Домик на опушке (на конкурс)

Глава 1

Софи смотрела в окно, когда солнце поднималось над лесом. Бледно-желтые лучи прорывались сквозь завесу увесистых крон. Макушки высоких сосен колыхались на ветру. Она открыла окно нараспашку. Рама скрипнула, и в маленькую кухню ворвался теплый воздух. Длинношерстный кот с серыми темными и светлыми полосками вскочил на подоконник и уставился на улицу.

— Лео, — Софи погладила кота по мягкой шерстке и склонила голову набок.

Кот посмотрел на хозяйку и мяукнул.

Утро понедельника не предвещало ничего нового. Ее жизнь напоминала день сурка. Софи потянулась, затем достала из шкафчика над столешницей банку с кофе и засыпала его в кофемашину. За окном послышался шум. Звук проезжающей мимо машины врезался в уши. Она наморщила лоб.

«Сосед должно быть, поехал по делам!»

— Доброе утро! — послышалось на улице.

Затем она услышала пронзительный звук клаксона и еще больше нахмурилась. Ее раздражали громкие звуки. Но, как оказалось, соседи здесь шумные и довольно общительные, хотя и жили друг от друга за много километров. Софи предпочитала проявлять минимальную дружелюбность и обходилась лишь приветствиями. А когда кто-то решалcя задавать уйму вопросов, она ссылалась на занятость и спешила по делам. Лестная дорога, которая вела в центр поселка, проходила рядом с маленьким домиком Софи. Издалека он казался просто крохотным. Бревна, выкрашенные ярко-красной краской, переливались на солнце, а крыша из брусчатки образовывала форму треугольника. В доме имелась крохотная спальная, уютная гостиная и кухня. За домом стоял туалет и баня.

— Доброе утро! — крикнула она через силу и полезла в холодильник.

«Помидоры закончились».

В одной пижаме она выскочила на улицу, спустилась по скрипучим деревянным лестницам, прошлась по узкой тропинке и оказалась возле теплицы. Кот следовал за ней. Софи аккуратно отодвинула защелку и вошла в душную теплицу. В нос врезался травянистый запах. Она затянула его поглубже и расплылась в улыбке. Софи занималась выращиванием овощей уже более десяти лет. Свежий урожай она отвозила на рынок и продавала за хорошие деньги. Этого хватало, чтобы скромно жить в своем доме. Также ей принадлежала часть леса возле дома, и не приходилось заботиться о дровах. Лишь об их заготовке.

— Огурчик или помидор? — девушка вопросительно посмотрела на кота.

Тот ничего не ответил. Кот внимательно наблюдал за хозяйкой.

Она склонилась над гроздью увесистых помидор и аккуратно сорвала один. Самый сочный на ее взгляд. Ворсистый стебель закачался. Софи обернулась и взглянула на разросшийся куст огурцов. Запах зелени пробудил в ней воспоминания о доме. Она задумалась и мысленно перенеслась на лужайку возле дома ее родителей, который продала три месяца назад.

«Мам, пап. Вы ушли так скоро!» — слезинка скатилась по щеке.

Она потерла лицо и шмыгнула носом. Софи потеряла родителей всего три месяца назад. Раны все еще кровоточили, а воспоминания были так живы. Она продала их дом и перебралась сюда, чтобы начать все сначала, но воспоминания прошлого все еще преследовали ее.

Больше всего на свете ей хотелось сейчас побыть одной. Пережить горе самостоятельно. Она не желала делить его ни с кем, так как считала себя сильной и независимой девушкой. Софи предпочитала переживать боль утраты в одиночестве. Чтобы отвлечься от дурных мыслей, она нагружала себя работой с утра до ночи.

«Прополоть сорняки, полить огурцы, наколоть дрова и затопить баню. Ух, и работки сегодня предстоит».

Она поскорей сорвала зеленый огурец и поспешила обратно в дом. Запах кофе раздавался до самой улицы. Девушка вбежала на высокое крыльцо и очутилась внутри дома. Лео спешил вслед за хозяйкой. Пройдясь подушечками лап по деревянным половицам, он забежал в кухню и прыгнул на подоконник. Он облюбовал это место, как только они сюда заселились. А игра с мухами доставляла Лео удовольствие.

Софи помыла огурец и помидор, порезала их на ломтики и выложила на фарфоровое блюдце.

— Лео, — она положила на стол блюдце, убрала пряди белых волос за уши и посмотрела на кота.

Его длинная шерсть колыхалась от легкого ветерка, который вдруг подул откуда-то с запада.

Она налила в кружку кофе, добавила сливок и меда и уселась за стол. На столе лежал свежий номер деревенской газеты. Софи открыла первую страницу и сразу увидела афишу: «Приглашаем на вечер стихов, где каждый желающий сможет прочесть стихи в собственном исполнении».

Софи никогда, в общем-то не писала стихи и не особо ими увлекалась, но мысль о них напомнила ей об отце. Сколько она помнила себя, папа всегда сочинял и читал стихи.

«Папа!»

На глаза навернулись слезы. Она закрыла газету, смахнула слезы, допила остывший кофе, взглянула в окно и встала из-за стола.

Глава 2

Он ехал сто двадцать километров в час по трассе, которая вела на восток от города. Оставлял позади воспоминания былой любви.

«Что будешь делать?» — вспомнил Джозеф слова друга.

«Начну новую жизнь», — сказал сам себе под нос.

Дорога сменялась ландшафтами. Высокие горы плавно перетекали в ровную плоскость. Он проезжал мимо городов и деревень. Чувство сожаления и привкус горечи присутствовали в нем с того самого дня, как Анна оставила его. На стекле заднего вида болталась прикрепленная скотчем глянцевая фотография.

Он вспомнил тот день. Они тогда встречались уже три года и планировали пожениться, а потом Анна бросилась со скалы. Ее тело нашли уже через неделю. Когда его вызвали на опознание, оно скорей напоминало один большой синяк. Хрупкое туловище девушки претерпело множество переломов. Несмотря на это, ему все же удалось узнать свою невесту.

Окутанный горем, Джозеф не мог более находиться в городе, где они когда-то были так счастливы. Каждая улица и закуток — все напоминало о ней. Через неделю после смерти любимой девушки пришла весть и о смерти любимой бабушки, которая жила в деревне. Пожилая женщина скончалась в возрасте восьмидесяти пяти лет и оставила внуку дом в наследство, куда он сейчас и направлялся. Она прислала Джозефу письмо: «Джозеф: дорогой и единственный внук, в предчувствии своей скорой кончины пишу тебе это письмо. Завещаю тебе дом и все, что в нем находится. Распоряжайся этим, как хочешь. Люблю тебя! Твоя бабушка Мария!»

Это стало еще одним ударом под дых. Система навигации на телефоне указала поворот направо. Вдалеке показалась развилка.

— Подъезжаю!

Джозеф посигналил поворотником и перестроился в соседнюю полосу, а потом сбавил скорость до восьмидесяти километров и свернул на развилку. Над головой показалась табличка и название деревни. Он остановился на светофоре. Тот горел красным.

Когда цвет светофора сменился, он вдавил педаль газа в пол. Выехав на каменистую дорогу, машину затрясло. Его теперь окружали просторные поля ржи. Городская суета была куда привычней деревенской тиши, но решение было принято, и он уже не собирался поворачивать обратно.

— Смена обстановки пойдет вам на пользу, — так сказал психиатр, который прописывал Джозефу антидепрессанты.

Смерть самых близких выбила его из колеи. Он оставил работу инженера в крупной компании, удобный двухэтажный пентхаус. Его ждала новая жизнь, полная перемен и неожиданностей. Джозеф не был готов, но у него не было выбора.

Через пятнадцать минут женский голос GPS сказал повернуть налево. Он увидел знак и снизил скорость. Поворот уводил в лес, на узкую тропу, где еле вмешалась одна машина. Он притормозил и плавно вошел в поворот.

Высунув одну руку в открытое окно, он ощутил свежий ветерок на поверхности кожи и втянул носом свежий аромат леса. Запах еловых шишек и смолы пробудили в нем воспоминания о бабушке. Когда-то давно, еще юным парнем, он приезжал сюда. Они ходили в лес собирать грибы и ягоды. И, пожалуй, это было самым ярким воспоминанием из детства. Когда он вырос, поступил в университет, выучился на инженера, нашел место в престижной фирме и девушку, у него совсем не оставалось свободного времени, чтобы навестить бабушку. Сейчас Джозеф сожалел об этом. Он закусил нижнюю губу и глубоко вздохнул.

«Бабуля!»

Проезжая маленький дом из красных бревен, он пригляделся. В теплице мелькал женский силуэт. Притормозив, он уставился на дом, пытаясь разглядеть номер. Затем заглушил мотор, взял лист бумаги с соседнего кресла и посмотрел на него.

— Дом номер шесть, — прочитал вслух.

Дверь теплицы открылась. Из нее вышла девушка в пижаме с котами. Он улыбнулся.

«Хороший прикид!»

Она швырнула на землю целлофановый пакет и снова исчезла в проеме теплицы. Пакет повалился на землю. Из него посыпались огурцы и помидоры. Блондинка выбежала на дорожку и хватилась за голову, а потом что-то сказала сидящему на земле коту и принялась укладывать огурцы обратно. Впопыхах запнулась за корягу на земле и упала плашмя.

— Вам помочь? — закричал Джозеф, полностью высунувшись из машины, сдерживая улыбку.

Она уставилась на него. Лицо залило краской. Сидя возле рассыпанных на земле огурцов в дурацкой пижаме с котами, она никак не ожидала встретить сейчас кого-то. Особенно такого красавчика. На нее из окна Rolls-Royce пялился темноволосый кудрявый здоровенный парень. Огромные глаза напоминали глаза инопланетянина.

— Нет, не стоит, — она отрицательно мотнула головой, быстро поднялась с земли, отряхнулась и судорожно скидала овощи в пакет, делая вид, что не замечает его.

— Эй! Не подскажите, это дом номер шесть? — не отставал тот.

Она обернулась, вышла из калитки и подошла к машине.

— Заблудились? — смахнула остатки грязи с фланелевых брюк пижамы.

— Что-то вроде того, — парень почесал затылок.

— Это следующий дом. Через пару километров от моего, — она указала рукой вперед. — Но я думала, там никто не живет. Я здесь недавно. Всего три месяца, — скрещивая руки на груди, она опустила взгляд вниз, а потом вновь посмотрела на парня. Зрачки темного цвета сливались с карими радужками глаз. Таких темных и больших глаз ей еще не доводилось видеть. Пристальный взгляд ввел ее в краску. — Ладно, мне пора.

Она повернулась в сторону дома. У калитки ждал кот.

— Это долгая история, но похоже, что я теперь ваш сосед, — крикнул вслед Джозеф. — Увидимся!

Мотор заревел. Он тронулся с места. Она наморщила лом и отворила калитку.

Глава 3

— Вот это да! — Джозеф разинул рот и уставился на покосившийся набок полуразваленный дом.

«Как бабуля здесь жила?»

Он приложил два пальца ко рту и покачал головой. Его съедало сожаление. Ведь он был настолько поглощен собственной жизнью, что не замечал, как жила его родная бабушка. Если бы он знал, то обязательно бы приехал и помог.

— Все хорошо, — обычно говорила бабушка, когда они созванивались, еще при жизни.

Она просила не беспокоиться о ней. Вероятно, говорила это лишь, чтобы не отвлекать внука и не быть слишком навязчивой.

Он постоял еще некоторое время в оцепенении и направился внутрь. Вбежав вверх по деревянной лестнице на небольшую, но уютную веранду с резными перекладинами, Джозеф достал ключ, который бабушка послала в конверте, и открыл дверь.

Войдя внутрь, в нос врезался запах сырости и гнилых бревен. Все в доме кричало о старости. На стене висела черно-белая фотография дома. Тогда, в 1900-е годы, он выглядел куда привлекательнее, чем сейчас. Джозеф тогда еще не появился на свет.

Маленькая прихожая, в которой он стоял, плавно перетекала в крохотную кухню. Оглядевшись по сторонам, Джозеф подошел к окну с деревянной рамой, опустил ручку вниз и распахнул его нараспашку. Затем прошел в гостиную и спальню и проделал то же самое. Открыв все окна в доме, он сел на обтянутый тканью диван, которому на вид было лет двести. Тот скрипнул под ним, но не развалился. Джозеф расширил глаза и приподнял брови вверх.

«Срочно нужен капитальный ремонт!»

Пол облюбовали старые газеты и щепки. Напротив дивана стоял камин из красного кирпича. Все здесь напоминало о бабушке. Еще недавно она ходила по этому дому, приносила воду из колодца, грела ее в чайнике на печке, а теперь ее не стало. Он потер запястье. В какой-то мере он чувствовал себя виноватым, что совсем не навешал ее. Глаза заслонили слезы утраты и сожаления.

Посидев еще какое-то время в воспоминаниях, он смахнул слезы, встал и направился к выходу.

«Черт!»

Джозеф громко топнул ногой, когда рядом пробежал большой таракан.

«Средство от тараканов!»

Он сел в машину и направился в ближайший магазин.

Глава 4

Джозеф посигналил клаксоном ехавшему впереди незнакомцу, но тот, как будто не слышал сигнал и продолжал ехать вперед. Узкая дорога не позволяла разминуться с велосипедистом. Обе стороны велосипедной рамы были увешаны увесистыми сумками. За спиной у него был большой лесничий рюкзак, более напоминавший холщовый мешок для крупы.

— Эй, мужик, уступи дорогу! Черт возьми! — он не выдержал и выругался, а потом злостно посигналил три раза со всей силы.

Софи вздрогнула от неожиданности, повернулась назад и потеряла управление. Еще секунда и она вместе с овощами и велосипедом лежали на земле.

Джозеф от удивления открыл рот, остановился и выскочил из машины.

— Прости, я не знал, что это ты. Просто спешил, — парень протянул руку Софи.

Она неохотно взяла ее, не смотря в глаза, и поднялась с земли. Джозеф оглядел ее с ног до головы. Она не была похожа на девушку из теплицы, скорее напоминала рабочего. Костюм цвета хаки покрывал тело с головы до ног, а волосы были убраны под джинсовую кепку.

Они встретились глазами, а потом принялись собирать разбросанные по земле огурцы и помидоры.

— Может, тебя подбросить? — между делом спросил парень.

— Не стоит, я сама, — она повесила пакеты на раму и показала ему рукой, чтобы тот проезжал вперед.

Он не мог отвезти от нее взгляд, и, кажется, это разряжало ее. Она совсем не смотрела на парня и лишь фыркала себе под нос.

— Увидимся, — сказал он и помахал рукой проезжая совсем рядом.

Она ничего не ответила. Вскочила на велосипед и покатилась по грунтовой дороге вперед.

«Ну и придурок!» — Софи наморщила лоб.

Продав выращенные овощи на местном рынке в центре села, она вернулась обратно. Лишь зайдя в дом, услышала звук проезжающей мимо машины и выглянула украдкой в окно. Так, чтобы ее не заметили.

«Он!»

Уже второй раз за день она встречала его, и он все больше и больше раздражал ее. Она недовольно покачала головой и тяжело вздохнула.

— Вот чудик! — сказала Софи коту, а потом отправилась колоть дрова.

***

В это время Джозеф вернулся в полуразваленный дом бабушки.

Поднявшись по скрипучей лестнице, оказался внутри, держа в руках пакеты с едой. Пол под ним издал странный звук, а потом доски проломились под ногами, и он полетел в образовавшуюся в полу дыру.

— А-а-а! — выкрикнул он.

Не успев ничего понять, Джозеф приземлился на бетонный пол и взвыл от боли. Копчик ныл, как будто его ударили безбольной битой по заду.

— Черт, как больно! — выл он.

Превозмогая боль, он потер зал, поморгал глазами и огляделся по сторонам. Здесь было темно и сыро. Услышав писк, парень тут же вскочил на ноги, забыв о боли.

«Крыса?»

Выудив смартфон из переднего кармана джинсов, он включил встроенный фонарь и направил в сторону звука, а потом отшатнулся назад.

На небольшом деревянном сундуке сидела белая мышь. Моргая маленькими красными глазками, животное смотрело на него.

— Мышь, — он выдохнул.

Мышей он боялся куда меньше, чем крыс.

«Сундук?»

Джозеф огляделся по сторонам. Комната три на четыре метра напоминала чулан или кладовку. В углу теснился маленький письменный стол, напоминающий парту в школе, и стул. На полке рядом стояла керосиновая лампа. Взяв ее, он покрутил лампу в руках. Зрачки расширились от удивления.

Мышь пискнула, и он перевел луч фонаря на сундук. Животное по-прежнему сидело там и смотрело на Джозефа, словно хотело что-то сказать.

— Брысь! — он махнул рукой рядом с мышью, пологая, что она испугается и убежит прочь, но та оставалась на месте. — Охраняешь сундук? Что там? Сокровища? — он хихикнул.

Мышь покачала маленькой головкой, как бы подтверждая его догадки. Поднеся руку к животному, сердце забилось в учащенном ритме.

— Ты не заразная? — осторожно поинтересовался парень.

Он слышал много раз, что мыши и крысы являются переносчиками инфекций, но она не была похожа на дикое животное.

«Может она декоративная?» — мозг тут же выдал догадку.

Мышь поползла по голой руке парня вверх, к самому предплечью и уселась на плече. Он удивленно взглянул на нее. Она уже не казалась такой страшной. Почувствовав длинный хвост, спускающийся до лопатки, по спине пробежали мурашки, но мышь спокойно сидела и даже не пыталась его укусить, так что он расслабился.

Уставившись на сундук, Джозеф почесал макушку. Такой он видел только в фильмах про пиратов. Подергав пару раз за ручку и потеряв всякую надежду открыть сундук, он отпрянул назад. Железный увесистый замок удерживал крышку сундука на месте. Он решил оставить это на потом и искать выход.

— Здесь должна быть лестница.

Обернувшись назад, он увидел крохотную дверцу и дернул за ручку. Она сразу отворилась. Пригнувшись, Джозеф пролез сквозь узкий дверной проем и выбрался в спальную комнату.

Глава 5

 — Она мне нравится, Мэтью, — так он прозвал нового друга.

Белый мышонок внимательно слушал хозяина. Джозеф пробыл здесь уже около недели. Он успел заделать дыру в полу, но замок сундука так и не открыл. Незнакомка никак не выходила у него из головы. Он часто встречался с ней, но не выдалось возможность заговорить или познакомиться. И, кажется, она не проявляла к нему особого интереса. Иногда он несколько раз за день ездил в магазин, а проезжая мимо ее дома, специально притормаживал и сигналил, но не получал никакого ответа. Софи попросту игнорировала парня. Он пришел к мысли: «Нужно как-то себя проявить. Стать более настойчивым».

Ее силуэт то и дело всплывал у него в сознании.

«Софи!»

Чтобы отвлечься от навязчивых мыслей, он решил пойти в небольшой лесок, отделявший его от соседского дома, чтобы собрать грибы и ягоды к обеду. Джозеф хотел вспомнить годы юности, когда они с бабушкой ходили в лес. Кое-какие навыки все еще имелись, но он оделся довольно легко и уже через десять минут прогулки по лесу чесался от укусов комаров и проклинал себя.

«Вот я дурак! Забыл спрей от комаров», — корил себя мысленно.

Увидев шляпку белого гриба, Джозеф присел на корточки, срезал его под самую ножку и обнюхал, прежде чем положить в плетенную корзину, которую нашел на веранде. Запах белого гриба напомнил о детстве, о пирогах с грибами, которые так вкусно готовила бабушка. Приятные воспоминания разлились теплом в груди. Помечтав немного, он уже хотел было встать, как врезался во что-то мягкое.

Вскочив и обернувшись, он выставил перед собой большой перочинный нож, ожидая увидеть медведя или какое-либо другое животное, но это была она. Та самая незнакомка, которую он видел сначала в теплице, а потом на дороге.

— Ой! — вскрикнула Софи от ужаса и вытаращилась на парня. Она напугалась. — Ты что, собираешься меня убить? — она попятилась назад.

Он не понял, о чем она говорит, а потом заметил, как держит перед собой нож.

— Нет, прости, — Джозеф положил нож в корзину. — Я собирал грибы.

Она немного расслабилась. Ведь он не покушался на ее жизнь.

«Вот это встреча! Опять он!»

Она недовольно помотала головой.

— Нельзя так людей пугать! — фыркнула Софи и злобно зыркнула на парня.

— Ну, знаешь, я не меньше твоего испугался, — сказал Джозеф и тут же пожалел о словах.

Он не хотел выглядеть трусом в глазах симпатичной девушки.

— У меня складывается ощущение, что ты меня преследуешь, — она вышла из себя и поджала губы.

— Ха, — усмехнулся тот. — Мы вообще-то соседи, а лес — это общая территория.

Она скрестила руки на груди и надулась.

— Извини, не хотел тебя напугать. Я просто решил собрать грибы для обеда и, как на зло, забыл спрей от комаров.

Он вновь почесался. Софи достала из кармана маленький флакончик и всучила парню, глядя искоса. Их взгляды на секунду встретились.

— Спасибо, — он оросил поверхность ветровки и спортивных брюк спреем и вернул ей.

Он был ей противен, но в то же время она часто думала о нем, как и он. Вероятно, потеря близких людей связывала их на ментальном уровне.

— Мне пора, — сообщила Софи и направилась в сторону дома.

— Меня зовут Джозеф, кстати. Если нужна будет помощь, обращайся! — крикнул он вдогонку.

«Еще бы», — недовольно прошипела она себе под нос.

Софи не привыкла просить о помощи и делала все сама. Девушка всегда рассчитывала лишь на свои силы, а после смерти родителей она совсем замкнулась в себе. Горе подкосило ее. Быстрой походкой, глядя себе под ноги, Софи ковыляла домой.

Глава 6

Купив в магазине нужные инструменты для того, чтобы вскрыть замок, Джозеф взял фонарь и спустился по лестнице в подвал. Мэтью сопровождал хозяина и спокойно сидел у того на плече.

Ступив на бетонный пол, он огляделся. Сундук стоял на своем месте. Джозеф подошел ближе и еще раз подергал замок, но тот и не думал открываться. Тогда он положил необходимые инструменты на пол и уселся на корточки.

— С чего начнем? — он вопросительно посмотрел на Мэтью и улыбнулся.

Мышонок пискнул.

«Отмычка или болгарка?» — он покрутил оба предмета в руках.

Вставив отмычку в замок и зажав фонарь предварительно под мышкой, он задумался на мгновение. Затем прокрутил отмычку сначала в одну сторону, а потом в другую и прислушался. Джозеф видел по телевизору, как ловко вскрывают замки воры в телесериалах, но опыта у него такого не было.

Он крутил отмычку в разные стороны, но ничего не выходило. Не услышав заветного щелчка, через полчаса, когда он окончательно вспотел и извелся, то бросил со злостью железную отмычку на пол.

— Черт, Мэтью, ничего не получается. По телевизору все выглядело гораздо проще, чем на деле.

Мышонок пискнул и, кажется, с ним согласился. Отдохнув и вытерев пот со лба, он взял болгарку и с опаской поглядел на нее.

— Не бойся, Мэтью! Сейчас будет громко.

Он привел инструмент в действие. Тот заревел. Мэтью тут же соскочил с плеча хозяина и забился в угол. Джозеф коснулся замка болгаркой. Искры полетели во все стороны. Он зажмурил глаза.

«Бабуля! Ну что за загадки?»

Джозеф надавил чуть сильнее, и замок слетел с петель.

— Ура! Победа! ­— он взглянул на забившегося в угол мышонка.

Замок был открыт.

Аккуратно приподняв крышку сундука и заглянув внутрь, вместо сокровищ, которые он ожидал увидеть на дне сундука, обнаружил лишь целую кипу пожелтевших от старости тетрадей.

— Тетради? — он выгнул одну бровь.

Затем выудил их из сундука, быстро пролистал, пытаясь понять неразборчивый подчерк, а потом закрыл и поднялся на ноги. По датам в тетрадях стало понятно, что это дневники его бабушки Марии. Он не решился их прочесть сейчас.

«Может там что-то личное?»

Взяв с собой тетради, он направился к двери.

— Мэтью, пойдем!

Мышонок юркнул в открытую дверь и взобрался вверх по деревянной лестнице. Джозеф вылез из подвала и положил стопку тетрадей на прикроватную тумбочку в спальне, а сам отправился на кухню варить утренний кофе.

«Почему бабушка хранила тетради в сундуке?» — этот вопрос не давал покоя целый день.

Глава 7

— Лучшие ветки для розжига банной печи находятся на верхушках елей. Понимаешь, Лео? — сказав это коту, Софи направилась во двор.

Она достала длинную раздвижную лестницу из сарая за домом, поставила ее около высокой елки и полезла вверх. Утреннее солнце пекло и раскидывало яркие лучи, отчего девушка обильно потела и щурилась. Каждый шаг давался с трудом. Холодные бока лестницы скользили под пальцами.

 «Почти на месте».

Преодолевая одну ступеньку, а потом вторую, третью и множество других, она наконец-то оказалась на нужном месте.

— Лео!

Помахав коту, Софи ухватилась двумя руками за широкий ствол деверева, перекинула одну ногу через длинный сук и оседлала его, словно наездница.

Взглянув вниз, высота в пять метров показалась ей гораздо больше, отчего у нее немного закружилась голова.

«Ух!»

Устроившись поудобнее на сучке, Софи достала пилу, которая крепилась у нее на ремне за спиной, и начала подпиливать короткие ответвления от основного сука. Они плавно летели вниз и ложились на землю.

Лео с удивлением наблюдал за хозяйкой снизу, перепрыгивая с места на место, когда ветки падали прямо на него.

Она что-то насвистывала себе под нос и отпиливала один за другим тонкие зеленные отростки.

Провозившись полчаса и закончив работу, уже собиралась было переместиться на лестницу, как ветка под ней хрустнула. Софи успела лишь пискнуть и с грохотом полетела на землю.

— А-а-а! — удар о землю раздался глухим звуком. — Черт, как больно! — уже через секунду она лежала под деревом, держалась за ногу.

Софи выла, словно дикий зверь. Рев разносился по всей округе.

— А-а-а!

В это время Джозеф как раз проезжал мимо. Он услышал вой и примчался на помощь. Миновав низкий забор, одним прыжком парень оказался возле Софи.

— Что с тобой? Ты ушиблась? Нога болит?

 Она не могла ничего ответить, лишь корчилась от боли.

— Вот черт! Я не знаю номер телефона местного врача, — он метался из стороны в сторону.

Софи, превозмогая боль, вытащила гаджет из кармана рабочих брюк и кинула на землю, а потом опять завыла. Глаза намокли от слез. Боль была нестерпимой.

— Доктор Петерсон, — проревела она.

Джозеф схватил телефон, нашел нужный номер и приложил гаджет к уху.

— А-а-а, — стонала Софи.

Лео ходил взад-вперед. Кажется, он переживал за хозяйку не меньше новоиспеченного соседа.

— Хорошо! Приезжайте скорей! — Джозеф разъединил связь, потом встал на колени впритык к ней и просунул руки под колени и спину.

— Ты что делаешь? — она скорчила недовольное лицо, забыв на миг о боли.

— Пытаюсь тебе помочь! Хочу отнести тебя в дом. Скоро приедет доктор и осмотрит твою ногу.

— Я сама могу идти, — с горделивым видом заявила она.

Софи попыталась встать, но, ступив на больную ногу, снова свалилась на землю и застонала пуще прежнего.

— А-а-а!

Джозеф тяжело вздохнул.

«Упрямица!»

— Ладно, — сказала она, наконец-то сдавшись. — Неси!

Тогда он подхватил ее на руки и понес в дом, минуя огород и лестницу.

— И зачем ты туда полезла?

— Не твое дело, — она отвернулась, чтобы не встречаться с ним глазами.

От парня приятно пахло мятой, так как недавно он жевал мятную конфету. Ей нравился этот запах. Он ассоциировался у нее с парфюмом ее отца. На глаза вновь навернулись слезы.

Поднявшись по скрипучей лестнице, они вошли внутрь. Софи указала пальцем налево.

— Кровать там!

«Черт! Что я сказала? Надеюсь, он не подумал ничего дурного».

Уложив ее на кровать и задрав нижнюю часть брючины вверх, он дотронулся до ее распухшей лодыжки.

— Ай!

Софи встрепенулась и приподнялась на локтях, защищая ногу от его прикосновений.

— Ты что делаешь?

— Проверяю твою лодыжку. Не бойся, я не причиню вреда, — его лицо было вполне серьезным, и она расслабилась.

«Похоже он знает толк в больных лодыжках».

— Завтра разбухнет еще больше.

Она почувствовала приятное тепло, когда горячие руки соседа касались ее ноги. Софи и не помнила, когда в последний раз к ней прикасался мужчина, не считая отца. По телу пробежали мурашки. Сейчас он уже не казался ей настолько противным, как пару дней назад. За эту неделю она успела привыкнуть к новому соседу, но не могла позволить, чтобы кто-то заботился о ней. Софи берегла независимость, как драгоценный камень.

— Лед есть? — спросил он.

— Да, в холодильнике.

Джозеф вышел из комнаты и вернулся с пакетиком льда в руках. Затем сел на кровать и приложил лед к распухшей ноге. Он напоминал доктора. Не хватало только белого халата и очков. Софи украдкой глядела на него, а когда он поднимал глаза, уводила взгляд в сторону и заливалась краской. Они ждали приезда врача.

Глава 8

 Доктор Петерсон приехал через полчаса.

— Жить будет, — улыбнулся он. — Нужно ехать в городскую больницу накладывать гипс. Здесь, в селе, такого оборудования нет.

Мужчина низкого роста в очках пожал плечами.

— Это же двадцать километров отсюда! — Софи схватилась за голову.

— Я отвезу тебя. У меня есть машина, — успокоил девушку Джозеф.

— Нет! Я закажу такси, — гордо заявила она и отрицательно помотала головой.

— Ну, вы тут пока разбирайтесь, а мне пора. Никакой физической активности, — пригрозил доктор пальцем, — и позвольте мужчине проявить заботу.

Он удалился из комнаты. Она тут же замолчала, надула губы и отвернулась к окну. Джозеф молча смотрел на нее, ожидая ответа. Через какое-то время, когда пыл остыл и она пришла в себя, то все же дала согласие.

— Хорошо, — снова сдалась Софи не выдержав напряжения.

Она еще никогда в жизни так часто не соглашалась ни с одним мужчиной.

— Вот и отлично, — улыбнулся Джозеф. — Вставать тебе категорически нельзя, — он огляделся по сторонам. — Ты, должно быть, проголодалась?

Софи неохотно покачала головой. Она испытывала стыд и слабость перед мужчиной, которого совсем не знала, что ставило ее в уязвимое положение. Она не хотела показывать свою уязвимость. Теперь ее жизнь зависела о

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 84

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • Комментарии отсутствуют