Люси не на небе, но с алмазами (на конкурс)

После того, как произошло событие, которое изменило её жизнь, Люси помнила действительно мало. Всё, что осталось – осколки воспоминаний. Отрывки из разного времени, разных лет и разной длины.

С самого начала, когда она вовсе не понимала, кто она, где и почему, её то и дело накрывала паника: оказывается, быть человеком без имени и прошлого – страшно. Тебе не на что опереться, нечем подтвердить или опровергнуть слова окружающих. Ты понятия не имеешь, кто эти люди, врут они тебе или говорят правду, чего от тебя хотят... И только когда Люси удалось немного свыкнуться с этой мыслью, притерпеться и перестать настолько сильно нервничать – дело немного сдвинулось: память, пожалев, принялась подкидывать какие-то крохи. Сообразив, что надо лишь подождать, Люси мудро набралась терпения. Со временем крошек становилось всё больше, и теперь уже можно было насыпать из них небольшие горки.

Начинались воспоминания только с её семилетия, из раннего периода не осталось вообще ничего. Но это не сильно пугало – не то чтобы даже обычные люди способны запомнить много событий из своей жизни до более или менее сознательно возраста, что как раз наступал в шесть-семь. Так что тут не было сильного потрясения. Да и следовало быть благодарной за то, что давали, а не требовать ещё.

Ну и в итоге... Первое, что всплывало в памяти – поле.

Огромное такое, широкое, казалось бы, и вовсе бесконечное, полное ромашек, васильков, лаванды и других полевых цветов, названий которых Люси не знала. Или просто не помнила. Но белого и фиолетового было действительно много. Цветы были похожи на яркие всполохи, которые привлекали к себе внимание. Приятный цветочный запах уже на подходе окутывал с ног до головы. С трех сторон от поля, где-то вдалеке, угадывался лес, добавляя таинственности и привлекательности.

Судя по ощущениям Люси, это поле было ей очень знакомым, можно сказать, родным, а ещё вроде бы находилось недалеко от дома, так что бывала она там довольно часто и добиралась пешком.

Маленькая Люси носилась в траве, совершенно не беспокоясь о том, что в любой момент могла запутаться, запнуться и полететь носом в землю. Единственным её желанием в тот момент было обогнать ещё одно маленькое существо на этом же поле – щенка золотистого ретривера по кличке Санни, который являлся полноценным членом их семьи.

Люси просто обожала Санни. Несмотря на то, что тот появился в её жизни совсем недавно, она уже души в нём не чаяла. Родители говорили, что с момента их встречи они будто бы приклеились друг к другу. Люси действительно привязалась к щенку очень сильно. И пусть сейчас она не помнила большую часть моментов с этим прекрасным созданием, в своей любови к нему она была уверена. Санни – буквально маленькое солнышко в её жизни, без которого ей было бы очень-очень скучно.

Бегая среди высоких растений, Люси звонко смеялась, оборачиваясь на Санни или же стараясь не упустить его из виду впереди, если ему надоедало ей уступать, и он уносился вдаль. Хотя при этом все равно каждый раз возвращался обратно, позволяя Люси снова оказаться впереди, обогнав его. Нечестные у них, правда, догонялки какие-то получались, но такие правила обоих вполне устраивали.

Но долго так хорошо продолжаться не могло. В один момент Люси все же споткнулась, упала и пару раз перекатилась по земле, пачкая светлую футболку. Но вместо того, чтобы растеряться и заплакать, она лишь ещё громче засмеялась, не предпринимая никаких попыток встать. Растянувшись на земле, она принялась рассматривать облака на небе сквозь листья, траву и макушки цветов. А уже через секунду к ней подбежал Санни, поставил передние лапы на плечо и довольно принялся облизывать ей щёку. Люси, не переставая хихикать, погладила щенка по макушке, легко потрепав по ушам и холке.

– Устал, Санни? – поинтересовалась Люси, и щенок согласно тявкнул, укладывая передние лапы теперь ей на живот, а сверху устроил мордочку, прикрывая глаза. – Ладно, тогда давай полежим и отдохнём немного.

Теперь Люси полностью сосредоточила внимание на плывущих по небу облаках, которые медленно меняли форму, и продолжала гладить Санни. Было тихо, тепло и спокойно, а запах цветов кружил в воздухе, делая момент совершенным.

Так продолжалось ровно до тех пор, пока к полю не подошли родители Люси. Они громко позвали её и Санни, чтобы всем вместе отправиться домой. И уже через пару секунд пушистые рыжие кудрявые пряди замелькали среди цветочных лепестков, когда поднявшаяся на ноги Люси побежала навстречу к родителям наравне с Санни.

– Я бегу, мам, пап! – она помахала рукой издалека, чтобы её точно заметили.

Только дома Люси обнаружила, что во время своего падения в поле умудрилась содрать коленки, так что теперь там была корочка запёкшейся крови, а при ходьбе они отзывались ноющей болью, которую раньше, видимо на подъеме эмоций, она и не замечала.

На этом первое воспоминание обрывалось, не давая узнать больше ничего об этом моменте и дне в целом.

Второе воспоминание? Ох, что ж, а вот тут уже немного труднее. Надо немного времени подумать, чтобы разобрать те крохи, что есть, по порядку в собственной голове и выявить то самое.

Да, точно! Второе воспоминание – уже из той поры, когда Люси что-то около восьми. И теперь это был дом.

Родители Люси сидели за столом, о чем-то тихо переговариваясь, пока она собиралась на прогулку с Санни. За окном в силу вступала зима, так что погода с каждым днем становилась все холоднее. И поэтому, тепло одевшись, Люси сразу подбежала к небольшому шкафчику с вещами Санни, вытащив оттуда маленький тёплый костюм и для него.

– Хей, Санни, иди сюда, малыш! – позвала Люси и попыталась подхватить подбежавшего к ней сильно подросшего щенка на руки. Сделать это ей не удалось, поскольку сил не хватило, и тогда она просто наклонилась к нему, быстро чмокнув питомца в нос. – Идём гулять, да? Но сначала тебя нужно собрать.

Пятнадцать минут, помощь отца – и вот Санни тоже был в тепле, полностью готовый к прогулке. Так что Люси поправила на нём ошейник и, пристегнув поводок, помахала напоследок родителям, вместе с Санни выбегая на улицу.

Гуляли они недалеко от дома, чтобы родители могли в любой момент увидеть их из какого-нибудь окна, выходящего на эту сторону, и убедиться, что все в порядке. Сейчас к тому же даже ещё не темнело – солнце грело их с Санни своими неяркими лучами.

Вдоволь набегавшись, Люси уже собралась пойти домой, с большим трудом, но все же умудрившись подхватить Санни на руки, чтобы тот не запачкал полы, как она вдруг почувствовала странное: что-то мокрое и холодное приземлилось сначала ей на нос, следующее скользнуло по ладони, на которой не было перчатки, потом коснулось век... Люси подняла голову, замечая кружащиеся в воздухе белоснежные хлопья снега. На лице тут же появилась широкая улыбка, и она едва не подпрыгнула на месте, что точно сделала бы, если бы не тяжесть Санни, и громко взвизгнула от радости.

– Санни, смотри, это снег, снег! Первый в этом году! Малыш, мы дождались! – обратилась к своему пушистому другу Люси, опуская его обратно на землю и легко потрепав по макушке.

Санни в ответ несколько раз громко гавкнул, и Люси дала ему поноситься еще немного, впрочем, сама особо не отставая. Все же снег – это снег, тем более первый за эту зиму! Ей еще желание в честь этого надо будет загадать.

Таким образом, на улице Люси с Санни подзадержались, только после этого возвратясь домой. Все мокрые, грязные, так как без падений, естественно, не обошлось, но зато безумно счастливые и довольные.

Дальше воспоминание снова оборвалось тёмным пятном, заканчивая историю восьмилетней Люси на этом первом и единственном кусочке.

Может быть, воспоминания были не самыми увлекательными или масштабными, но каждое из них было дорого Люси. Она собирала их, как когда-то богатый скупец, растерявший всё своё золото. Нанизывала на ниточку, как переливающиеся и дорогие сердцу алмазы, старалась скрепить всем, что подходило, и прятала в копилку дыши. Ведь это всё, что у неё было.

О девяти годах в голове Люси и вовсе не имелось ни одного отрывка, даже самого маленького. А воспоминания о десятилетии составляли лишь бессмысленные, действительно крошечные обрывки разных ситуаций, из которых хоть одноминутную полноценную картинку создать не получалось. Из её жизни будто вовсе стёрли эти два года, что, конечно, Люси очень расстраивало. Не то чтобы она могла как-то на это повлиять, так что пришлось смириться.

Третье воспоминание Люси было из той поры, когда ей уже исполнилось одиннадцать. И на этот раз это был обычный школьный день. Если подумать, скучный. Но что поделать. Что вообще могло быть интересного на уроках?..

Зато благодаря таким моментам Люси сумела узнать, что училась в целом неплохо, хоть и большую часть именно этого конкретного дня провела, глядя в окно и наблюдая за плывущими по небу облаками, которые к вечеру сменились темными тучами.

Люси сидела за средней партой в ряду у окна. Рядом с ней сидела... «Лили», – услужливо подсказало подсознание, позволив имени всплыть в голове среди вороха других мыслей. Так что Люси посчитала, что её соседку зовут именно так. Девочке из её воспоминаний это имя очень подходило, да и потом это точно подтвердилось.

Домой тогда Люси пришлось идти уже под начавшимся дождём, но это нисколько её не расстроило. К дождю она относилась хорошо. Так что пока ученики, разбегаясь в разные стороны, как можно быстрее пытались добраться до дома, Люси, наоборот, старалась идти как можно медленнее, скорее, просто прогуливаясь и попутно осматривая все вокруг. Родители волноваться не должны были, ведь о любви Люси к дождю были прекрасно осведомлены. К тому же учебный год только начался, погода стояла очень тёплая, и никаких причин переживать о простудах не было.

И когда Люси наконец добралась до дома, никто и правда не задавал вопросов. Папа сразу вручил ей полотенце и домашнюю одежду, а мама мягко подтолкнула промокшую Люси к ванной, где уже шумела, набираясь, вода. Согревшись, Люси сразу побежала к Санни, который ждал её, устроившись на диване в гостиной. Он каждый день встречал ее со школы именно здесь. Люси села рядом, и Санни устроил мордочку на ее коленях, потом перевернулся, открывая живот, который Люси без промедления принялась чесать и гладить.

Конечно, щенком Санни давно уже не был, он вырос в красивого и очень умного пса, но вёл себя порой так же, как и в своём детстве. Тем не менее, Санни был воспитанным, послушным и добрым. И Люси любила его все так же сильно, как и раньше, если не ещё больше.

Все время до конца дня Люси провела с Санни. Они играли, валяясь на полу, и гонялись друг за другом до тех пор, пока родители не попросили их обоих угомониться. И все это время по всему дому разносился звонкий смех Люси и громкий весёлый лай Санни.

После наступления вечера, когда дождь уже с полчаса как закончился, Люси сразу же побежала гулять с Санни. Вернее, она выпустила его во двор бегать, но сама, конечно же, вышла следом. Она наблюдала за тем, как счастливый пёс носился по зелёной мокрой траве, преследуя редких бабочек и мотыльков, пытаясь догнать разных там кузнечиков, что разбегались от него в разные стороны, и остальных насекомых. Люси немного побегала вместе с ним, а потом улеглась на траву, как и всегда разглядывая небо. Намокшая на спине одежда сразу неприятно начала липнуть к телу, но Люси этого будто и не замечала, полностью сосредоточившись на темнеющем бесконечном полотне над головой.

Притомившийся Санни тихо лёг рядом, уложив голову Люси на живот, как обычно. А она принялась гладить пса по макушке, несильно почесывая между ушей и заставляя тем самым Санни довольно прикрыть глаза, придвинувшись чуть ближе.

Вскоре им все же пришлось вернуться, ведь с наступающей темнотой становилось еще и прохладнее. Так что, насчитав пять появившихся на небе звёзд и загадав напоследок желание, Люси зашла в дом, позвав Санни за собой.

Санни, уже приученный, сразу, как попал внутрь, самостоятельно направился в ванную, где следующая за ним по пятам Люси помыла ему лапы. И потом отпустила гулять по дому, пока заново принимала душ сама, – все же идея полежать на траве, возможно, была не такой уж и хорошей.

Санни направился к своей миске, чтобы восстановить силы и утолить жажду после бега, а затем – к своей лежанке, удобно устраиваясь и вскоре засыпая. А Люси, проверив чуть позже наличие в его мисках воды и еды на ночь, в итоге пополнив и то, и то, села за уроки, ведь домашнее задание никто не отменял, как и наличие очередного учебного дня завтра, так что сделать уроки было нужно.

И примерно на этом моменте третье более или менее нормальное, полноценное воспоминание обрывалось. Да, оно было в итоге довольно обычным и скучным, но не то чтобы вся жизнь была Люси очень уж насыщенной. Она же была совершенно обычной девчонкой, и город, в котором жила, был довольно маленьким. Но учитывая, что после происшествия даже таких невзрачных и неинтересных, казалось бы, моментов в памяти Люси осталось совсем мало, для нее было безумно ценно абсолютно каждое из них.

Следующее воспоминание также было связано со всё ещё одиннадцатилетней Люси, что было немного удивительно, а ещё довольно важно для самой Люси. Но часть времени всё равно была пропущена. Похоже было, что прошло несколько месяцев, потому что в этом отрывке уже царил январь. А если точнее – это был примерно конец новогодних каникул, когда везде и всюду ещё висели украшения и гирлянды и праздничное настроение пока не пропало полностью. Тогда явно совсем недавно выпал снег, и всё вокруг было укрыто пушистым белым ковром, что одновременно и радовало взгляд, и причиняло глазам боль из-за слишком ярких переливов под холодными лучами уже почти не греющего солнца.

Люси в этот раз снова была на том же самом поле из первого воспоминания, а рядом с ней, как и всегда, был Санни. Но теперь, конечно, цветов не было. Правда, менее красиво от этого не стало. Снег покрывал все поле таким ровным слоем, что страшно было даже один-единственный шаг на него ступить, чтобы ничего не нарушить...

Ладно, хорошо, конечно же, это ложь.

Санни первым понесся вперёд, убегая куда-то к средине поля, забавно подпрыгивая, когда проваливался в сугробы. Люси, понаблюдав за ним несколько секунд и тихо смеясь, все же решилась и наконец побежала следом. Пару раз споткнулась, но все-таки удержала равновесие. Да, с возрастом она стала чуть менее неуклюжей, что считала уже большим успехом для себя.

Прогулка с Санни в целом не особо отличалась от любой другой. Разве что закончилась немного раньше, поскольку и Люси, и Санни замёрзли, так как оба успели поваляться в снегу. Так что ими было принято совместное, – ладно, приняла его Люси, но она была абсолютно уверена, что, если бы Санни был человеком, он бы точно ее поддержал – решение возвращаться домой.

Уже дома Люси впервые, – по крайней мере, так ей казалось по ощущениям, которые она испытывала в тот момент, – серьезно поссорилась с родителями. А все потому, что единственной их просьбой на сегодня было не валяться в этот раз по земле. И на самом деле Люси понимала, что они всего лишь заботятся о ней и её здоровье, не хотят, чтобы она заболела, но ругаться-то зачем? Да и вообще, не она виновата ведь! Просто она довольно невысокая, а Санни наоборот, как раз вполне себе крупный пес, который прыгнул на нее слишком неожиданно, с разбегу, из-за чего они оба и упали, извалявшись в снегу. И так несколько раз, в результате чего они оба несильно, но все же промокли. Но ведь они сразу после этого вернулись в тепло, домой! И Люси честно пыталась остановить Санни и даже команды использовала, но соскучившийся по ней за день пес, – а она, кажется, была у подруги – был слишком взволнован, чтобы слушать. Но ведь сама Люси тут ни при чем, разве не так?

Так что Люси сделала именно то, что в ее ситуации сделал бы любой ребенок в ответ на несправедливое возмущение родителей – обиделась. Поэтому во время семейного ужина за столом висела неловкая тишина – по крайней мере, со стороны самой Люси, потому что родители спокойно переговаривались друг с другом. Санни, из солидарности со своей младшей хозяйкой, не издавал никаких звуков тоже, молча поедая наложенную ему в миску еду.

Когда её тарелка и стакан опустели, Люси, бросив лишь короткое «спасибо», сразу убежала в свою комнату, наглухо закрывая дверь за проскользнувшим следом за ней Санни. И это тоже было дня неё ещё одним своеобразным показателем обиды – обычно дверь она оставляла хоть немного, но всё же приоткрытой. Хотелось дать знать родителям, что их слова и поступок она ни в коей мере правильными не считает, её это задело и им следует извиниться, ведь она не специально сделала то, что в итоге получилось! И вообще, такое даже не в первый раз произошло, но обычно до такой реакции с их стороны не доходило. Что же в этот раз поменялось?

Правда, просидела в комнате Люси не больше часа. Она пыталась отвлечься на книжку, но мысли постоянно возвращались к ссоре с родителями. Она не привыкла к такому, и это чувство ей не нравилось. Хотелось, чтобы всё стало как обычно, и их отношения снова наладились. Да и Санни, лежащий передними лапами и мордой у неё на коленях и тихо расстроенно скулящий, нисколько не помогал ситуации. Он ведь умный и внимательный, тоже чувствовал перемену атмосферы и понимал, что что-то не так, ведь вечера они обычно проводили по-другому. Так что ему тоже было не по себе.

Поэтому вскоре Люси вновь появилась в гостиной, где всё ещё тихо переговаривались родители. И вместе они решили все непонимания, просто спокойно поговорив и всё обсудив. Извинились все – и родители за то, что сразу так резко отреагировали, и Люси за то, как себя повела. А ещё пообещала, что больше будет стараться такого не допускать и лучше следить за Санни, а также быть к нему строже. На этом и порешили, прощая и отпуская обиды. Потому что всё же понимание в их семье всегда стояло на первом месте, равно как и доверие друг к другу.

Затем они, как делали всегда до этого, устроились на диване в гостиной, укутываясь в пледы, и включили телевизор, чтобы посмотреть какие-нибудь фильмы перед сном и просто провести время вместе. Санни же, пару раз радостно гавкнув, забрался сверху и разлегся на ногах всех троих, потягиваясь и вызывая тем самым смех Люси и улыбки ее родителей.

И Люси была действительно счастлива, что это ее воспоминание заканчивалось на такой хорошей и теплой, в отличие от чуть более ранних событий этого же отрывка, ноте. Конечно, существование плохих воспоминаний никто не отменял, они даже обязаны присутствовать в жизни, но Люси все равно было спокойнее от факта, что она помнила, как помирилась в тот день с родителями, и что никаких серьёзных изменений в их крепкие отношения это ссора не привнесла. Наоборот, в очередной раз напомнила: разговаривать друг с другом, чтобы понимать и решать все проблемы, очень важно. И, возможно, ссора только сильнее их сблизила.

Следующий момент был... Ох, точно. Он был уже из жизни двенадцатилетней Люси. Да, год после исполнения одиннадцати оставил её всего лишь с двумя кусочками воспоминаний. Но это было уже в два раза больше, чем обычно, так что Люси жаловаться не собиралась.

Так вот, о чем мы? Ну да, новый отрывок. Он был немного ярче по событиям, чем предыдущие, – на этот раз Люси была с друзьями.

Это была весна. Время, скорее всего, только-только дошло до обеда, и Люси со своими одноклассниками как раз закончили учиться. Так что едва Люси успела собрать вещи, та же девочка, с которой она сидела за одной партой в первом школьном воспоминании – то есть Лили – потянула ее за руку к выходу.

– Пойдем гулять! – крикнула она, мельком обернувшись, и продолжила тянуть Люси в сторону ближайшего парка. – Позовем Ника и Макс, они тоже уже свободны.

– Давай, будет здорово! – не особо долго раздумывая, согласилась Люси.

Домой ей идти пока не хотелось, да и погода была потрясающей – и не слишком жарко еще, и не холодно, как раз то, что нужно, – к тому же везде уже начали распускаться почки и даже некоторые цветы, на что хотелось смотреть каждый день, чтобы ничего не упустить.

А еще к тому же Люси давно не видела своих друзей, упомянутых Лили, и хотела с ними встретиться. Ник и Макс – старшие брат и сестра Лили, двойняшки. Семьи Люси и Лили не только знали друг друга, но и хорошо дружили. Потому, как это обычно бывает, Люси и Лили провели буквально всё своё детство вместе, будучи знакомыми фактически с рождения. А потому Люси хорошо знала и старших детей – так же, как и они ее, – и дружили они все вчетвером.

До парка Люси с Лили добрались минуты через две и, пока они ждали прихода Ника и Макс, с которыми Лили уже связалась и договорилась, решили спуститься поближе к озеру. Но, конечно, перед этим они успели отпроситься погулять у родителей, чтобы те не волновались.

Озеро в парке было небольшим, но от этого не менее красивым. Вокруг было много свежей зелени, которая ярко блестела и переливалась под солнечными лучами, а по водной глади плавали несколько уток, пара лебедей и другие птицы. Люси это место нравилось, и Лили его тоже очень любила. Так что большинство прогулок они проводили именно здесь.

– Привет! Скучали? – крикнула Макст спустя каких-то пятнадцать минут, слегка напугав обеих девочек – те были слишком заняты своими разговорами, так что ее приближения и бегущего прямо следом за ней Ника сначала не заметили.

Люси с Лили синхронно вздрогнули, замолчав и обернувшись, а Макс засмеялась:

– Простите, не хотела пугать. Привет.

– Привет, Макс, Ник! – первой отозвалась Люси, подскакивая со своего места и сразу обнимая обоих друзей. – Да, я скучала, очень!

– И мы по тебе! А еще… Это вам, кстати, – объявил Ник тем временем, протягивая Лили и Люси по рожку мороженого, которые держал в руках. И Люси только сейчас заметила, что и Макс сжимала пару рожков. – Только родителям не говорите. Они будут ругаться, что сейчас ещё слишком холодно для мороженого.

– Спасибо, Ник! – радостно воскликнули девочки одновременно, на остаток фразы лишь просто синхронно почти кивнув, и вновь обе уселись в траву.

Макс с Ником присоединились к ним, также устремляя взгляды на озеро. А когда мороженое было съедено, а сладость запита водой, о которой также позаботились Макс с Ником, Люси была отправлена на важную миссию – купить корм для птиц в озере.

Так что да, их следующий задачей было порадовать уток, лебедей и остальных пернатых представителей, чем они и занялись, иногда испуганно отшатываясь от слишком резко дёрнувшихся и раскрывших крылья птиц. Нет, ну а мало ли, что у этих созданий на уме, пусть они и выглядят мило. Лили вот до сих пор помнила, как однажды её ущипнул гусь, который внезапно решил, что напасть на неё – хорошая идея. Было больно, между прочим. И Люси этот момент тоже помнила, ведь именно она в ужасе звала родителей на помощь, чтобы те отогнали разозлённую птицу.

Когда закончился корм, и птицы были довольны, Макс, Ник, Лили и Люси вновь улеглись на траву, негромко переговариваясь и рассказывая о делах дома и в школе, делясь новостями и разными вещами, которые казались им интересными. Было приятно и тихо, вполне уютно. Люси нравилось.

Правда, потом Люси вновь, как это обычно у неё и бывает, отвлеклась на небо, полностью утонув в его разглядывании. Из ступора её вырвал заметивший это Ник, который предложил сыграть тогда в «На что похоже это облако?». Никто не возразил, так что этим и занялись, перебивая друг друга и шуточно споря, когда видели разные фигуры и формы в одном и том же облаке. Поэтому, кстати, в «Угадай, что за облако я вижу» они никогда и не играли – знали, что никогда не угадают ответы друг друга, ведь их представления практически никогда не совпадали. У каждого были слишком развитые воображение и фантазия, поэтому в облаках они видели совершенно разные вещи. Но зато так было веселее.

И вот здесь, на этом моменте, очередное воспоминание и заканчивалось. Но Люси не особо расстраивалась, ведь даже без точного знания о завершении этого дня была уверена, что время провела очень хорошо. В любом случае, день был приятный.

Дальше… Так, на этот раз Люси было все ещё двенадцать, что удивительно, но тем не менее приятно. И это даже была всё ещё весна, но на этот раз май, если судить по уже вовсю греющему солнцу и почти наступившему концу учебного года.

Класс Люси, естественно, вместе с ней самой, уже сдал все итоговые контрольные и тесты, так что у них остались лишь несколько совершенно свободных учебных дней, из-за чего их классная руководительница и предложила им отправиться в поход в лес.

Конечно, согласились не все. Из примерно 20 человек в поход пошла ровно половина. Кого-то не отпустили родители, а кто-то и сам не захотел. И, естественно, их сопровождала не только классная руководительница: вместе с ними были также родители двоих из детей и одна из школьных медсестер на случай непредвиденных ситуаций. Так что все было предусмотрено и соблюдено.

Люси и Лили были в восторге от идеи. Поэтому в нужный день они встретились там же, где обычно, – ровно на том месте, где их дороги от домов пересекались и превращались в одну. И обе, поправив непривычно тяжёлые, по сравнению с обычными учебными днями, рюкзаки на плечах, схватились за руки и дальше направились вместе, весело переговариваясь в предвкушении приключения.

Леса у них было два. Вернее, скорее, даже всего один, но об этом чуть позже.

Первый – рядом с полем, которое так любила Люси. И вот он на самом деле имел мало общего с настоящим лесом. Слишком маленький. Больше он походил на дикий парк. Но Люси, честно говоря, не волновало, как там правильно, и она считала его лесом. Конечно, если бы её спросил преподаватель, Люси ответила бы правильно, ведь чего не сделаешь ради хорошей оценки. Но преподаватели не спрашивали, поэтому леса было два. И точка.

Второй лес был лесом самым настоящим и находился не очень далеко, но все же уже за чертой города, примерно в получасе езды. Большой, смешанный и невероятно красивый, как и любой лес, в принципе. Потеряться и заблудиться в этом лесу было очень легко, поэтому с десятью детьми и шли шестеро взрослых, каждый из которых знал этот лес даже лучше, чем хорошо.

Добралась до него группа на автобусе. Водитель высадил их у самой кромки, а после уехал, пообещав вернуться вечером. Ну и попросил позвонить или ещё как-то связаться в случае каких-либо изменений, обменявшись контактами с классной руководительницей – миссис Финни.

Целью похода, кстати, было добраться до водопада, провести немного времени там, а потом вернуться назад. Звучало довольно просто и интересно. Поэтому Люси и пошла.

Весь путь состоял из подъёма вверх по холму, и почти ничего интересного за это время не произошло. С каждой минутой дети и взрослые всё больше уставали, так что разговоры постепенно утихали, и в конце концов утонули в звуках тяжелого дыхания. Но Люси, несмотря на усталость, пока ещё находила в себе силы и энтузиазм разглядывать ближайшие деревья и кустарники, реагируя на щебет каждой птички и любое движение поблизости. Иногда она дергала за рукав Лили, чтобы показать ей прыгающую мимо лягушку или проворно взбирающуюся по стволу испуганную ими белочку. И Лили делала то же самое, полностью разделяя восторг своей подруги.

А вот когда они наконец оказались близки к цели, у всех будто открылось второе дыхание. Шум водопада, слышимый издалека, словно прибавил энергии. И за много метров до него дети оживились, вновь начали радостно и громко обмениваться комментариями.

Ну а уж едва открылся вид на падающую с высоты воду, их стало просто не удержать. Слова тонули в грохоте воды, поэтому дети кричали, обмениваясь восхищениями, и прыгали под отлетающими брызгами, разбегались в разные стороны, несмотря на просьбы взрослых замедлиться и вести себя хоть немного спокойнее и осторожнее. Лили до сих пор, стоило ей прикрыть веки, ощущала тот восторг, который почувствовала тогда, во все глаза глядя на мощные струи, бежавшие сверху, и обрушивающиеся пенным потоком вниз, к их ногам. Она подобралась как можно ближе к водопаду, встав на камень, устойчивой громадой высившийся в потоке. Холодные, почти ледяные даже, капли летели в лицо, и она смеялась без остановки, абсолютно счастливая в радужной водной взвеси, окружившей её, и ловила их губами.

А после… Вот тут Люси уже сомневалась, что же происходило дальше. Потому что воспоминание на этом моменте не то чтобы прямо обрывалось, но было гораздо более туманным и расплывчатым. Так что она просто не была уверена, помнила ли она всё правильно или же это были лишь игры её воображения.

Но вроде, когда все набегались и налюбовались, взрослые развели в стороне костер, и они устроили небольшой перекус, жаря над огнём зефир, хлеб и подобную еду. Заодно просушились и согрелись все промокшие, гудя радостно и возбуждённо.

Ещё у кого-то из родителей была камера, так что не обошлось и без фотосессий для всех желающих на фоне водопада и деревьев, а также среди цветов, которых вокруг была довольно много, выделяющихся в траве яркими вспышками. Затем, конечно же, затушили костёр и убрали за собой мусор. И, кажется, дальше было что-то ещё, но тут Люси точно уже ничего не помнила, – этот отрезок из памяти пропал полностью и бесследно.

Так что переносилась она сразу лишь в момент, когда они уже возвращались к дороге, спускаясь аккуратно друг за другом, а потом вновь в автобусе ехали обратно, уставшие после такого насыщенного дня. Причём в этот раз всех и каждого из них довезли не до школы, а почти до дверей домов, чтобы миссис Финни была точно уверена: каждый из них добрался в целости и сохранности, как она сама им сказала.

Следующее воспоминание было уже не таким хорошим и радостным, как все предыдущие. Это было первое, но явно не последнее прощание из всех, что ей пришлос

Подписывайтесь на нас в соцсетях:
  • 1
    1
    166

Комментарии

Для того, чтобы оставлять комментарии, необходимо авторизоваться или зарегистрироваться в системе.
  • USHELY
    Ушеля 15.01.2023 в 19:27

    У меня таких больших диагоналей нет