cp
Alterlit

Кодифицировать клофелинщицу

В июне этого года в Оксфордский словарь английского языка включили 700 новых слов, среди которых было даже daladala — машрутка в Танзании. 700 слов, с ума сойти, откуда они столько взяли? Особенно если учесть, что в марте они предъявили миру другие семьсот. 

Эти товарищи из Оксфордского словаря работают на удивление быстро. Первый коммуникатор BlackBerry, позволявший полноценно работать, стал популярен в Британии к началу 2008 года, а в 2009-м в словаре Оксфорда появилось слово blackburied. Угадаете? Дословно — погребенный под Блэкберри. Про человека, который вынужден все время быть на связи и даже ночью отвечать на рабочую почту, потому что в его офисе все знают, что у него появился коммуникатор. 

Впечатляет скорость работы британских лингвистов? Для сравнения, на днях в наш Орфографический словарь института русского языка вошло слово «клофелинщица». Недавно мне кто-то писал откровения из жизни провинциального холостяка: «Знали бы вы, Анастасия, сколько стало клофелинщиц». Да я, честно говоря, думала что все они остались в эпохе темных электричек с деревянными сидениями. Девушки эти появились в поездах на смену Чикатило и вскоре закатились за краденое солнце. Уже есть слово «бутиратщики», а до клофелинщиц только дошли руки. 

С ними вместе в нашу жизнь и словарь вошел «решала». Паренек из начала 2000-х. Решал вопросы. С нужными человечками. За полтоху бакинских. Там же, чуть раньше, вывалились из облучка прямиком в словарь «погранцы». Кто это слово сейчас употребляет? Погранцы это были такие лихие ребята, которые служили на Дальнем Востоке или на реке Пяндж, вступали в мелкие перестрелки и все, что называется, ходили под богом, то есть могли загреметь в Афганистан, а на гражданке были желанными членами в бандитских группировках. Слово это сейчас пустое. Привет из словаря, да и только. Как «офеня» или «губной целовальник».

Кто составляет этот словарь? Имена лингвистов института Виноградова, занимающихся грамматикой, на их сайте можно изучить. Но решительно непонятно, чем они руководствовались в выборе слов. С одной стороны — только раскачали этих мамонтов из 90-х. С другой — все самое модное: «Крымский мост», «ЧВК», «БПЛА», «тероборона», «РСЗО», «коронаскептик», «коронакризис». 

С одной — слова «карийон», «Восточно-Прусская операция» и «Кузбасс», с другой — «погуглить», «ретвитнуть», «покерфейс». Такое ощущение, что группа составителей словаря делилась на две части: в первой сидели девяностолетние старички и старушки, считавшие большой дерзостью кодифицировать клофелинщицу, а в другой — их молодые помощники, которым дали задачу вычитать верстку, а они не выдержали и с криком «Да сколько же можно!» втиснули перед самым уходом в печать все эти «кейс-технология», «бумеры» и «ДЭГ» с «бургерной». Самые дерзкие уже в типографии вписали «ринг-анонсера» и «стендап-комика». Загадка лишь, кто вписал в словарь слово «росгражданин», кому и зачем это слово нужно и где мы можем его встретить.

Вообще, надо понимать, что орфографический словарь не подтверждает и не открывает узусную норму — он просто говорит, как это слово нужно писать. Если его нет в словаре, это может означать, например, что лингвисты еще не присмотрелись к практике словоупотребления и не поняли, как люди будут это слово произносить и использовать. Тут — примерно как дорожками в новых дворах: хорошие коммунальщики сначала смотрят, как люди протаптывают тропинки, и уже по ним выкладывают плитку. Чтобы люди потом не вытаптывали траву. Так и с языком: ученые прислушиваются, как в народе говорят, присматриваются, как они читают, и только потом формулируют норму правописания. Правда, и здесь есть правила, как и при благоустройстве сквера. Например, пешеходную дорожку не положат на обочине трассы или не поведут под массивными качелями: есть СНиПы и СанПиНы, есть, наконец, здравый смысл. И в языке тоже есть такие правила, законы его развития. Бывает, что язык порождает слово в полном соответствии с собственным устройством и логикой. А бывает, что он запинается за какую-то деталь, неизвестно кем принесенное на дорогу бревно. Как в случае со словом «планшетник» в значении планшета: непонятно, откуда суффикс «-ник» тут прилип. Еще бывает, что слово редкое, его мало употребляют, потому неизвестно, какая устоится норма — приходится ждать. Вы знаете, допустим, что такое этот самый карийон? Средневековый музыкальный инструмент! До него вообще только сейчас дошла очередь.

Правда, почему тогда в Британии слова попадают в словари стремительно, у нас погранцу с клофелинщицей понадобилось на увековечивание памяти чуть ли не 50 лет? Может, потому что у них морфология и синтаксис проще поэтому легко предугадать, как пойдет слово в народе?

Наш язык великий и могучий, мы все об этом знаем из длинной надписи над школьной доской в кабинете русского. Но могуч и велик он сложной грамматикой, очень гибким, даже юрким в сравнении с английским языком синтаксисом. В английском все проще. Зато в Оксфордском словаре около 600 тысяч полноценных слов, а в этом нашем самом главном — чуть больше двухсот тысяч., причем с первыми частями слов и собственными именами. И те входят в словарь со скрипом. 

Понятно, что английский обогащают сразу Штаты, Великобритания, Канада, Австралия, Ирландия, ряд бывших колоний... Но все равно, у них blackburied появилось в словаре, как только у клерков из-за смартфонов начались недосыпы, а у нас вот только решились включить в словарь «ретвитнуть» и «погуглить». Уже, наверное, и Твиттера скоро не будет. Давно появились «задзенить» и «оттелеграмить», что такое Гугл скоро все, у кого нет там почты, забудут, зачем гуглить, вспомнят только 20-летние. А слово наконец есть!

#новые_критики #орфографический_словарь #институт_русского_языка #новые_слова

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 26
    16
    571

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • nologintoday
    Дон Боррзини 23.09.2022 в 18:00

    "Такое ощущение, что группа составителей словаря делилась на две части..." Распилили, кароч, бюджет старушки и мокрощелки.

  • Merd
    Мой господин 23.09.2022 в 19:09

    Половину слов не знаю. Где духоугодные: сиська, фанфурик, бояра, буйабесник Покс, собес, братюня, вставная челюсь?

  • bijoux
    Elle 24.09.2022 в 01:15

    То есть, как это слов меньше!? Мы ж самые великие и во всём. Непорядок вообще. 

  • bijoux
    Elle 24.09.2022 в 01:21

    Как-то не продумали они процесс привлечения специалистов в области актантной деривации, в этом, несомненно, всё дело. 

  • kseniakomarova
    Комарова 17.01 в 09:23

    Разгадки просты:
    1. У нас на фундаментальную науку дают очень мало средств. Комиссии действительно возрастные, люди работают медленно. Молодые активные люди в эту сферу идут неохотно. 
    2. Русский литературный язык немного отличается от английского литературного по способам кодификации. У нас не принято тянуть в словарь все подряд. Мы ждем, когда слово распространится по огромной территории России. Иногда процесс занимает десятилетия. Включать слово в словарь, а потом убирать его оттуда, поскольку оно махом устарело, процедура трудоемкая. А у нас, см. выше, ни денег, ни людей.
    3. Орфографический словарь - это всего лишь узакониватель написания. И здесь важен не сколько узус, сколько правила, которые до конца не утрясли. Последний глобальный пересмотр правил был в 50-х годах. Сейчас готовят к выпуску новый свод правил. Насколько я знаю, делается это почти на общественных началах, комиссия собирается раз в две недели и обсуждает пару-тройку положений. Хер мы чего дождемся при таких скоростях.
    4. Не ясен и вопрос, что включать, а что нет. У Бориса Иомдина есть тг-канал про новые слова. Новых слов - тучи. Но если надувать ими словарь (бумажный), он будет терять эффективность. Поэтому есть проект Академос, там огромная база слов. И не только клофелинщица.