приняла пару капсул обезболивающего. Поблагодарила. Теперь Катя не казалась больно назойливой, однако беседы о её безграничных успехах явно утомляли мой эгоистичный разум.

— Я болтливая. - улыбнувшись, проронила дама с «экономического» — Просто мама вся в делах, ей не рассказать совсем ничего. Мы не поговорили и не погуляли. Даже нечего и парню поведать о моей поездке будет. Хотя наверное он тоже будет занят как всегда. - в чуть хриплом голосе явно читалась доля печальной и тоскливой правды. У меня вдруг защемилось в сердце. — Но это ничего! Я ведь тоже буду занята! Как всегда! - вновь бодрым голосом молвила незнакомка.

— Я немного посплю! - уложив свой портфель под голову, она неуклюже свернулась и сомкнула глаза.

В груди стоял некий тяготящий и ноющий комок печально-виноватой грусти. Мне стало неловко от самой себя. Казалось бы, с одной стороны рядом сидела до жути раздражающая (по началу) особа, которая не посчитала нужным осведомиться нуждаюсь ли я в беседе?

Но.. Так же это был одинокий человек, у которого есть все, но не имеется самого главного. Внимания любимейших людей. Ее никто не слушал. И я тоже.

На душе засела обида и осознание того, как важно быть не просто где-то «рядом» друг с другом, важно быть «вместе», «воедино», «вдовоем», «всецело». Неописуемо значимой является способность слушать и слышать своих драгоценных и важных. Принимать порой их крайне бессмысленные речи, выслушивать огорченья и, безусловно, радости. Как горько, что человек в силах разбираться в технике или же знает как вкрутить лампочку, но абсолютно не умеет дарить внимание другому и давать его слову добраться до сердца.

Взглянув на спящую даму «с экономического», я с искренностью и теплом пожелала ей счастья. Счастья быть услышанной и понятой.

Спасибо этой худощавой Кате, что заставила задуматься о столь важном в такое, казалось бы, совершенно обычное и сонное утро. Быть может это осенние порывы легкой тоски навеяли на меня подобные мысли, но я была им рада и встретила те думы с распростертыми объятиями. Дыхание сентября трогало меня и чрез толстые окна поезда, словно затягивая всё глубже, как бы намекая, что уже пора задуматься о важном. Наступающие холода буквально нашёптывали о трепетной трогательности ко всему, что окружало. Они напоминали, что сердце способно чувствовать даже будучи окутанное шелестом погибших листьев, продрогшее от стужи и промокшее от внезапного расстройства неба. Так оно даже чувствовало крепче, казалось.

 

— Счастье - это когда тебя понимают.

— И всё?

— И всё.

(цитата из кинофильма «Доживём до понедельника»)

  • 1
    1
    40

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.